Кавказское нашествие в Сибири

Cибиряки боятся, что их вытеснят мигранты с юга

С недавнего времени в иркутских школах, детских садах, на приеме у терапевтов в поликлиниках появились дети явно не местного происхождения. Это дети из семей мигрантов. Так мы называем приезжих из Азербайджана, Киргизии, Казахстана и других государств Кавказа и Средней Азии. Причем есть все основания предполагать, что с каждым годом число таких детей будет увеличиваться. О плюсах и минусах этого процесса рассуждает корреспондент "Пятницы".

Шаген будет моряком

Шагену 11 лет. Шесть из них он живет в Иркутске. Родители переехали сюда из небольшого города Сальяны в Азербайджане. Шаген еще помнит, правда очень смутно, свою родину, чего не скажешь о его сестре Надиче. Ей во время переезда был всего лишь год с небольшим. Возвращаться на родину родители не собираются. В Иркутске у отца бизнес — три овощных киоска. Мама не работает. Недавно она родила еще одну сестричку Хадичу.

Дома все говорят только по-азербайджански. В выходные они всей семьей едут в Ново-Ленино в гости к папиному родственнику дяде Али. Там собираются друзья отца. Взрослые постоянно обращают внимание мальчика на Гюлюм и Джейран, дочерей дяди Нураддина. Мол, когда Шаген вырастет, он женится на одной из них. Шагену эти разговоры не очень нравятся, и вообще с друзьями отца ему скучновато. Шаген говорит, а иногда и думает по-русски, и, честно говоря, ему гораздо интереснее общаться с русскими ребятами, хотя они иногда дразнят его чуркой.

Шаген ходит в школу. Недавно ему задали сочинение "Кем я буду, когда вырасту". Шаген задумался. Неужели он, как и отец, будет держать ларек, торговать овощами? Потом женится на Джейран и по выходным будет ездить в Ново-Ленино? Мальчик вздохнул и написал: "Когда я вырасту, я буду моряком".

Мигранты нам помогут?

Некоторые руководители страны, например министр здравоохранения Михаил Зурабов, считают, что именно мигранты помогут нам улучшить демографическую ситуацию, поскольку темпы убыли населения в России одни из самых высоких в мире.

Да, у мигрантов действительно рождаются дети, но помогут ли они нам — вот в чем вопрос.

Для начала мы попытались поговорить на эту деликатную тему с преподавателями нескольких школ. Сразу скажу, что учителя шли на разговор с большим трудом и на условиях строжайшей анонимности.

— У нас такие ученики есть, — рассказала Вера П., учительница одной из школ, — особенно их много в младших классах. Это дети азербайджанцев, таджиков, киргизов. Некоторые совсем не знают русского языка, дома они на нем не говорят. Поэтому их определили в класс выравнивания. Родители — это особый вопрос. Их самих по-хорошему нужно учить русскому. Такое впечатление, что они отдают своих детей в школу, чтобы те не болтались на улице. Бывает и так, что придет папаша и забирает ребенка прямо с урока. Говорит, мол, надо помочь на рынке. Эти дети очень сильно зависят от родителей, от религиозных и национальных устоев. В общем, думаю, у нас с ними и у них с нами будет много проблем.

Учителя считают, что детей мигрантов нужно учить по особым программам в специальных классах. Точно так же, как учат иностранных студентов в вузах. Сначала русскому языку, а потом уже всему остальному. Но таких программ и классов в наших школах нет. Поэтому на учителей падают дополнительная нагрузка и ответственность.

Сколько у нас детей мигрантов?

Эта проблема не ускользнула от внимания чиновников из Департамента образования Иркутска. Во всяком случае, когда я обратилась туда с вопросом: сколько таких детей обучается в иркутских школах, выяснилось, что в департаменте имеются даже пофамильные списки детей мигрантов.

В школах Ленинского района таковых обучается 160 человек, в Октябрьском — 192, в Правобережном округе — 197, в Свердловском — 72. Таким образом, 549 человек от 66 101 ученика. Получается совсем немного, менее одного процента. Однако учителя, с которыми мы общались, называли совсем другие цифры. По их словам, дети мигрантов составляют сегодня 3—5 человек на один класс количеством 25—27 человек. Это примерно 20% от общего количества младших школьников.

Возможно, разночтения в цифрах объясняются тем, что наибольший наплыв таких детей был именно в последний год и именно в первые классы, и их просто не успели включить в списки. Возможно, есть и другие причины. Например, по данным независимого исследования, проведенного учеными исследовательского центра "Внутренняя Азия", многие руководители школ просто отписывались, что детей иностранцев в их школах не существует, а в кулуарах некоторые комментировали, что действия по пересчету школьников вообще противозаконны.

— Такие списки я пыталась составлять еще в конце 90-х, — рассказывает одна из опрошенных, — причиной тому был чисто практический интерес, я думала, что родители таких детей, в основной своей массе из числа предпринимателей, помогут школе. Один родитель-азербайджанец взял на себя инициативу, решив организовать земляков. Нам удалось провести собрание, на котором присутствовало человек 20 родителей. Правда, многие из них сказали, что сами нуждаются в помощи. Они вообще часто требуют. Говорят, что мы им что-то должны. Тем не менее результат все-таки был — мы оборудовали учительскую. Мебель для нее изготовил тот самый родитель в своем цехе.

У них своя жизнь, свои обычаи

Поскольку в Сибирь мигрируют в основном люди молодые, находящиеся в детородном возрасте, нетрудно предположить, что с каждым годом количество детей у них будет увеличиваться. Мигранты в большинстве своем едут всерьез и надолго. Традиционно женщины не работают, занимаются домом, хозяйством, детьми. А детей в семьях полагается иметь много. Большинство иммигрантских семей в Иркутске живут замкнуто, общаясь внутри своей диаспоры. То же самое и в бизнесе. Бизнес у мигрантов очень своеобразный, этнически окрашенный. Зачастую темный, с отсутствием разрешений, с уходом от налогов. Свидетельство тому — многочисленные сообщения в СМИ на тему "обнаружен еще один подпольный цех" по производству фальсифицированной водки (копченых кур, печенья, мясных полуфабрикатов).

Приезжие не стремятся стать сибиряками. Да и мы, честно говоря, не стремимся помочь им в этом. Они и здесь продолжают жить по своим законам, обычаям, говорят на родном языке, слушают и поют свои песни. Это естественно. Они чувствуют себя во враждебной среде и настроены на оборону.

"Они слишком быстро размножаются"

Они боятся нас, а мы боимся их. Кстати, проблема инородцев при почти полном игнорировании ее со стороны официальных структур и СМИ является одной из самых эмоционально окрашенных. Из высказываний простых иркутян на эту тему приведу самые политкорректные.

"Я ничего против них не имею, но уж больно быстро они размножаются. Лет пять как я стала замечать, что русских детей совсем мало во дворе. В армянской семье — трое, в киргизской — тоже трое, в азербайджанской — четыре ребенка. Двое родились уже здесь. И Садеф снова ходит беременная. Живут они очень обособленно. Когда мы собираемся обсудить с соседями общие проблемы: ремонт подъезда, вывоз мусора, замок поменять на подъездной двери, они собрания игнорируют. Я как-то сама попыталась поговорить с отцом семейства насчет порядка в подъезде, так он со мной перестал здороваться. Я вам честно скажу, какую я смогу испытывать к ним симпатию? Никакую".

"В соседнем подъезде живет армянская семья. У них трое детей. Младшему сыну лет 12. Однажды я видела, как он чуть не растерзал девушку, которая, выходя из маршрутки, нечаянно задела дверью машину его отца. Самое неприятное, мне кажется, что отец поощряет его агрессивное поведение".

"Мне неприятно, что в детском саду, куда ходят мои дети, коренных жителей меньшинство. А дети из семей приезжих ведут себя агрессивно, плохо говорят по-русски. У них совершенно другие привычки и обычаи".

"Весь дом оказался заселен то ли узбеками, то ли таджиками, выживают нас: выселяйтесь отсюда, и все".

"Их надо выгнать просто всех, как вот при Сталине, а то хозяевами себя чувствовать стали".

"Всем приезжим необходимо выдавать правила поведения, чтобы они соблюдали тишину, не мусорили, не реагировали агрессивно на замечания, уважали наши обычаи".

"Вытеснение идет коренных жителей, как в Косово албанцы вытесняли сербов".

Так или примерно так думают не только обыватели, но даже облеченные властью лица, которых трудно заподозрить в дремучести и ксенофобстве. Например, один чиновник из администрации города, просивший не называть его имени, воскликнул: "Вы посмотрите, кто к нам едет. Это же люди с кишлачно-аульным менталитетом! Им бы здесь только наших девчонок пощупать да денег урвать. Что они нам могут дать? Да ничего!"

Нам кажется, что их слишком много

Настроения иркутян вполне согласуются с результатами последних общероссийских социологических опросов на тему межнациональных отношений.

Откуда возникает эта неприязнь, понять нетрудно. Если раньше, в советскую эпоху, было учение о дружбе народов (насколько оно соответствовало действительности, это уже второй вопрос), то сейчас мы не видим какой-то осмысленной национальной политики, не знаем, как относиться к другим национальностям. Раньше мы азиатов в Иркутске только и видели на рынке за цветочными прилавками. Приехали, продали, уехали — вот и все дела. Потом в Сибирь потянулись большие группы людей из Средней Азии, Кавказа, и мы вдруг поняли, что они более сплоченные, более дружные. И мы, коренные сибиряки, начинаем чувствовать себя в опасности. Нам кажется, что их слишком много, и наступит момент, когда их станет больше, чем нас.

Молчание порождает ксенофобию

Дети мигрантов скоро вырастут, и это будет уже целый слой иммигрантской молодежи, выросшей в чуждом окружении. Смогут ли они адаптироваться и ассимилироваться или так и останутся иноплеменными соплеменниками? Для них и для нас лучше, чтобы они адаптировались, но для этого нужны условия, чтобы у мигрантов было больше точек соприкосновения с нами, чтобы они не чувствовали себя изгоями и в результате не пополнили ряды этнических преступных группировок.

В цивилизованных странах это уже поняли. Например, в Швеции, стране с населением 9 миллионов, из которых примерно 1 миллион приезжие, принято специальное антидискриминационное законодательство. Можно также вспомнить опыт Германии. Хотя там тоже есть значительная часть населения, которая боится иностранцев и агрессивно настроена против них.

Но основная разница в том, что у них обсуждают эти проблемы открыто. В результате иностранцы, которые приезжают в Берлин, попадают в немецкий порядок, они постепенно цивилизуются. Но есть и печальный опыт Франции, где проблема взаимоотношений между французскими гражданами арабского происхождения и коренными французами стоит очень остро. Настолько остро, что на последних президентских выборах лидер Национального фронта Ле Пен, выступающий с откровенно антиарабскими лозунгами, занял второе место.

А наше государство по-прежнему пытается делать вид, что никаких проблем нет. Именно это замалчивание и порождает волну ксенофобии.

К чему это может привести на практике, уже известно. Всех потрясли факты гибели в Санкт-Петербурге девятилетней таджикской девочки, убийства чернокожего студента в Воронеже. В Москве, кажется, уже и дня не проходит без случая очередной вспышки межнациональной розни.

Иркутск, конечно, не Москва, но при таких темпах миграции нет никакой гарантии, что когда-нибудь очаг конфликта не вспыхнет и у нас. Самое ужасное, что жертвами взаимной вражды и ненависти становятся дети.

Из результатов опроса ВЦИОМ от 24 апреля 2005 года


Здесь представлены различные мнения об иммигрантах из других стран, живущих в России (под иммигрантами мы имеем в виду людей, которые приехали жить в России). Насколько Вы согласны или не согласны с этими суждениями?

Скорее согласен

Отчасти согласен, отчасти не согласен

Скорее не согласен

Затрудняюсь ответить

С помощью иммиграции можно решить демографическую ситуацию в России

19

27

46

8

Иммигранты создают конкуренцию на рынке труда и «отнимают» работу у местных жителей

60

25

12

3

Иммигранты восполняют нехватку рабочих рук на малоквалифицированной и низкооплачиваемой работе

50

29

17

4

Надо поддерживать въезд в страну русского и русскоязычного населения, ограничивая въезд представителей иных национальностей

69

20

7

4

Надо поддерживать въезд молодых и образованных граждан, ограничивая въезд нетрудоспособных и малоообразованных граждан из других стран

57

25

12

6

Метки:
baikalpress_id:  3 166
Загрузка...