История, о которой не знают Игорь Кваша и Мария Шукшина

Десять лет жительница Нефтеюганска Светлана Сердюк настойчиво искала своих родителей. Две недели назад с помощью рубрики "Жди меня" в Иркутске" Светлана узнала, кто ее настоящие родители, и обрела новых родственников

"Ты — не родная!"
О том, что она не родная дочь своих родителей, а приемная, Светлана Сердюк (в девичестве Смирнова) узнала в 1995 году на похоронах отца. На поминки, как принято, собралась вся родня — и отцовская, и материнская. Дядька, мамин младший брат, как всегда, выпил. Смотрел за Светой тяжело, исподлобья:
— А ты че бегаешь тут, че ты тут суетишься? — вдруг спросил Свету. — Че ты тут, хозяйка, что ли?
Света на секунду опешила. Остановилась.
— Ты никто тут, понятно? Не дочь ты ни Косте, ни сестре моей, Раисе. Ты — никто! Посторонняя. Тебя в Бирюсинске у алкашей каких-то купили они, потому что своих детей не было.
Первое, что сделала Светлана, — опросила всех знакомых семьи и близких родственников. Все успокаивали ее, что сказанное дядей — просто блажь пьяного человека. Правду открыла подруга приемной матери:
— А ты что, Светочка, разве ничего не знаешь? Тебя купили у каких-то пьяниц в Бирюсинске, где твои приемные родители раньше жили. А что, мама тебе ничего не рассказывала?..
Решила искать сама
Поиском биологических родителей Светлана занималась сама, писала письма в Москву, звонила в редакцию и каждый понедельник смотрела передачу "Жди меня", мечтая, что, возможно, когда-нибудь узнает тайну своего рождения.
Время шло, поиски не двигались с мертвой точки, пока ее отчаянную просьбу на поисковом сайте poisk.vid.ru не прочитала ведущая рубрики "Жди меня" в Иркутске" еженедельника "Пятница". Письмо было наполнено решимостью и отчаянием.
"Я родилась в Бирюсинске, Иркутской области, в 1967 году. А в 1969-м удочерили меня и увезли в Нефтеюганск, Тюменской области. В 2002 году я узнала, что я приемная дочь, но спросить уже не у кого, мама и папа умерли 10 лет назад. Мои приемные родители, Смирнов Константин Васильевич, 1928 года рождения, Смирнова Раиса Васильевна, 1924 года рождения, работали в Бирюсинске, мать — в яслях, столовой, магазине, а отец — на гидролизном заводе, заготконторе. Мои настоящие родители могут быть поляками, они были очень молодыми: отец убил мать топором, и его, должно быть, расстреляли в 1969 году, может, раньше. Другая версия — многодетная семья из 8 человек, я самая младшая. И еще одна версия, может, она связана с одной из предыдущих, — меня купили у пьющих родителей за деньги. Фамилия соседей в Бирюсинске — Шестаченко или Солдатенко, ее звали Валентина, у них двое детей было. Они дружили с моими приемными родителями и, скорее всего, знали эту историю. Наверняка кто-то еще жив".
Редакции "Жди меня" в Иркутске" понадобилось какое-то время, чтобы списаться со Светланой и найти добровольного помощника в Бирюсинске Сергея Солодущенко, который и прокрутил эту историю на 36 лет назад. Сергей отыскал соседей Смирновых и выяснил все о приемных родителях Светланы.
История семьи
По словам бирюсинских соседей (которые, к счастью, еще живы), приемная мама Светланы, Раиса Васильевна Зезюкина, работала в детском садике, затем — продавщицей в продовольственном магазине, потом — в столовой. А приемный отец — Константин Смирнов — много лет заведовал складом гидролизного завода. Детей у них не было.
Те же соседи подсказали Сергею, что, должно быть, еще жива бабушка по имени Эмилия — двоюродная тетка Светланы, она хорошо знала ее настоящую мать. Сергей нашел адрес 79-летней пенсионерки Эмилии Пруши, родной тетки Светланы. Нашел в Бирюсинске деревянный домишко, где живет сейчас тетя Миля, и старушка рассказала ему такую историю.
Трагедия в Бирюсинске
Это случилось 23 февраля 1968 года. Девятнадцатилетняя Людмила (девичья фамилия Пруша), мама Светланы, с родным братом Володей отправилась в клуб на танцы. Что случилось — так и остается непонятным, но нам удалось выяснить, что Людмилу в этот день зарубил топором ее сожитель Татарин (прозвище он получил, видимо, за свой дикий нрав). Светлана, которой тогда не было и года, осталась одна. Первоначальная версия, что именно Татарин и был отцом Светы, не подтверждается.
По словам тетки Светланы, Татарина вскоре нашли, судили, приговорили к расстрелу. А Людмилу похоронили на бирюсинском кладбище. Сохранилась старая фотография, на которой тетка Эмилия держит на руках полугодовалую Свету у гроба матери. Судьбу девочки пытались решить родственники трагически погибшей Людмилы. Но в силу разных житейских трудностей они не смогли удочерить Свету.
Девочку удочерили
Вот тогда-то в судьбе девочки и появились Раиса и Константин Смирновы. Они, договорившись с Эмилией, забрали к себе малышку и удочерили ее.
В октябре 1969 года Смирновы уехали из Бирюсинска в Нефтеюганск — чтобы никто ничего не знал об истории удочерения Светланы. В Нефтеюганске всем родным и знакомым Смирновы с радостью сообщали, что в Бирюсинске в 1967 году у них родилась дочка... Все эти годы родственники Константина даже не знали, что Света не его дочь! А родные Раисы были в курсе, но тоже тридцать пять лет скрывали от Светы, что она приемыш, потому что авторитет Раисы среди родственников был очень велик.
"Я — точная копия мамы!"
Сергей Солодущенко нашел в Бирюсинске адрес двоюродной сестры Светланы (дочери Владимира Пруша, живущей в Абакане). Двоюродные сестры поговорили по телефону, и Светлана получила свои детские фотографии, на которых она наконец-то увидела свою настоящую маму — Людмилу Прушу.
— Это точная моя копия! — пораженная увиденным, написала письмо в редакцию "Пятницы" Светлана.— Я, конечно, в шоке от всего этого...
Светлана вспоминает, что ее приемные родители (которых она считала настоящими) всегда выглядели гораздо старше, чем родители ее сверстников. И маму Раису часто называли бабушкой. Это всегда удивляло Светлану. Для нее родители были молодыми, любимыми, родными мамой и папой!.. Однажды они с мамой отдыхали на море. Их на улице снял случайный фотограф и пригласил получить снимок на следующий день. Когда им выдали фото, внизу наискосок белыми буквами была выведена надпись: "Любимой бабушке от внучки".
И еще Светлана помнит, как перед смертью отец (Костя) часто смотрел на нее внимательно, как будто изучал ее.
— Папа, ты хочешь мне что-то сказать? - поймав его взгляд, спрашивала Светлана.
— Да нет, ничего, доча, — спохватившись, отводил взгляд отец. — Это я так. Я думаю...
Только после всего, что узнала за прошедшие недели, Светлана по-новому оценила своих приемных родителей. Только сейчас она поняла, как же они ее любили! Константин и Раиса воспитали ее как свою дочь, ни разу ни словом, ни намеком не дав понять, что она чужая. Вырастили, выкормили, дали образование, обеспечили жильем. Но самое главное — подарили ей счастье жить в нормальной семье, где все друг к другу относились очень тепло и бережно. Теперь Светлане трудно даже представить себе, что было бы с ней, если бы она попала в детский дом или к другим людям. Потому что не та мать, которая родила, а та, которая воспитала.
Послесловие
Когда эта история готовилась к печати, в редакцию позвонила Светлана и сообщила, что собирается ехать в Бирюсинск и что получила письмо от тети Эмилии. В письме подробно описывается история семьи Пруш, оказывается, это была крепкая, трудолюбивая семья чехов, которые еще в начале XX века были приглашены в Россию для разведения хмеля. В 30-е годы зажиточных предков Светланы репрессировали и сослали в Сибирь. 79-летняя Эмилия Владимировна составила подробное генеалогическое древо семьи, в которой родилась Света Сердюк, и со всеми родственниками поддерживает связь. Всю жизнь Эмилия горевала о том, что не смогла забрать Свету к себе, а сейчас очень надеется на приезд Светланы. Им есть о чем поговорить.

Метки:
baikalpress_id:  2 868