Инвалидам медали не положены!

Почему круглая отличница не получила золотую медаль?

Иркутянка Маша Ощепкова уже год учится в ИГЛУ, на пятерки сдает свою первую сессию и о школе старается не вспоминать. Слишком неприятны для нее эти воспоминания. Маша с детства страдает ДЦП и прикована к инвалидной коляске. Всю работу гибких и послушных пальцев у Маши выполняют зубы. Держа в зубах ручку, Маша пишет в тетради, набирает тексты на компьютере.

Дневники красные от пятерок

Учителя школы N 39 приходили заниматься к Маше домой. В руках у меня — школьные дневники Маши Ощепковой. Наверное, в это трудно поверить здоровым, но на каждой неделе — по девять и даже по одиннадцать пятерок. Очень много пятерок по алгебре, и рядом с каждой оценкой роспись Татьяны Семеновны Маловой. Все пятерки по английскому, и росписи рядом Галины Владимировны Ефремовой. Пятерки по физике ставила Галина Валерьевна Беликова, а по химии — Валентина Ефимовна Вавилина. И только по русскому языку за один год — сразу три преподавателя: Людмила Ивановна Пуляева, Инна Николаевна Бисикано и Елена Михайловна. Но все равно даже по русскому (не говоря уже о литературе) одни пятерки.

— Одноклассники Маши были уверены, что она получит золотую медаль, ведь все одиннадцать лет она была отличницей, — говорит Ольга Ощепкова, мама Маши. — Мы тоже так думали, но администрация школы решила иначе.

Медаль мы вам не дадим!

История с медалью началась еще в девятом классе. Тогда одноклассники Маши сдавали выпускные экзамены за девятый класс. Ольга сходила в школу и узнала, что экзамен по алгебре нужно будет писать по всем правилам: черновик, а потом чистовик. И оба листочка надо сдать. А если представить, что все десять заданий надо не просто правильно решить, но и чисто написать?

— Давайте я напишу за Машу хотя бы заголовки заданий: "Решить уравнение" или "Выполнить выражения", — предложила в школе Ольга. — Ей же очень трудно будет писать, она же ручку держит в зубах...

Но этого сделать не разрешили: Маша писала два экземпляра контрольной, держа ручку зубами, с девяти утра до двух дня. Написала на "отлично".

Перед изложением Ольга пошла уже не в школу, а в Департамент образования, чтобы узнать — изложение тоже в двух экземплярах писать? В департаменте этот вопрос решили на удивление быстро: Маша не будет писать изложение вообще. Она будет отвечать устно, а учитель по русскому языку письменно зафиксирует ее ответы. Так и прошел экзамен: тест по русскому Маша тоже сдала на "отлично". Но поход Ольги Ощепковой в департамент не остался без последствий: "Золотую медаль мы вам не дадим!" — заявило руководство школы.

Я стирала пеленки

До окончания школы осталось два года, но борьба за золотую медаль началась уже в десятом. По русскому языку в первом полугодии не было учителя. И к Маше от тридцать девятой школы стала ходить пенсионерка, бывшая учительница русского языка. Эта бывшая учительница была очень занятой женщиной: на руках у нее был младенец (ребенок дочери), и, кроме того, она работала в ритуальном зале — произносила речи на траурных церемониях. Поэтому учительница часто пропускала занятия, могла пообещать, что придет в десять утра, а сама приходила на занятия в два часа дня.

— Я стирала пеленки, — объясняла учительница свое опоздание. — А завтра я не смогу, у меня ритуал.

Мама Маши попробовала объясниться с учительницей, но та стала вымещать зло на своей ученице.

— Ты ничего не знаешь, не понимаешь ты русского языка! — ругала учительница безответную Машу. А девочка даже не думала жаловаться, принимая это за чистую монету. В декабре "учительница из ритуального зала" появилась лишь один раз — седьмого декабря. "А как же оценка за полугодие?" — задала вопрос по телефону Ольга. "Да я вам пятерку поставила, не волнуйтесь!" — ответила учительница.

Отомстили

Эта пятерка за полугодие, обещанная "ритуальной" учительницей, через два года (!) обернулась четверкой в журнале. И Маша об этом узнала в последнюю очередь. Ольга Ощепкова пошла в департамент, узнать, дадут ли Маше золотую медаль.

— На вас вообще никакой заявки тридцать девятая школа не подавала, — ответили в Департаменте образования. — У вас же четверка по русскому в полугодии. Так чего же вы хотите?

Ольга побежала в школу и увидела журнал, в котором действительно красовалась четверка в первом полугодии в десятом классе. Вне себя от возмущения она обратилась к учительнице:

— Как же так? Ведь вы тогда сказали, что у Маши за первое полугодие пятерка.

— Я? Я не могла так сказать, — отрезала учительница.

Потом были выпускные экзамены. Первый — русский. На следующий день после экзамена Ольга пошла в школу узнать оценку. "У вас четверка, — заявила директор школы. — Маша написала "линованная тетрадь" с одной "н". Ольга достала предусмотрительно захваченный из дома словарь, директор школы — свой. И в обоих словарях, как ни странно, "линованая тетрадь" была написана с одной "Н". Пришлось исправить экзаменационную оценку.

Зато на экзамен по алгебре были специально для Маши приготовлены 30 заданий из ЕГЭ, двадцать из которых нужно было выполнить на "отлично". Добрейшая Татьяна Семеновна, учительница математики, побледнела, когда увидела задания. Маша решала шесть часов и все-таки доказала свое право на пятерку по алгебре.

Дети аплодировали стоя

Хотя на медаль для Маши Ощепковой никакой заявки не подали, администрация школы под давлением Ольги Ощепковой все-таки не могла не вручить ребенку-инвалиду медаль — правда, всего лишь серебряную. Когда Машу в коляске выкатили на сцену для вручения медали, все ребята-выпускники, не сговариваясь, встали и зааплодировали.

— Ну что, теперь ты счастлива? — вполголоса съязвила директриса, когда Маша оказалась с ней на одной сцене.

Действительно, чудно устроен мир. Смотришь данные Департамента образования по городу: в одной школе — двадцать золотых медалей, в другой гимназии — тридцать шесть золотых и дюжина серебряных... Можно подумать, у нас столько отличников! И только сами учителя знают всю эту кухню. Как проверяют выпускные сочинения с целым набором синих ручек, исправляя по ходу дела ошибки у золотых медалистов, и то, что часто приходится этих медалистов вызывать в директорскую и заставлять переписывать сочинения, чтобы были без ошибок. А в тридцать девятой школе в прошлом году вообще ни одной золотой медали не было. Могла бы быть у Маши Ощепковой, но администрация приложила все усилия, чтобы эту медаль не отдать.

— Ваш ребенок — инвалид! — часто говорили Ольге в школе N 39. — Что вы хотите вообще? Инвалидам медали не положены!..

Не бойтесь защищать права ребенка

Валентина Гавриловна Мармозова, заместитель начальника Департамента образования Иркутска:

— У меня нет слов! Это вопиющее безобразие. Ребенок-инвалид, безусловно, имеет право на золотую медаль. Кроме того, дети-инвалиды могут и должны обучаться на щадящем режиме, контроль за уровнем их знаний тоже должен быть щадящим. Мы это часто говорим на совещаниях директоров школ и завучей, но, видимо, не до всех доходит. Жаль, если родители ребенка боятся защищать права своего ребенка, не идут разрешать конфликтные ситуации к нам в департамент. Мы всегда поможем восстановить справедливость. Проведем тесты, если нужно, опросы или собеседование, — есть масса возможностей доказать право ребенка на отличную оценку. Бывший руководитель тридцать девятой школы наказан, контракт с ним не подписан. Но дело даже не в этом. Я всегда говорю родителям: приходите к нам и рассказывайте о проблемах и обидах. Не бойтесь обращаться в Департамент образования, здесь вам всегда помогут.

Метки:
baikalpress_id:  3 015