Газету делает читатель

Письма для этой полосы пришли в редакцию из разных уголков Иркутской области. В этих письмах различные истории незнакомых людей, объединяют их чувства, знакомые каждому, - радость и боль, обида и недоумение, желание быть услышанными и понятыми. Может быть, среди вас, уважаемые читатели, есть желающие высказаться, поделиться горечью или радостью - пишите! Мы ждем ваших писем.
Почтовый адрес: 664009 Иркутск, а/я 82, газета "Пятница". Электронный адрес: elenam@pressa.irk.ru.

Недолюбив, не докурив последней папиросы...

От редакции. Письмо из Саянска — это память о мальчишках и девчонках, которые ушли на войну и погибли, не дожив до Победы.

Саша Томшенков, окончив 9 классов черемховской школы, в июле 1941 года поступил в Ульяновское танковое училище. Тогда ему еще не было и 17 лет. В 1942 году он уже воевал командиром танка. В январе 1943 года ему исполнилось 19 лет, в бою за Ростов-на-Дону Саша сгорел в танке. Похоронен он в братской могиле в селе Маныч. Командир полка писал отцу, что Сашу очень любили в полку за смелость, за то, что никогда не падал духом, что всегда приходил на помощь товарищам в тяжелые минуты (а их было предостаточно). Друзья-танкисты очень любили в редкие минуты передышки слушать, как он поет.

Я помню, его и в Черемхово любили молодежь и мальчишки. Саша увлекался лыжами, футболом. Сохранились фотографии. Вот на одной из них с надписью "Лыжная команда школы N 3. Март, 1941 год" стоят лыжники, красивые ребята: Куликов Костя, Томшенков Саша, Демиденко Гриша, Нестеров Саша. Саша входил и в юношескую лыжную сборную команду, выступал за честь города. А как он играл в футбол! До сих пор слышу крики болельщиков: "Саня, давай, Саня!" И сколько я его помню (я младше на 8 лет), он в любую свободную минутку пел. Голос был очень красивый. Любимые песни: "Раскинулось море широко", "Любимый город", "Тучи над городом встали..."

У нас в семье трое воевали: Саша — командир танка, старший брат Григорий — летчик-бомбардировщик, сестра Анечка — хирургическая медсестра. Светлая им память!

Ни в одном письме с фронта не было слов о трудностях, только твердая уверенность в победе. Еще бы мы не победили, имея таких сыновей и дочерей!

Пишу в надежде, что еще кто-то вспомнит красивого черноглазого паренька, своей светлой короткой жизнью заплатившего за эту Великую Победу.

С уважением, Валентина Томшенкова, Саянск

"Мины гудят, пули свистят, артиллерия как джаз дует"

От редакции. Автор этого письма принадлежит к поколению next. Важно, что правнуки фронтовиков знают и помнят о войне.

Наша семья бережно хранит бесценный исторический документ — военный дневник моего прадеда Николая Самойловича Столяра, который был начат в 1943 году. Дневник начинается словами: "Эти записи в случае моей гибели прошу направить по адресу: Иркутск, улица Бабушкина, дом 3, квартира 2. Столяр Марии Герасимовне". Привожу лишь некоторые записи из военного дневника моего прадеда.

"...взорвался один вагон с минами. Погибло пятьдесят военных, около ста раненых и много гражданских пострадало. Если мы 25 мая приехали бы в срок, то я точно попал бы в эту заваруху. Вот так судьба играет с человеком. Опять остался жив".

"На всем Кавказе и Кубани ни одной целой станции я не встретил, даже уборные и те взорваны немцами при отступлении. Ломаных и сожженных паровозов и вагонов по линии железной дороги валяется сплошь на тысячу километров. Неимоверное количество искалеченных немецких автомашин по тракту, и везде свастика, так что противно смотреть. А они еще хотели на них завоевать Россию".

"7 мая 1945 года. Сегодня в ночь, к рассвету, мы должны доставить боеприпасы передовикам фронта. Я выполню задание, надеюсь на свою колонну. До свидания. Буду жив, напишу дальше".

"8 мая 1945 года. За перевозку артиллерийского полка через минное поле представили меня к ордену Красной Звезды. Когда получу — не знаю, но приятно, значит, и меня оценили. Бои идут жуткие, я не знаю, почему я такой безразличный стал. Мины звенят, пули свистят, артиллерия как джаз хороший дует, а я стою на передовой у окопов и разговариваю с бойцами. Никому умирать не хочется. Ведь конец войны скоро, вот-вот, ждем на днях, наверное, еще 5—6 дней, может, десять, но самое большое — полмесяца, и вдруг убьют. Как жаль, хоть бы руку оторвало, но не убили бы. Хочется посмотреть, чем закончится война, как позорно немцы капитулируют, хочется вернуться домой к семье, растить своих дочерей".

"9 мая 1945 года. Да здравствует Победа! Немцы капитулировали, сегодня праздник, пьем красное вино, белого нет. Я плохой стратег. Рассчитывал через полмесяца, а она кончилась сегодня. Не разобрался, что уже вчера они были на краю гибели, стояли на последней ступени лестницы в пропасть, куда сегодня они полностью и навсегда с позором провалились".

Для прадеда война закончилась ровно через год после Победы, так как надо было передать всю технику, трофеи, машины. Но не пришлось ему обнять свою жену; Мария Герасимовна умерла 16 января 1946 года от тяжелой болезни. Осталась моя бабушка в возрасте десяти лет с младшей сестренкой под присмотром соседей, пока не вернулся прадед с войны.

Людмила Никитченко, ученица 11-го класса."С печатной машинкой не расставались"

От редакции. Инспектор по связям с общественностью и СМИ Куйбышевского РОВД Иркутска майор милиции Татьяна Шубина рассказывает читателям "Пятницы" о трудовых буднях Лидии Андреевны Павловой.

Лидии Андреевне Павловой было 27 лет, когда началась война, и работала она юристом 7-й железнодорожной бригады при военном трибунале, которая находилась в Слюдянке.

В сентябре 1942 года бригада была направлена на Западный фронт. Лидия Андреевна служила секретарем при военном трибунале, в ее ведении были уголовные дела, которые после окончания расследования секретной почтой направлялись в Москву для принятия решения. Уголовные дела возбуждались в отношении солдат и офицеров Советской армии за неисполнение приказа, дезертирство, самовольные отлучки. А еще у Лидии Андреевны была печатная машинка, которую она везде обязана была носить с собой.

Передвигался штаб по железной дороге, располагался на какой-нибудь станции, а батальон останавливался от штаба в 10 км, а то и более. На заседание суда ходили пешком и машинку несли с собой.

О каких-то неудобствax, неудовольствиях и речи не было. Главное было победить. Служили на передовой, вокруг бои, и самыми тяжелыми и рискованными были переходы от штаба до батальона. Бомбили каждый день. Однажды по вызову председателя трибунала вышли они из дома с Женей Рузановой (тоже в канцелярии работала), а тут три звена фашистских самолетов налетели и начали бомбить. Хорошо, хозяйка дома, в котором остановились, не растерялась: и Лидию Андреевну, и Женю, и председателя вместе с прокурором трибунала в подвал затащила. Тогда Павлова получила первую контузию, три дня ничего не слышала. Еще один случай вспоминает Лидия Андреевна: "Штаб уехал вперед на лошадях, а мы с коллегой должны были подготовить для отправки документы и поэтому задержались. Только вышли в поле — нас обстреляли из-за куста. Пришлось ползти километра четыре по-пластунски, догонять свою часть".

В одну из таких "прогулок" Лидия Андреевна заболела, и в мае 1943 года ее комиссовали из армии. Но и в тылу она продолжала воевать: в должности народного судьи в Тайшете до 1963 года работала с осужденными, отбывающими наказание в местах лишения свободы. Затем работала в областном суде до 1973 года, а после — в Куйбышевском РОВД старшим следователем, откуда и ушла на пенсию.

Лидия Андреевна имеет много наград: орден Отечественной войны, юбилейные медали — 30, 40, 50 лет Победы, медаль Жукова, медаль за безупречную службу в МВД.

Освободили из фашистского лагеря, посадили в советский

От редакции. Война перемалывала человеческие судьбы, превращая героев в предателей. И это тоже надо знать и помнить...

В нашей семье трагически сложилась судьба иркутянина Валентина Степановича Лакеева. Он героически воевал, был разведчиком. Получив спецзадание доставить очень секретный пакет, он попал в окружение. Зимой, в мороз 45 градусов, он несколько дней полз, пытался прорваться к нашим, но безрезультатно. Когда Валентин Степанович понял, что кольцо сужается, он закопал пакет и свой партийный билет. Место запомнил, для того чтобы потом все вернуть командованию. В плен он попал раненым и с отмороженными ногами.

Когда русские освободили военнопленных, то Валентина Степановича сразу посадили на десять лет как врага народа. Сталинские работники и слушать даже не захотели о том, где спрятан пакет. Не выполнил задание — враг народа.

В лагере он встретил свою любовь, девушку Нину. Там же родился их первенец Толя. Сейчас Анатолий — доктор математических наук Научного центра Сибири и Дальнего Востока города Иркутска.

В 70-е годы юные следопыты нашли этот зарытый перед пленом пакет и партбилет Валентина Лакеева. Из Москвы прислали письмо с извинением, но честный разведчик был уже болен. Он не мог говорить и только плакал, особенно когда по радио слышал песню "Бьется в тесной печурке огонь".

Их реабилитировали, выплатили 54 тыс. рублей, выделили пятикомнатную квартиру. Но позади молодые годочки, нет здоровья, остались только боль и обида, за Россию ведь жизнь отдавали, за нее, родную. Теперь все участники войны из нашей семьи ушли в мир иной, нет их с нами, остались только воспоминания, драгоценный военный билет и ордена с медалями. Все это будет передаваться из поколения в поколение. Будем помнить всегда тех, кто отдал жизнь за Россию, за тех, кому посчастливилось дожить до Победы и донести до нас, до детей и внуков, свою историю о Великой Отечественной! Светлая им память!

Евгения Дунаева, Свирск

Метки:
baikalpress_id:  27 624
Загрузка...