В Иркутске забыли солдата и маршала

Ветерану войны не вручили юбилейную медаль, а с казармы, где служил маршал, сорвали памятную доску

Отшумел День Победы. И все бы хорошо, но не обошлось и на этот раз без промахов. На днях в редакции "Пятницы" раздался телефонный звонок. Звонившая женщина, представившаяся соседкой ветерана войны, сообщила, что ее 87-летнему соседу, Ивану Бережных, прикованному в последние годы болезнью к кровати, до сих пор не вручили юбилейную медаль.

65 лет вместе

Дверь нам открыла жена ветерана, Василиса Аркадьевна. Несмотря на преклонные годы, она еще сама управляется по дому и ухаживает за больным мужем. На наш вопрос о награде женщина ответила:

— Забыли его в этот раз, забыли... Мне, как труженице тыла, принесли медальку, а моему Ивану Иннокентьевичу нет. Он сильно переживает по этому поводу. Сперва спрашивал, спрашивал, а после 9 Мая замкнулся и не разговаривает ни с кем.

Узнав, что к нему пришел корреспондент, Иван Иннокентьевич хоть и с трудом, но все же встал с постели. С помощью жены он рассказал о своей жизни и боевом пути.

Первый раз Ивана Иннокентьевича призвали на срочную службу в 1938 году, и два года он служил на Дальнем Востоке в береговой артиллерии. В 40-м вернулся домой и в том же году женился на своей односельчанке Василисе, которая была младше его на два года.

— Он был рубаха-парень. Девки наши за ним косяком ходили. А я только так, посмотрела на него несколько раз, он и прилип ко мне. И вот уже, считай, 65 лет вместе, — говорит Василиса Аркадьевна.

"Расстрелять, стерву!"

В августе 1941 года Ивана Иннокентьевича первым из деревни снова призвали в армию.

— Вообще-то нас семерых вызвали на комиссию. Еще пока смотрели на состояние здоровья. А потом всех подобрали. Как говорят, "и слепых, и хромых". Сперва меня отправили в Мальту. Там артполк стоял. Недельки через две вызвали в Особый отдел. После долгой и обстоятельной беседы направили служить во вновь создаваемые подразделения СМЕРШа (смерть шпионам).

Месяцами смершевцы не вылезали из тайги. По словам ветерана, это был какой-то кошмар, а не служба. Многие бойцы СМЕРШа на фронт просились, но их не отпускали. Они говорили, что там все-таки "война войной, а обед по расписанию"! А тут загонят к черту на кулички и забудут, что нужно продовольствием снабжать. Жили дичью да тем, что выделяли местные власти. Командиры получали наводку на дезертиров от властей или местного населения о беглецах и — "вперед, Ваня, шагом марш".

Из деревни Холзуново сбежали от призыва три брата: Иван, Василий, Андрей. Долго их не могли взять. Однажды повезло: выследили и взяли жену одного из братьев. Привезли ее в Балаганск. Там ее долго допрашивали. Она ни в какую. "Не знаю, где они", — и все тут. Тогда начальник районного отдела НКВД по столу как стукнет, что даже графин слетел и разбился, и говорит:

— Расстрелять ее, стерву, как изменщицу трудового народа!

Когда женщину повели как бы исполнять приговор, то она не выдержала такой психологической пытки и указала место, где прячется ее муж. Через некоторое время и двух других братьев задержали.

— В Иркутске с такими разговор был короткий. Быстро распределяли: кого в расход, кого золото мыть, а кого — в штрафные батальоны позор смывать кровью. Иначе было нельзя. Распусти народ, то так и войну можно было проиграть. На смерть мало кто хотел идти добровольно, особенно деревенские.

— Кроме нас, особистов, были еще охотники за дезертирами из гражданского населения. Им выдавали специальные удостоверения, и они имели право задержать любого подозрительного человека и доставить его в райцентр для выяснения личности. За каждого пойманного беглеца им была установлена определенная плата. Помню, один из них доставил к нам дезертира по фамилии Зайцев. Так он попросился по нужде. Туалет был расположен в конце двора у деревянного забора. Несмотря на охрану, он умудрился через очко спуститься в выгребную яму, а оттуда, приподняв доску, выбрался и сиганул в лес. Так его потом больше и не поймали.

Почему маршала обидели?

Иван Бережных принимал участие и в поимке шпионов. На японскую разведку работал один бурят. Он прикидывался слепым, кочевал по железной дороге и собирал сведения о дислокации и перемещении наших войск. При обыске у него изъяли подробнейшую схему железной дороги.

Долго СМЕРШ охотился за одним немецким шпионом. Он регулярно выходил на связь, и все в разных местах. Вышли на него с помощью женщины, с которой он познакомился и жил. Она обратила внимание, что он во сне говорил по-немецки. Этот диверсант носил форму советского капитана и прикидывался выздоравливающим после ранения фронтовиком.

— Ходил он все время с тростью. Вот в эту трость и была вмонтирована рация, которая позволяла ему выходить на связь практически в любом месте.

Закончил солдат Иван Бережных войну в Маньчжурии и вернулся в родную деревню только в 1946 году, целым и невредимым, а дома его встретили жена и сын... приемный.

— В 1942 году от болезней и голода умерла его старшая сестра, — рассказывает Василиса Аркадьевна, — а муж ее погиб на войне, и остались сиротами четверо ребятишек. Детей, как тогда говорили, на прокорм разобрали родственники. Я взяла самого маленького.

После войны супруги прижили еще троих детей — трех дочерей.

— Да что там говорить о моем муже, — говорит Василиса Аркадьевна, — когда о маршалах забывают.

Старушка рассказала нам о том, что в соседнем с их домом военном городке Красные Казармы на одной из казарм висела памятная доска в память о том, что в ней до войны служил будущий прославленный полководец и министр обороны СССР Родион Яковлевич Малиновский. Несколько лет назад памятную доску то ли специально, то ли по недомыслию сняли, а повесить на место, видимо, забыли.

— Георгию Жукову памятник у нас поставили, и это хорошо, — говорит старушка, — но забывать знаменитых людей, имеющих отношение к нашему городу, вдвойне нехорошо.

  • Малиновский Родион Яковлевич (1898—1967), маршал Советского Союза, дважды Герой СССР. В Великую Отечественную войну командовал войсками Южного, Юго-Западного, 2-го и 3-го Украинских фронтов, а
    также Забайкальским фронтом при разгроме Квантунской армии. С 1957 года министр обороны СССР.

Загрузка...