Фамилия героя обязывает

Все мы обязательно будем отмечать этот великий праздник. Вспомним погибших на войне родственников, поздравим ветеранов. А некоторые иркутяне, например Кошраевые, Панфиловы, Матросовы и Коневы, обязательно произнесут тост в честь своих однофамильцев — прославленных героев. О том, легко ли жить со знаменитыми фамилиями, узнавал журналист "Пятницы".

Конева с Конева
Иркутянка Ирина Самойловна Конева живет на улице Маршала Конева. К своей героической фамилии она относится спокойно, привыкла.
— Все эти фамилии мы знали с детства, — говорит Ирина Конева, — раньше не знать их было просто невозможно. Тем более что о войне я могу рассказывать не с чужих слов. Во время войны я была в Ленинграде, в детском санатории. В 1942 году нас пытались вывезти по озеру, но прямо рядом с нами немцы потопили транспорт с детьми. Поэтому было решено всех вернуть в город.
Квартиру на улице знаменитого маршала Коневым дали в 1982 году. И сразу стали случаться забавные ситуации. Например, когда наша собеседница приходит на почту или в сберкассу. Диалоги выходят комедийные.
— Фамилия?
— Конева.
— Адрес?
— Конева.
Кассирша, разумеется, начинает нервничать, вот и приходится Ирине Самойловне каждый раз объясняться. Это в принципе обычное совпадение всегда удивляет даже видавших виды почтальонов.
Комсомольская организация имени себя
Иркутянин Олег Кошевой — бывший военный. Благодаря имени и фамилии известного молодогвардейца на него обратила внимание будущая жена. Олег подошел к понравившейся девушке, чтобы познакомиться. Сказал, что редко кому выпадает такой шанс: погулять с самим Олегом Кошевым! Девушка оказалась с юмором. В общем, знакомство состоялось.
Небольшое неудобство Олег Николаевич испытывал раньше, например, при бронировании авиационных билетов. В советские времена для этого паспорт не требовался. Но кассирши в аэропорту всякий раз с подозрительным недоверием смотрели на молодого человека, наверное сомневаясь в его умственных способностях. Приходилось паспорт показывать.
— Я очень горд, что меня так назвали, — говорит Олег Кошевой. — Считаю, что гораздо лучше называть детей в честь героев войны, чем в честь каких-нибудь эстрадных звезд.
Была бы амбразура, а Матросов для нее найдется
Иркутянин Анатолий Матросов о подвиге Александра-однофамильца тоже знает с детства.
— Нас так воспитывали, — объясняет Анатолий Михайлович. — Героев, которых ставили в пример, было достаточно много.
Отец Анатолия Михайловича — кадровый военный. В 1941 году он ушел на войну младшим политруком и погиб на Карельском фронте. Похоронка хранится до сих пор.
По словам Анатолия Матросова, однофамильцев у него в Иркутске достаточно.
— На очередном голосовании местного уровня в списках я увидел, что, оказывается, Матросовых в моем районе не так уж и мало, — говорит Анатолий Михайлович. — Да и по работе приходилось сталкиваться с однофамильцами. Но с полными тезками героя — ни разу.
Анатолия Михайловича иногда друзья в шутку все-таки называют Александром Матросовым. Но никаких особо курьезных случаев Анатолий Михайлович не припомнит. Разве что армейский.
— В армии мы, курсанты авиационного училища, не служили, но стажировку в авиачастях проходили. Командир полка у нас оказался Матросовым. Однажды стою дневальным около тумбочки в ночную смену. А от скуки дневальные из других полков перезванивались. Раздался очередной звонок. Спрашивают, кто трубку поднял. Я говорю, Матросов. На том конце провода напугались и трубку тут же бросили.
Панфилову в Германии понравилось
Иркутянин Александр Панфилов больше 25 лет защищал Отечество. Ушел на пенсию в звании подполковника. В армии оказался именно благодаря легендарной фамилии: сразу после школы решил поступить в военное училище.
Служить Александру Панфилову пришлось во многих местах, даже в Монголии и Германии. В Иркутске подполковник Панфилов возглавил штаб гражданской обороны Ленинского округа. И здесь однажды проявил себя настоящим героем.
В мае девяностого года случился сильнейший ураган. Возник пожар на территории Востсибмашхимснабсбыта, сгорел тарный склад, и пламя пошло к десятикубовым емкостям с растворителем. Всего их было сорок штук, поэтому не трудно представить, что случилось бы с соседними домами в случае взрыва. В одной из емкостей пробка была закрыта не полностью, поэтому огонь имел в нее доступ. Горловина вспыхнула. Емкость стала работать как паяльная лампа.
— Я вызвал пожарных, но они уехали на завод "Радиан", там тоже что-то серьезное случилось, — вспоминает Александр Панфилов. — А что делать! Взял у бабки-вахтерши ведро, набрал песка и одного пожарного все-таки уговорил помочь. Ведь одного ведра мне бы не хватило, нужен был кто-то, кто будет постоянно подсыпать песок. Каждый шаг мог стать для нас последним. Пока до емкости дошел, аж спина замерзла. По счастью, мы все успели сделать. Но слабость в ногах чувствовалась еще долго.
Через год Александра Николаевича наградили орденом "За личное мужество".

Метки:
baikalpress_id:  27 611