Ругаться можно будет только дома

1 июня президент Путин подписал федеральный закон о государственном языке Российской Федерации. В законе четко и ясно расписано, где и при каких условиях мы имеем право употреблять обычные разговорные слова и когда это делать ни в коем случае нельзя. Борцы за чистоту русской речи ликуют, но есть и другое мнение. Некоторые считают, что нас хотят загнать в жесткие рамки.

Все лишнее из русского языка уйдет

За разъяснениями мы обратились к кандидату филологических наук, доценту кафедры русского языка, методики и общего языкознания ИГПУ Римме Селиной.

— Зачем понадобилось утверждать русский язык в качестве государственного, вроде бы никто в этом не сомневался?

— В Конституции РФ есть пункт, касающийся русского языка как общегосударственного. Там указано, что он является объединяющим для государства. Такой пример. Если человек едет на поезде по стране из конца в конец, он неминуемо будет пересекать границы республик, где многие говорят на национальных языках. Представляете, какая неразбериха возникла бы, если в каждом из таких субъектов были бы билеты на разных языках, или проводнице пришлось бы говорить на местных языках.

— В законе сказано, что в некоторых случаях нельзя будет употреблять иностранные слова, за исключением тех, которым нет аналога в русской речи. Получается, что, например, PR-менеджеры будут называться не иначе как специалисты по связям с общественностью. Не будет ли это нагромождением ненужных слов?

— Есть слова, которые на русский просто не переводятся. К примеру, бейджик. Их употребление все равно будет теперь считаться нормой. А вот слово спикер уже является неофициальным. Во всех документах эта должность именуется как председатель собрания.

— Понятно, что публично ругаться теперь будет нельзя. Но ведь есть слова вроде бы и не ругательные — козел например. Их что, тоже теперь запретят произносить в официальной обстановке? Есть ли список таких слов?

— Посмотрите толковый словарь Ожегова. Там дается толкование практически каждого слова русской речи. Напротив некоторых вы увидите пометы, например "прост.". Они означают, что эти слова просторечные. Вот их-то и нельзя употреблять в официальных документах и мероприятиях.

— То же самое, видимо, касается и молодежного сленга, ведь в нем есть множество иностранных слов?

— Разумеется. Но это не значит, что молодежь откажется от них. Да и вообще, язык наш за последние пятнадцать лет претерпел колоссальные изменения. Этот процесс можно сравнить с родником, со дна которого подняли ил. Родник постепенно все равно станет нормальным. Ил осядет. Так и с русским языком. Лишнее из него рано или поздно уйдет.

— То есть вы считаете, что закон был действительно необходим?

— Да. Конечно же, использовать ненормативную лексику наши люди меньше не станут, но будут это делать не на официальном уровне. Вообще, я считаю, что ненормативная лексика — личное дело каждого. Ограничителем ее использования является лишь уровень собственной внутренней культуры.

К отборным матам нас приучала жизнь

Корреспондент "Пятницы" поинтересовался у иркутян: "Когда и где вы впервые услышали ругательные слова?"

Надежда:

— Я не ругаюсь. Но слышать, конечно, слышала. Как без этого. Сейчас ругаются сплошь и рядом. С внуками беседовать начнешь, они говорят, что такие слова услышали на улице и от папы. Да, мамы реже ругаются. А в школе что творится?! Между прочим, я заметила, что девочки ругаются матом даже больше, чем мальчики. Стоят прямо на улице, курят и ругаются.

Сталина:

— Впервые я услышала ругательные слова, и не просто слова, а такие отборные маты, в 1957 году. Тогда после окончания школы я пришла работать на завод тяжелого машиностроения имени Куйбышева. Вот там мужики-станочники разговаривали! Правда, мне повезло, недолго это все слышала. Через два года я поступила в институт. А в школе, когда раньше учились раздельно мальчики и девочки, услышать ругательное слово было невозможно. Как только сделали смешанные классы, так и началось... На мой взгляд, нужно в обязательную программу вводить культуру речи.

Галина:

— Все кругом ругаются, как не услышать. И я с детства слышала, конечно. Мне, наверное, лет пять-шесть было. Конечно, это были прохожие. Что-то не так произошло — и трехэтажный мат, и ругань. Да сейчас, как, впрочем, и в старых фильмах ругань была. Не маты, конечно. У меня внучка, когда ей было года 3—4, материлась. Нахваталась в садике. Мы посмеялись и сделали вид, что ничего не поняли. Она быстро отвыкла от таких слов.

Сергей:

— Слова ругательные я, конечно, знаю. А вот вспомнить, когда и от кого услышал впервые, не могу. Наверное, в слишком глубоком детстве это было. Скорее всего, я поймал эти словечки на улице от старших товарищей.

Николай Николаевич:

— Не помню, где услышал. Обычно дети во дворах друг друга таким словам учат. В моем детстве с экрана телевизора ругани не было, как сейчас. Хочу заметить, что раньше ругались меньше. Сейчас в транспорте часто делают замечания ругающимся. Правда, делают только люди почтенного возраста. А молодежь, как правило, матерится вовсю.

Андрей:

— Все ругательные слова впервые люди слышат на улице. Если родители у ребенка любящие и порядочные, то таких слов при ребенке, они, как правило, не употребляют. Вот и я впервые познакомился не только с ругательными словами, но и с откровенными матами во дворе. Правда, с возрастом понимаешь, что к чему, и, естественно, из своего лексикона такие слова стараешься исключить. Надо ведь подавать пример подрастающему поколению.

Метки:
baikalpress_id:  27 698