Готов ли я стать калекой?

Каждый, решивший заняться БЭЙС-прыжками, должен задать себе такой вопрос

Утренний телефонный звонок от друга
— Сегодня буду прыгать. Если есть возможность, поехали, увидишь.
Мой друг бэйсер. Говоря простым языком, это парашютист, прыгающий с неподвижных объектов, таких как здания, антенны, мосты и скалы. Так как данное движение зародилось в США в 1979 году, то, соответственно, и название у него английское. Пишем перечисленные объекты по-английски. Building, antenna, span, earth. Составляем слово из их заглавных букв. Получаем BASE. По-русски просто БЭЙС.

  • БЭЙС — один из самых экстремальных разделов парашютного спорта. Запрещенный во многих странах мира, самый убийственный и калечащий. Недаром он считается увлечением самоубийц.

Такие эпитеты появились благодаря еще одной особенности этого увлечения. Отсутствие запасного парашюта у спортсмена. Запасной парашют отсутствует ввиду его практической бесполезности при таких прыжках. БЭЙС-джампинг (по-английски "прыгать") — это всегда маленькая высота, а значит, всегда незначительный запас времени на ввод купола парашюта на раскрытие. В случае отказа парашюта при прыжке со скалы или моста спортсмен не успеет воспользоваться запасным куполом.
Четверо отважных
Как было договорено, в два часа ночи друг заехал за мной на машине. Беднягу донимала икота, которую он получил несколько часов назад на банкете по поводу успешного заключения контракта.
Лечить икоту поехали к нему в офис, а заодно забрать парашют и каску.
В офисе, безуспешно леча икоту чаем, он рассказывал о БЭЙС-джампинге.
— От Урала до Дальнего Востока всего четыре человека, прыгающих БЭЙС, из них одна женщина. Все четверо — иркутяне. Правда, раньше еще был товарищ из Красноярска, но он потом уехал в Москву. У оставшихся за плечами более сотни прыжков с самолета на планирующем парашюте. Без такого багажа прыгать БЭЙС — верное самоубийство.
— БЭЙС-джампинг удовольствие дорогое?
— Самое дорогое у нас — это парашют. Он стоит около 2500 долларов. В остальном мы в отличие от классических парашютистов нуждаемся в меньших финансовых средствах. Во-первых, мы обходимся без летательного аппарата, поднимающего нас на высоту. Если нет летательного аппарата, значит, и топливо на него не нужно. Нет теперь необходимости запрашивать у вышестоящих инстанций, у военных, в органах управления воздушным движением разрешения на производство прыжков с самолета или вертолета.
— Ты себя психом или самоубийцей не считаешь? Многие люди так про вас думают.
— Нет. Зато, есть общее с наркоманами — сильные эмоции и сильная тяга: раз попробовал, потом трудно отказаться.
— Что надо делать, чтобы не стать самоубийцей, а благополучно приземлиться?
— Делать это профессионально. Если сомневаешься или есть трудности с выполнением прыжка, то лучше судьбу не испытывать, — затем, улыбнувшись, вдруг добавил: — Медуза в руке — это главное!
Медуза — название вытяжного парашюта (за его характерную форму). У бэйсовых парашютов нет вытяжного кольца и прибора принудительного раскрытия купола. Бэйсер прыгает, держа в руке вытяжной парашют. На определенной высоте он его отпускает, и тот в свою очередь вытягивает из ранца основной купол.
Четко фильтруем людей
— Где и когда ты совершил свой первый БЭЙС-прыжок?
— В Красноярске в прошлом году, с высотного недостроенного двадцатиэтажного дома.
— А в Иркутске когда начали прыгать?
— Тоже в прошлом году, в ноябре, на революционные праздники. В планах на будущее прыжки с Останкинской телебашни.
— Где вас можно встретить во время прыжков?
— Мы иногда прыгаем с дельтапланов в Иркутске и Шелехове. Также есть несколько объектов около Иркутска. Когда было тепло, выезжали в Саяны и Хакасию, где прыгали со скал. И уже упомянутый дом в Красноярске.
— Мечтаете, чтобы ширилось движение БЭЙС-джампинг?
— Нет, мы четко решили, что нужен фильтр, отсеивающий неподходящих людей. Это скорее не спорт — это личное, у нас в этом свой интерес. Это как стиль жизни. Поэтому я никого не призываю заниматься БЭЙС-прыжками. Не хочу быть виновником чьей-либо смерти. Каждый решивший заняться БЭЙС-прыжками должен задать себе два вопроса:
— Готов ли я стать калекой?
— Готов ли я лишиться жизни?
Мы, как и саперы, ошибаемся один раз. Только хладнокровный, собранный человек с самодисциплиной, имеющий солидный опыт классического парашютизма, может попытать счастья остаться в живых при прыжке с парашютом, например, со скалы.
Инструктаж
В три двадцать пять ночи друг проинструктировал меня на действия в особых случаях. Например, что я должен буду сделать в случае получения им травмы или ранений, не совместимых с жизнью. Во всех случаях главная забота была не о нем, а о парашюте. "На нем еще люди прыгать будут, желающие уже есть", — сказал он и назвал людей, кому достанется купол по наследству. Это была оставшаяся троица.
— Как жена относится к твоему увлечению? — спросил я, зная, что она когда-то была увлечена авиацией.
— Нормально, с пониманием.
Выехали за город. На полпути до объекта (бэйсеры не раскрывают места прыжков — не хотят ссориться с правоохранительными органами) по радио сообщили, что в Иркутске пять часов утра. Пятнадцать минут спустя, свернув с трассы, мчались через поселок и вскоре выехали к спящей роще. Не обращая внимания на лужи и всевозможные ямы, водитель повел свой автомобиль по проселочной дороге, петлявшей меж высоких сосен. Вскоре дорога закончилась.
Вдалеке за полем, похожим на зимние рисовые поля, над дремучим лесом возвышался похожий на огромную новогоднюю елку объект — огромная башня ферменной конструкции — сегодняшняя стартовая площадка для моего друга.
Надев каску и повесив впереди себя ранец с парашютом, Вадим пошел к башне. Я, подставив плечи, подсадил его, и он, дотянувшись до нижней перекладины лестницы, начал свой медленный получасовой путь наверх. Бедолагу продолжала мучить икота.
Вскоре он исчез из виду в ночном сумраке, и только редкие громыхания лестницы выдавали его приблизительное местонахождение. Я пошел встречать его на площадку приземления.
Прошло полчаса
Вот на вершине башни на фоне звездного неба показалась еле-еле различимая фигурка человека. Наверху, наверное, ветер. Вадим должен оценить обстановку, приняв решение о прыжке, надеть парашют и перелезть через перила ограждения.
Все, решение принято! Вадим будет делать свой четырнадцатый БЭЙС-прыжок.
Темная маленькая фигурка человека перелезла через перила радиобашни и замерла. Вверху звезды ночи, внизу вдалеке огни городов, на востоке светлая полоска неба, высота 150 метров, впереди 1,5 секунды падения в сумрак леса.
Ready? Set! Go! — темная фигурка качнулась, оттолкнулась от вершины радиобашни и полетела вниз.
Ready? Set! Go! — фраза, знакомая даже не парашютистам: "Готов? Готов! Пошел!"
В джампинге ее кричат почти как боевой клич, когда прыгают группой, для согласованности, а также начинающие спортсмены — для уверенности.
Мне много раз приходилось видеть затяжные прыжки парашютистов, но я и не знал, как быстро падает человек с высоты. Оказывается, очень быстро. За долю секунды Вадим, пролетев половину высоты объекта, продолжал падать вниз.
От увиденного у меня екнуло сердце.
Когда до земли, по моему представлению, оставалось не более пятидесяти метров, тишину леса разорвал звук, похожий на треск рвущейся материи, — Вадим раскрыл купол парашюта. Купол моментально наполнился воздухом и приобрел вид крыла.
Когда я вздохнул было с облегчением, парашютиста резко развернуло влево и чуть не бросило на объект. В основном все травмы и случаи гибели бэйсеров — это столкновение с объектом.
Парашют скрылся за деревьями, что стало с другом, я не знал.
Но наверное, господь любит ненормальных, и на этот раз все обошлось благополучно: за деревьями бежал наш экстремал, с парашютом в охапку.
Семь часов утра, мы едем по трассе в Иркутск, по радио кто-то поет, что парашют и тормоза придумали трусы. Оставив такие выводы на совести автора песни, интересуюсь у товарища:
— Икота прошла?
— О да, больше не тревожит.

Загрузка...