Укол в лицо

Инъекции красоты делают не только для себя, но и по требованию работодателя

Иркутянка Кристина подсела на иглу четыре года назад. Благодаря подруге. Обычно так и бывает — сначала девушка уколется сама, потом рассказывает об этом подруге, и та не может устоять, потому что видит результат не где-нибудь, а на лице. Теперь Кристина тратит на инъекции около 10—15 тысяч рублей в год и не собирается бросать. Еще у нее появилась привычка — она смотрит на лица женщин и отмечает про себя: нужно срочно колоть носогубку, а здесь у нас межбровная запущена, или: с такими глазами жить нельзя!

В 29 лет Кристина заметила, что с лицом начинают происходить перемены. "Дорогая, от нас уходит коллаген!" — заявила подруга в ответ на жалобы и добавила, что процесс необратим. Пока Кристина совершала планомерные шопинги косметологической направленности и раздумывала, во сколько ей обойдется покупка крема с эффектом лифтинга, подруга сходила и укололась. В ближайшие выходные Кристина оказалась на приеме у косметолога. Она попросила Кристину нахмуриться, зажала между средним и указательным пальцами образовавшуюся складочку, чтобы определить толщину мышцы, и приговорила Кристину к 10 единицам ботокса. А еще настоятельно порекомендовала мезотерапию.

Косметология с человеческим лицом

После советского периода, когда самым известным был крем фабрики "Свобода", а женщины делали маски из витаминов ревит, долго и монотонно разбалтывая их в бутылочке, к нам наконец-то пришла косметология с человеческим лицом. За последние семь лет отечественный рынок услуг в этой области достиг того же уровня, что и в Европе. В наших салонах используются те же препараты, те же методы, и цены соотносятся с нашим уровнем жизни примерно в той же пропорции. Поэтому в числе постоянных потребителей этих процедур нередко встречаются наши соотечественники, живущие за границей, — у нас им пока дешевле.

Инъекции красоты заняли прочную позицию между кремом, который увлажняет и питает кожу, и пластической хирургией, которая все-таки относится к радикальным средствам. Это именно то, что нужно женщинам после 30, когда кожа постепенно теряет эластичность и упругость. Это не требует много времени и больших затрат — никаких предоперационных подготовок, никаких счетов в швейцарских банках. Все просто, быстро и, главное, результативно. Эффект от процедур виден почти сразу, через два-три дня кожа приобретает утраченный тонус, и молодость остается с вами еще на полгода.

Доля жен новых русских, которых теперь называют по-простому домохозяйками, в среде увлекающихся инъекциями ничтожно мала. "К нам обращаются женщины, которые работают и хотят хорошо выглядеть, — говорит Елизавета Долина, врач дерматолог-косметолог одного из иркутских медицинских косметологических центров. — Часто это требование работодателя. И женщины, которые приходят на процедуры, тратят свои деньги".

Мужчины тоже посещают косметологов, но реже — их треть от числа клиентов. Правда, им приходится тратить больше денег, поскольку число процедур в курсе для мужчин на три-четыре больше, чем для женщин. Но только из-за грубой кожи. Первыми омолаживаться начали политики и олигархи. Например, Григорий Явлинский резко помолодел накануне последних думских выборов, в декабре 2003-го. А Михаил Ходорковский прошел первый курс мезотерапии в Швейцарии, задолго до ареста.

После тридцати наступает время мифов

Даша работает менеджером по работе с клиентами в крупной компании, о мезотерапии она узнала от своей начальницы. "От нее же я услышала выражение: "В нормальной женской биографии до 30 лет идет хронология, а после 30 — мифология", — говорит Даша. — Я решила, что мифы мне нужны разные, и чем больше их будет, тем лучше".

Внутрикожные микроинъекции биологически активных коктейлей в те области кожи, где нужна коррекция, в 1956 году придумали французы. До России мезотерапия добралась в 2000-м. Даша впервые пришла на процедуру в 2002 году. Теоретически она знала, что это коктейль, состоящий из витаминов, аминокислот, вытяжек из растений, гомеопатических препаратов, который питает клетки, заставляя их работать. Она не знала, как выглядит сама процедура — какой величины будет шприц, игла, больно это или нет. Ей было страшно и в то же время интересно, как будет смотреться ее лицо после уколов. Шприц оказался инсулиновым, такими же пользуется ее бабушка-диабетчица, игла тоненькая, кололи под самые глаза, поэтому веки пришлось опустить. "Больно было, но не смертельно, — говорит Даша. — Теперь я от этих уколов даже удовольствие получаю, когда думаю, что вот она, красота, возвращается!"

Помимо питательной функции уколы стимулируют кожу к регенерации. Результат проявляется быстро. Если обколоть витаминным коктейлем поверхность кожи лица (за одну процедуру делается до 60 уколов), то эффект от лифтинга будет заметен уже после 2—3 процедур. Помолодевшее лицо продержится около полугода. Потом прививки от старения придется регулярно повторять. Начав косметические процедуры, нельзя останавливаться — это правило известно и косметологам, и тем, кто регулярно пользуется их услугами.

Яд может быть лекарством

То, что ботокс — это яд, Ане рассказал косметолог. Ане 36 лет, и ее самая большая проблема на лице — глубокая межбровная морщина. Хмурилась она с того времени, как себя помнит. Но если в детстве и юности это было незаметно, то к тридцати годам вертикальная складка над переносицей резко обозначилась. Сейчас, когда на лбу Ани невозможно отыскать следы этой морщины, она не хуже косметолога рассказывает о принципе действия препарата — ботулического токсина. "Он парализует действие мышцы, и я не могу нахмуриться. Мне хватает на семь-восемь месяцев, — говорит Аня. — За это время появляется хорошая привычка контролировать выражение лица, можно совсем отучиться гримасничать".

Хмуриться и гримасничать перестаешь не сразу, эффект заметен на 6—7-й день после процедуры. Аналогично ботоксу действуют препараты рестилайн, диспорт, ювидерм.

Многие эксперты настороженно относятся к инъекциям ботокса, при которых в человеческий организм вводят молекулы ботулизма. Они считают, что красота, конечно, требует жертв, но не таких. Это мнение разделяют многие люди, которые никогда не делали себе подобных процедур. Главное, что их останавливает, это не боязнь умереть от ботулизма (что вообще-то невозможно в этом случае), а страх перед тем, что укол могут сделать не туда и лицо "уедет" куда-нибудь вбок. На те же полгода.

Я, например, слышала страшилку про директрису одного косметологического центра, которая испробовала много всяких препаратов, потому что была женщиной в возрасте, и однажды ее лицо перекосило от неправильно поставленного укола. Тетенька пришла в такую ярость, что уволила косметолога, которая вводила инъекцию, и сделала так, что беднягу потом не брали на работу ни в один салон. "Здесь может быть два объяснения, — говорит Елизавета Долина, врач дерматолог-косметолог. — Либо препарат был "нечистым", то есть подделкой, либо врач сделала инъекцию в точку, в которую до этого был введен другой препарат. Из-за того, что одно вещество вступило во взаимодействие с другим, лицо могло поехать".

В моде малые дозировки

Повышенный интерес к уколам красоты не мог не породить массу предложений — известное правило из учебника экономики претерпело некоторые изменения на российской почве. Предложений могло быть гораздо больше, но в таком случае никто бы не ручался за чистоту препаратов, вводимых под кожу, и, соответственно, за результат от уколов. Поэтому салонов, предлагающих подобные услуги, гораздо меньше, чем салонов красоты со стандартным набором услуг — чтобы заниматься инъекциями, нужно пройти несколько процедур лицензирования. Тенденция такова, что место, где можно уколоться, стремится подчеркнуть свою направленность. В их полных названиях теперь фигурируют слова "клиника", "медицинский", "косметологический".

Врачи, которые выполняют процедуры, следят за появлением новинок и не только информируют клиентов, но еще и сами испытывают на себе их действие. Поэтому их рекомендации вызывают больше доверия, чем рецепт, выписываемый терапевтом в районной поликлинике. Еще один важный момент — мода в косметологии. Следить за ней тоже дело врача. Например, последние два года принято вводить малые дозы, чтобы частично сохранять естественную мимику. Поэтому врачи, которые когда-то махали руками на клиентов, желающих ботокс под глаза, сегодня сами предлагают эту процедуру.

  • Первыми омолаживаться начали политики и олигархи. Григорий Явлинский резко помолодел накануне последних думских выборов, в декабре 2003-го. А Михаил Ходорковский прошел первый курс мезотерапии в Швейцарии, задолго до ареста.

Загрузка...