Час суда

Это, знаете, есть такая программа на REN TV. Так и называется "Час суда", там еще приглашенные посудиться люди выступают в качестве истцов и ответчиков. Несмотря на мое твердое убеждение в том, что все сюжеты передачи являются постановочными, то есть срежиссированными, возможно, она действительно нужна для развития гражданской культуры темного российского населения. Этот телесериал с Павлом Астаховым как бы объясняет нашим людям: "Если бывший муж спер у вас по недоразумению норковую шубу, то это не означает, что следует хвататься за топор или нанимать киллеров. Надо идти в суд, платить нехилые деньги адвокату. После чего будет вынесено справедливое решение. Аллилуйя!" Наверное, так оно и надо. Но еще вернее то, что надо быть последовательными. В том смысле, что у каждого действа имеется своя законная аудитория: кто-то млеет от "Дома-2", кто-то жить не может без "Няни", а кто-то вовсе подсел на этот самый "Час". У постановочного спектакля под названием "Суд над Михаилом Ходорковским" тоже могла бы быть собственная и весьма обширная аудитория. В самом деле, почему вещать на всю страну про "дело о соседской собачке" считается полезным и важным, а освещать "процесс века" возможным не представляется?

За что сели

Михаил Ходорковский и Платон Лебедев получили от Мещанского суда по девять годов отсидки. Как с куста. По результатам социологических исследований, треть россиян этим приговором "глубоко удовлетворена". Другая треть — столь же глубоко, но возмущена, а третья, с позволения сказать, треть плевать хотела на судьбы осужденных, Мещанский суд, Генеральную прокуратуру и все, что с ними связано. Это ладно, в нашем современном раздрае полярность мнений хотя и не приветствуется, однако вполне объяснима — это, говорят нам, необходимая принадлежность развивающейся стремительными темпами демократии.

И все же, при всей прелестности вынесенного приговора, остался открытым один малозначительный вопрос — за что же все-таки посадили бывшего подследственного, а ныне заключенного Ходорковского М.Б.? Двенадцать дней судья Колесникова читала приговор. Думаю, день этак на пятый уснули прокурорские, к дню десятому сломались адвокаты, а к финалу этого занимательного чтения уже все присутствующие в зале суда молили лишь об одном: посадите их уже поскорее, спасу же нет весь этот бред слушать!

И все-таки за дюжину чудесных майских дней 2005 года вопрос о причине жесткой посадки лидеров компании ЮКОС прояснения не получил. Известно одно: еще пару месяцев назад кто-то из прокуроров сетовал, что Ходорковскому нельзя дать больше десяти лет. Исходя из этого, можно считать, что наш суд по-прежнему "самый гуманный суд в мире". 9 лет — это не 10, да еще и "с правом переписки". Конечно, по большому счету, все понятно: "вор должен сидеть в тюрьме", соответственно, должен там сидеть и взяткодатель. В том, что ЮКОС мазал многочисленные лапы государственных чиновников крупного калибра, сомнений не возникает. Сомнения возникают в двух других местах, а именно: поскольку осужден тот, кто взятки давал, то по какой такой причине остались на свободе те, кто их, собственно говоря, получал, и это первое. Второе сомнение связано с тем фактом, который свидетельствует: давали взятки и по мере сил уходили от налогов практически все крупные компании и предприниматели. Отчего же за них за всех сидеть должны эти двое?

Если пытаться мыслить логически, хотя в данной ситуации это не представляется возможным, то следовало бы признать, что существовало опять же два достойных выхода из этого щекотливого положения. Первым выходом было бы устроить всех современных олигархов на нары на срок, соответствующий сроку Ходорковского. Правда, для осуществления этого плана пришлось бы как минимум изловить и привезти в мешке из-за границы некоего Березовского Б.А., известного в последние времена под погонялом Платон Еленин. Другим (и тоже идиотским) способом решения вопроса можно считать такое мероприятие: срок, полученный Ходорковским, следует поделить на количество участников "процесса приватизации 90-х".

Я думаю, все основные представители славного племени приватизаторов отхватили бы суток по пятнадцать. И вот на эти пятнадцать суток их нужно было бы обеспечить инструментами для ассенизации дворовых сортиров и направить с этими инструментами по городам российской глубинки. Между прочим, в ходе реализации этого плана государство могло бы существенно поправить дела в смысле своего бюджета — можно ведь было бы билеты продавать на "Абрамовича с ведром дерьма в Урюпинске", например. В общем, я предупреждал — план идиотский.

Провидцы

В свете оглашенного приговора особо очаровательными выглядят многочисленные высказывания отечественных деятелей политики и околополитических тусовщиков: "Я ожидал семи лет, а не девяти, поэтому приговор мне кажется достаточно жестким" — так сказал внук Вячеслава Молотова, Вячеслав Никонов, президент фонда "Политика".

Вот интересно, чего ожидал для своей жены дедушка господина Никонова, которую товарищ Сталин устряпал, если не ошибаюсь, на полную десятку? И еще, интересно, имеет ли представление президент фонда о том, что такое хотя бы один день в условиях современной российской зоны? Сильно сомневаюсь. Если бы имел, то, вероятно, не рассуждал бы с таким олимпийским спокойствием категориями семи-девяти лет.

"Я надеялся, что дадут меньший срок или условный, то есть будет скорее "показательная порка". Я думал, что власть будет более гибкой" — это умозаключение политолога Дениса Драгунского. Гибкими, товарищ политолог, бывают резиновые шланги, а вертикаль власти по определению должна иметь жесткую конструкцию, можно сказать, стальную, из того же материала, что нервы чекистов, эту вертикаль сотворивших.

"Я вместе со всем народом радуюсь справедливому приговору, который получили руководители ЮКОСа" — так просто, по-военному, в полном соответствии со своей фамилией, выразился Виктор Милитарев, вице-президент Института национальной стратегии. Это какого же качества у нас должна быть национальная стратегия, ежели во главе ее института находятся подобные дуболомы?

"Я ожидала, что срок будет меньший — лет пять, а с учетом предварительной отсидки — года три. Но не ожидала, что будет проведена такая устрашающая операция. Все очень агрессивно" — это слова Ирины Хакамады. Просто поражает осведомленность наших политиков в реализации судебных решений, вероятно, тема все-таки животрепещущая. Об этом же свидетельствует и ремарка Геннадия Гудкова, лидера Народной партии: "Я ожидал более мягкого приговора — до пяти лет".

Людмила Алексеева, правозащитник и председатель Московской Хельсинской группы, считает, что ее прогнозы полностью оправдались: "Я ожидала, что приговор будет именно такой — 8—9 лет. Я не думаю, что его смягчат в каких-то инстанциях, поскольку мы знаем, что выносился он не в суде. Поэтому суд его и не может смягчить". Логика железобетонная, прочная и крепкая, почти как нервы вышеупомянутых чекистов.

Интересные иностранцы

Иностранцев в нашем случае следует поделить по видовой принадлежности. Видов, по большому счету, окажется два: к первому относится свободная пресса, которая практически уже задохнулась и захлебнулась от возмущения произволом авторитарного стиля российского правления и вполне готова признать В.Путина современным Пиночетом. СМИ, они и есть СМИ. Им, как вы понимаете, надо, чтобы "было сенсационно", иначе в них рекламу никто размещать не станет. Второй вид иностранцев — это, собственно, те, кто делает политику. Официальную точку зрения по приговору Ходорковского — Лебедева озвучил Ричард Баучер, представитель Госдепа Соединенных Штатов: "Данное дело поднимает ряд очень серьезных вопросов о главенстве закона в России, и мы уже выражали свою обеспокоенность в отношении независимости судов, права на должный процесс, прочности контрактов и прав собственности, а также отсутствия предсказуемого налогового режима". Пожурили, так сказать, но тут же и обнадежили: "Мы ясно заявляем, что участие России в международных институтах является позитивным" — это к вопросу о том, что по результатам приговора суда нашу страну хотели было выкинуть из G8 — "большой восьмерки". Администрация Джорджа Буша, очевидно, велела свободолюбивым европейцам на сей счет успокоиться и не делать резких движений.

При нынешнем положении вещей Америке гораздо более важно, чтобы в России было "все спокойно", то есть
по-настоящему, а не так, как в Багдаде. Ядерный чемодан и сырьевые возможности перевешивают глупые амбиции в поисках судебной справедливости. Ну, посадили, ну, посидит, ни черта с ним не сделается...

Резюме

То есть никакое это не резюме, потому что резюмировать, собственно говоря, нечего. Слишком мало исходных данных. За что все-таки посадили? Непонятно. Почему остальных не посадили? Тоже неясно. Отчего 9 лет, а не 7 или не 25? Хрен его знает. Сколько сидеть будет — до 2008-го или до звонка? Может, кому-то и известно...

Совершенно определенно можно сказать только одно: абсолютно всем, кто подобными вещами интересуется, очевидно, что Ходорковского устроили на казенный харч в связи с волеизъявлением сверху. Как кто к этому относится — вопрос абсолютно вторичный. Важно, что об этом знают все. И вот эти "все" как бы признают необратимость и правильность ситуации, а она, по существу, означает только одно — посадить у нас могут кого угодно и за что угодно. Или ни за что угодно. Какая разница?

Метки:
baikalpress_id:  3 157