Невозможно жить рядом с поездами

Бесконечный шум поездов заставил иркутянина обратиться в суд

Для Иркутска это прецедент

Пять лет регулярных дискотек — и каждый четвертый посетитель теряет слух. Десять лет рядом с железной дорогой — и вы превращаетесь в неврастеника. Это не досужий вымысел, а давным-давно известный факт. С ним никто не борется, потому что себе дороже. В Иркутске полно таких мест, где от грохота поездов трясутся стекла и не слышно телевизора, а ночью невозможно спать: Первомайский, Университетский, район пожарного училища. Однако за все годы существования железки в черте города люди ни разу никуда не пожаловались — предпочитали привыкать. Только несколько месяцев назад нашелся человек, который не хотел мириться с источником повышенного шума в ста метрах от своего дома.

Первый осмелившийся

Иркутянин Станислав Полонников — практикующий юрист. В 2003 году Станислав с женой решили, что могут позволить себе квартиру. Не новую, в одном из давно отстроенных домов в Первомайском, но большую, в пять комнат. Когда присматривали жилье, как-то не подумали о близости железной дороги. А дом этот, под номером четырнадцать, стоит на самом въезде в микрорайон, то есть не более чем в ста метрах от железки. Да и продавцы просили цену отнюдь не со скидкой на такое шумное соседство. Лишь поселившись в новой квартире, Полонниковы поняли, куда попали.

— Днем шум от поездов как-то перебивают автомобили и прочие источники, — рассказывает Станислав, — но уснуть в первые месяцы для нас было настоящей задачей, а сон превращался в пытку. Тем более что ночью, видимо во избежание несчастного случая на полотне, локомотивы, проезжая по территории города, регулярно гудят и свистят. Наверное, предупреждают каких-нибудь зевак о приближении поезда. Представляете, что с жителями творится? Мы сразу просыпались, а потом полчаса пытались уснуть. А у них интервал как раз примерно полчаса.

Поначалу Полонниковы, как и прочие, пытались примириться с шумом. Но как только в семье родилась дочь, Станислав решил, что ждать больше нельзя. И потратил крупную сумму на стеклопакеты: для пятикомнатной квартиры их понадобилось много. Общая сумма составила 43 тысячи рублей. Шум и в самом деле прекратился. Зато стало нечем дышать, пришлось иногда окна открывать, и тогда в дом снова врывался грохот колес на стыках.

— Если бы не эти стыки, может быть, не было бы так громко, — говорит Станислав, — во Франции уже целое десятилетие для их скоростных поездов используют бесстыковую технологию рельсов. У нас, видимо, этого не дождешься.

Подумав, Станислав решил вернуть деньги, потраченные на стеклопакеты. Причем уже не потому, что их стало жаль — все равно уже потрачены, какая разница? — а из принципа, чтобы проверить, отреагирует ли столь крупная организация на запрос обычного человека.

Для этого юрист составил запрос в санэпиднадзор, в котором изложил суть дела и попросил измерить уровень шума в районе его дома. Там всерьез заинтересовались этим вопросом, попросили только помочь с доставкой специалистов на место. Несколько дней сотрудники санэпиднадзора проводили замеры, а потом выдали результат. Оказалось, что параметры шума в жилом помещении, обращенном в сторону железнодорожного полотна, превышают нормируемые СН 2.2.4/2.1.8.562-96 "Шум на рабочих местах, в помещениях жилых и общественных зданий и на территории жилой застройки" в ночное время в 1,6—2,3 раза, в дневное время в 1,3—1,5 раза. После чего обращение Станислава Полонникова с контроля сняли.

С этими результатами на руках Станислав обратился в юридическую службу ВСЖД. В своем письме он предлагал без вмешательства суда возместить ему сумму, потраченную на изолирование квартиры от шума поездов.

Однако миром дело не разрешилось

— В начале апреля ко мне приехали двое представителей ВСЖД, — рассказывает Станислав. — Я уж было подумал: приехали уладить все по-человечески, послушать шум и предложить компромисс. Так нет: стали ругаться и говорить, что я не в своем уме, раз затеял такое дело. Им и в голову не могло прийти, оказывается, что мне могут мешать поезда. Это и не удивительно, наш менталитет предписывает сидеть и молчать в тряпочку. Они не могли понять, чего я хочу. По-моему, я так и не объяснил им до конца своей позиции. Кроме того, мне пришел и письменный ответ от железной дороги. От него я вообще выпал.

Чтобы не быть голословными, приводим ответ Станиславу полностью. Вот что написали железнодорожники:

"1. Ваше требование необоснованно, т.к. не предусмотрено нормами Гражданского кодекса РФ.

2. Приобретая квартиру в районе остановочного пункта станции Мельниково, вы знали и понимали, что если недалеко от дома проходят железнодорожные пути и автомагистраль с интенсивным движением транспорта, то в квартире будет шумно.

3. Если вы считаете, что в квартире обнаружены скрытые дефекты, вам следует обратиться к продавцу и расторгнуть договор купли-продажи.

4. При проектировании и строительстве вашего жилого дома и при сдаче его в эксплуатацию городской Центр Госсанэпидемнадзора дал согласие по его возведению, следовательно, вредоносные факторы для жильцов дома отсутствуют".

Таким образом, сотрудники ВСЖД признают, что поблизости от ж/д путей все-таки шумно. Однако вину предлагают возложить либо на строителей, либо на санэпиднадзор, который много лет назад этот дом принял.

Так кто же виноват?

В самом деле, как так получилось, что многие районы города построены в непосредственной близости от железной дороги? Какой такой закон это разрешал? Оказывается, такой закон есть. И принят он был еще в советские времена. И никто соответствующие пункты до сих пор не переписал.

— Однако у меня к строителям претензий нет, — заявляет Станислав. — Я считаю, что дом построен хорошо, а окна в достаточной мере защищают от автомобильного шума. Претензии у меня к железной дороге, которая является источником повышенной опасности и шума и при этом не строит никаких защитных сооружений, которые давно есть и в Питере, и в Новосибирске. Думаю, что не буду больше с ними встречаться, кроме как в зале суда. Может быть, это будет непросто, поскольку дом и в самом деле строили тогда, когда железная дорога уже была. Но если я выиграю дело, я всех своих соседей подобью на разбирательство с дорогой, пока она таки не выстроит эту защиту вдоль путей.

А соседи привыкли

Жильцы домов по улице Алмазной сошлись во мнениях. Они рассказали корреспонденту "Пятницы", что давно привыкли к поездам, и они им не мешают.

— По первости, конечно, выводили из себя, — говорит Лариса Кирилловна, живущая здесь с 1985 года. Но потом мы даже ночью перестали их слышать. Привыкли. Теперь не мешают. А что бы мы сделали? Куда эти поезда денешь?

— Сужу по себе, — сказал Алексей, молодой жилец дома N 4. — Я вырос рядом с этой дорогой и теперь вообще ее не замечаю. Шумит — ну и пусть. Ни музыку слушать, ни телевизор смотреть, ни спать она мне не мешает.

Зря соседи привыкают к шуму

Специалисты Иркутского санэпидемнадзора поделились с корреспондентом "Пятницы" кое-какими интересными цифрами

Самый подходящий уровень шума для человека — негромкий разговор. Это 55—60 децибелов. Полная тишина — около 20 децибелов — тоже не полезна человеческому уху, так как в таких условиях даже слабослышащий человек начинает слышать биение крови в сосудах и может получить нервный срыв. Опять же все, что звучит громче спокойного разговора, для организма уже нагрузка. Гул транспорта, громкая музыка, шум работающей стиральной машины или пылесоса безобидны, если они явление временное.

Непрерывная шумовая нагрузка постепенно разрушает здоровье. Если от шума выше 65 дБ может нарушиться сердечный ритм и вырасти пульс, то после 80—90 дБ шум уже способен вызвать пароксизмальную тахикардию. Особенно большой вред здоровью наносит именно ночной шум, когда человек спит у открытого или не очень плотно подогнанного окна. Спасти его могут лишь стеклопакеты.

Но на половину Первомайского стеклопакетов не напасешься. Что железной дороге выгоднее и престижнее — поставить заграждения вдоль дороги или оплачивать иски, если они вдруг пойдут потоком?

Закон стопроцентно на стороне железной дороги

Валентина Сельникова, юрист юридической службы ВСЖД, убежденно говорит, что железная дорога существует в данном регионе больше ста лет. Гораздо дольше, чем Первомайский и Университетский. Надо полагать, что при возведении близлежащих к дороге микрорайонов строители проходили массу инстанций. В советские времена с этим было строго. Санэпидемстанция дала добро на строительство этих домов. Когда строительство было завершено, акт приемки и ввода дома в эксплуатацию был подписан и санэпиднадзором, и прочими контролирующими органами. Мы это проверили. Получается, что претензий к факторам, мешающим жить людям, быть не может. Значит, поезда не так уж и шумят.

Об опыте строительства защитных щитов в ВСЖД слышали, но говорят, что чаще всего шумовая защита применяется при строительстве линий метро, так как они зачастую почти примыкают к стенам домов. Существует и российский аналог бесстыкового строительства путей. Однако ни возводить щитов, ни применять бесстыковую технологию в Иркутске и Иркутской области в обозримом будущем руководство ВСЖД не будет.

Загрузка...