Третий путь

Президент Российской Федерации в шестой раз обратился с посланием к Федеральному собранию государства. Произошло это 26 апреля, "источником в Кремле" была обещана информационная бомба. Бомбу стали отыскивать в тот же день, причем занялись этим все подряд: партийцы и чиновники, политологи и журналисты, лоялисты и оппозиционеры. Представители почти всех категорий российской "элиты" обнаруживали разнообразные взрывные устройства различных мощностей, каждый находил что-нибудь, сообразное собственному вкусу. Хотя бы пистон или капсюль. Из обращения президента всякий умудрялся выковыривать то, что отбрасывало высочайший отблеск на его якобы идеологические пристрастия.

О чем шла речь
После того как я прослушал речь президента до конца, то срочно решил вернуться к ее началу. Там, в частности, было сказано: "Прошу рассматривать прошлогоднее и нынешнее послания Федеральному собранию как единую программу действий. Как нашу совместную программу на ближайшее десятилетие". Проштудировав затем текст обращения, я нашел очень мало взаимосвязи между нынешним и прошлогодним. К примеру, ни слова не было сказано об удвоении ВВП, тем более к 2010 году. Между тем это самое удвоение было несущей конструкцией всего предыдущего послания, равно как и "выход в ближайшие годы на 3-процентный уровень инфляции". О последнем тоже не было упомянуто вовсе.
В послании-2004 Владимир Путин много говорил об унылости, серости и однообразии программных документов процветающих и поныне "политических партий". В документе-2005 президент предложил: "в целях укрепления роли партий в формировании государственной власти предлагаю внести вопрос о наделении полномочиями глав исполнительной власти. В качестве кандидата на этот пост президентом мог бы предлагаться представитель победившей на региональных выборах партии". То есть теперь представитель той самой организации с "серой, унылой и однообразной программой" неизбежно будет становиться губернатором области. Или края.
Наверное, те политики, что сидят сейчас во властных конторах, в состоянии уловить эту единую программу обоих посланий. Для этого надо иметь чрезвычайно изощренный ум и очень уж гибкий позвоночник. Ну а мне, извините, не дано.
Получается, что до сих пор я говорил только о том, о чем речь в последнем обращении как раз и не шла. Чтобы соответствовать подзаголовку, надо прекращать воспоминания годичной давности. Они, как видно, никого и ни к чему не обязывают.
О чем шла речь — 2
О том, что "главной политико-идеологической задачей" президент считает "развитие России как свободного и демократического государства", поговорим, пожалуй, позже. А начнем с того, что политикам и экспертам всех мастей показалось наиболее важным.
В первую очередь это, конечно, "по сути амнистия капитала", как весьма пафосно выразился Виктор Христенко. Путин предложил легализацию всех достаточно крупных капиталов, которые ныне находятся за пределами России и вообще в тени.
О способах и методах получения капиталов гадать не приходится. Давно выяснено, что все подобные "сбережения" — суть куски, с кровью оторванные от тела некогда великой Родины. На каждом фрагменте такого капитала отпечатки ладоней либо грязных, либо потных от подкожного страха, либо кровавых. Следует ли окончательно забыть об этом, слушая министра Кудрина: "послан важный импульс бизнесу, что должно сказаться на инвестиционном климате в России в целом"?
Что ж, амнистия так амнистия, не нам, как говорится, решать. Только поверят ли до конца жизни напуганные своей разбойничьей лихостью новые капиталисты во всеобщее отпущение грехов? Сильно сомневаюсь.
Очень большое внимание в послании было уделено государственному строительству, совершенно особый раздел посвящен отечественному чиновничеству. Не могу не привести цитату: "Особенностью последнего времени стало то, что наша недобросовестная часть бюрократии (как федеральной, так и местной) научилась потреблять достигнутую стабильность в своих корыстных интересах. Стала использовать появившиеся у нас наконец благополучные условия и появившийся шанс для роста не общественного, а собственного благосостояния. Кстати сказать, партийная и корпоративная бюрократия в этом смысле ведут себя не лучше бюрократии государственной". Так вот плохо себя, собаки, ведут.
Надо бы наказать, да только чем и как? Рублем, что ли? Так эта самая "недобросовестная часть" рубль-то за деньги не считает. А наказать их долларом или евро проблематично. Эти дензнаки с удовольствием принимают в банках дальнего зарубежья. В отличие от рубля, опять же.
Не видно пока что методов борьбы с активными "потребителями достигнутой стабильности". Если же выйти на улицу и поинтересоваться по поводу методов у простых граждан, то, боюсь, результат интереса не будет слишком конструктивным. Боюсь, что самым мягким станет предложение "пересажать и надолго". Наиболее же распространенным "конструктивом" придется признать способы борьбы, характерные для периода правления человека, которому теперь модно ставить памятники. С трубкой и без трубки.
Вот интересно, имеет ли представление "недобросовестная часть бюрократии" о степени той ненависти, которую она вызывает у очень обширных слоев российского населения? Не думаю. Если бы имела она это представление, давно бы вся издохла в припадках липкого ужаса от гипотетической возможности изощренного возмездия. А пока им просто ласково говорят с высокой трибуны: "Многим чиновникам кажется, что так будет всегда. И что подобные издержки — это и есть результат. Должен их огорчить. В наши планы не входит передача страны в распоряжение неэффективной коррумпированной бюрократии".
Было сказано о повышении зарплат бюджетникам в полтора раза. Очень важный нюанс — с учетом инфляции. Это в первую очередь означает, что в целях повышения нельзя использовать кубышку стабилизационного фонда. И вот тут, граждане, возникает вопрос: за счет чего же может быть реализовано данное предложение? А за счет "повышения производительности труда". За это, и именно в бюджетной сфере, ратует министр финансов А.Кудрин.
Не надо покупаться на красивый лозунг. Потому что повышение производительности труда может происходить исключительно вследствие значительного сокращения количества народа, получающего государственную зарплату. Проще говоря, надо выгнать с работы кучу врачей, учителей (до милиции, вероятно, не дойдет), чтобы сэкономленные денежки поделить между оставшимися в бюджетной сфере счастливцами. Не могу в этой связи не вспомнить своего друга — школьного учителя. Он, чтобы зарабатывать 8—10 тысяч, вынужден проводить в школе шесть дней в неделю, оставаясь там с раннего утра до позднего вечера. Нетрудно посчитать, что для увеличения его зарплаты в 1,5 раза производительность его труда может быть увеличена только за счет ночного времени. При этом следует удалить с работы по крайней мере одного педагога. Куда его, интересно, девать?
О гражданском обществе
Риторика последнего десятка лет о свободе и демократии перманентно вгоняет меня в состояние сильного раздражения. Почему-то безо всякого разъяснения нашему народу долго уже говорят, что он обязан стремиться к некоему социально-экономическому эталону, представленному в виде западноевропейского общества. То есть именно гражданского общества. В чем, собственно говоря, экономическое существо данного социума?
Не имея желания лезть в высоконаучные дебри, скажу просто: чтобы немецкому или там голландскому рабочему заколачивать 200 долларов в день, на него пашут несколько филиппинцев или малайзийцев за 2 ежедневных доллара. Это аксиома. То же самое можно говорить применительно к США и Японии. Это называется принципом жизни "золотого миллиарда" человечества. И, если даже мы очень захотим ему соответствовать, нам этого никто не позволит. Все, кого можно угнетать в этом мире, уже успешно угнетаются. Таким образом, путь в действительное гражданское общество нам заказан. Всерьез и надолго, как любил говаривать вождь мирового пролетариата. Было бы странно, если бы этого не понимали на вершине отечественной вертикали власти. И там это прекрасно понимают. Отсюда все эти странности в последнем послании президента.
Очевидное противоречие
С одной стороны, это "выстраданные и завоеванные европейской культурой идеалы свободы, прав человека, справедливости и демократии", с другой — "в России право и мораль, политика и нравственность традиционно признавались понятиями близкими и соотносимыми. И вряд ли можно отрицать, что такие ценности, как крепкая дружба, взаимовыручка, доверие, товарищество и надежность в течение многих веков оставались на российской земле ценностями непреложными и непреходящими".
Так вот, "идеалы прав человека" (еврочеловека, естественно), характерные для гражданского общества, попросту несовместимы с "вековыми ценностями российской земли". Потому что эти идеалы и эти ценности — куплеты совсем разных песен. Первая песня — это общество атомизированных индивидуалов, вторая — типичное идеократическое общество, где народ сплочен единой высокой целью. Неважно, что это, "православие и народность" или "коммунизм".
Третьего пока не выдумано. Поэтому я не знаю, как решить труднейшую задачу: "сохранить собственные ценности, не растерять безусловных достижений и подтвердить жизнеспособность российской демократии", как найти "собственную дорогу к строительству демократического свободного и справедливого общества и государства". Куда заведут страну поиски "третьего пути"? Обратно — вряд ли получится, вперед, к "идеалам свободы" — так грабить больше некого, да и слабо соответствует грабеж "морали и нравственности".

Метки:
baikalpress_id:  2 925