Торговля страхом

Продавать страх — самый выгодный бизнес. Это сказал давно кто-то из великих, а недавно повторил известный российский публицист. Он анализировал интервью главы кремлевской администрации Дмитрия Медведева журналу "Эксперт". В том интервью г. Медведев говорил о необходимости всемерного укрепления нынешнего статус-кво, то есть того положения вещей во внутренней политике страны, из которого, само собой, вытекает и положение дел в политике международной. Разумеется, может быть, осталось несколько десятков тысяч человек, которых это самое положение внутри страны и удовлетворяет. Это можно допустить с большой степенью вероятности. То, что происходит с Россией внешнеполитической, не может устраивать ни единого гражданина государства. Во всяком случае, того, кто имеет возможность хотя бы изредка отвлечься от беготни (или сидения) в поисках денег на продукты и квартплату. А происходит то, что с нами, в лучшем случае, не хотят иметь ничего общего. В худшем — над Россией откровенно издеваются, как прибалты, или пользуют в качестве сортирной бумаги — этим славны Грузия и Украина. Медведев говорит, что нужно оставить все, как есть, потому что иначе неизбежен развал России. Естественно, по аналогии с развалом Союза.

Эксплуатация опасений
С 1996 года вся российская действительность реально определяется с соблюдением неизменной составляющей. Эта составляющая называется "Как бы не вышло хуже". Есть еще вариант типа "Из многочисленных зол — меньшее". Тогда, в 96-м, второй раз избрали президента Ельцина. Рейтинг данного претендента перед началом кампании составлял что-то около 5%. Проценты тов. Зюганова неведомым никому образом росли как опара. Тов. Зюганов на самом деле никакой власти, то есть ответственности, вовсе не хотел, он не знал, что нужно будет делать с огромным количеством народа без зарплат и пенсий. Он очень мало напоминал нового вождя нации, эдакого левака со сверкающим взором. Поэтому, если бы даже эту самую власть ему принесли, как Михаилу Романову, он бы поступил в точности как Романов Николай. Второй, конечно. Этого-то и опасались "молодые капитаны", только начавшие пилить Россию. Ельцин — не проходит, Зюганов — не хочет. Значит, возможны эксцессы.
Эксцессы могли закончиться (или начаться) тем, что не успевших ускакать в сторону Атлантики распиловщиков стали бы "экспроприировать", оставив им в собственность не более четырех кубов земли на окраинном кладбище. Это при благоприятном исходе. Народ в те времена был жуть какой политически активный.
В 1996-м, пожалуй, впервые в глобальном масштабе крупное российское ворье произвело оптовую продажу страха. Зюганова и КПРФ окрестили красно-коричневой чумой, нарисовали им страшные рожи люмпенов с топорами, сказали: "Люди, пусть лучше будет Ельцин! Он вон какой добрый и на сцене пляшет. С Женей Осиным". Люди почему-то Зюганова испугались и выбрали Ельцина. Продажа прошла на ура. С тех пор уже ничего не менялось.
Простая и безотказная технология настолько понравилась, что было решено использовать ее всегда и без исключения. В 1999-м всенародное избрание президента-преемника проходило под знаком "священной войны с ваххабитами" в Дагестане. На следующих выборах парламента и президента торговать не было нужды. Все произошло по инерции. Все соперники кандидата N 1 смотрелись на его фоне как нашкодившие бродяжки перед лицом строгого, но справедливого директора детдома. Бояться было некого, значит, не нужно было и народ пугать. Механизм продвижения страха была доведен до совершенства, смазан и отложен до времени.
И время пришло
Потому что любовно выпестованная система управления и тотального контроля стала давать серьезнейшие сбои. Надо сказать, что в число причин этих сбоев не следует оголтело относить монетизацию. Совершенно ясно, что недолговременная вспышка недовольства и огорчения была достаточно умело и квалифицированно сведена властями на нет, стоило только Рогозину и Зюганову заикнуться о "руководстве массами". Хотя, конечно, сам факт попыток бунта, при отсутствии какой-либо координации, есть звонок достаточно серьезный.
Об этом свидетельствовал и беспрецедентный переполох в кремлевских коридорах с вызовами на ковер и вставлянием фитилей. Этим дело и кончилось. Более того, власть быстро поняла, что дала слабину на практически пустом месте, и решила продемонстрировать непоколебимую решимость продолжать в прежнем духе. Демонстрация вылилась в публичное заявление г. Грефа, который заявил: "Легких и популярных реформ не осталось, они будут болезненными и будут нарушать привычный образ жизни... В кратчайшие сроки, в течение ближайших двух лет, мы должны заложить основы для фундаментальных преобразований в таких областях, как образование, здравоохранение и наука".
Есть мнение, что к началу "фундаментальных преобразований" уже смогут хорошо подготовиться организаторы "протестного электората". Бунты по этому поводу вполне можно вывести на майданный уровень. Тем более что электората для этого дела нужно совсем немного. Для массовости вполне сойдут люмпены и замордованные гастарбайтеры.
Время пришло, собственно говоря, не поэтому. Оно пришло потому, что непонятные устремления федеральной власти вошли в окончательное уже противоречие с совершенно понятными интересами провинций. Неуклюжие попытки обуздать ситуацию в ключе назначения губернаторов и сливания Красноярского края с Эвенкией не ведут к кардинальному изменению ситуации, не говоря уже о ее улучшении.
Все это — типичное консервирование проблемы, попытка загнать болезнь внутрь в бессмысленном ожидании неизбежного гнойникового прорыва. А прорыв всегда бывает очень неприятным и пахнет, откровенно говоря, не розами. Потому что немедленно появляются сволочи-спекулянты, которые начинают трещать "об отделении от России", "организации самодостаточных республик" и прочей подобной ахинее. Страдать от подобных эскапад будут, разумеется, те, кто сволочам поверит и, не приведи Господь, выпрется с подобными лозунгами на улицы. Восемь лет строгого режима обеспечено.
Обострение ситуации
Отсутствие какого-либо целеполагания российской государственности вообще привело к тому, что от России отвернулись все, кто мог и хотел это сделать.
Самое смешное и дикое заключается в том, что все отвернувшиеся считают совершенно в порядке вещей поносить нашу страну последними словами, исправно пользуясь при этом бесплатными нефтью и газом. Добило меня заявление бесноватого Миши Саакашвили. Не помню дословно, но звучало это примерно так, что если вы (то есть мы) не выведете своих солдат из Грузии, то мы (то есть грузины) отключим на ваших базах электроэнергию.
Это уже не очаровательная наглость, это действительно беспредел какой-то. Ты, отморозок, откуда эту электроэнергию вообще берешь? Давид Сасунский с царицей Тамарой с небес присылают?
Даже представить себе невозможно, куда все это покатится дальше, при сохранении нынешнего облика России в глазах окружающих нас карликов. Уже стерпели "воблу на грязной газете" от недалекой и неумной латвийской президентши. И в гости ее позвали. День Победы праздновать. Она еще покобенилась и сказала, что, так и быть, приедет, сделает одолжение.
Смотрите, Грузия, Украина и Молдавия уже не просто не с нами, они откровенно против нас. На очереди Азербайджан и Казахстан. Однозначно, как говорит лидер известной партии. Думаете, это происходит потому, что они слишком не любят Россию, но изнывают от привязанности к Америке? Да нет, конечно, просто нынешнее российское государство не в состоянии предложить им ничего конструктивного, кроме эфемерной "поддержки". Видели они эту поддержку в Киргизии. В общем, настораживает все это и мобилизует.
И появляется Медведев
Сроду он на публике не появлялся, а тут пришел и говорит: "Если расслабиться и отдаться на волю волн, последствия будут чудовищными. Распад Союза может показаться утренником в детском саду по сравнению с государственным коллапсом в современной России. И тогда уж плохо будет всем, в том числе нашим ближним и дальним соседям".
Чувствуете, пошла торговля? Достали из кремлевской кладовки механизм продвижения страха и начали штамповать предсказания. А скажите мне, с каких это чертей России сегодня начать разваливаться? Какие, так сказать, объективные предпосылки? Или мы что, пять лет вертикаль строили, чтобы просто констатировать: "Счас, собака, рухнет..."?
Чего мы пять лет делали-то, как не централизацию проводили? Снежных баб, что ли, строили вместо работающей системы управления? "Если мы не сумеем консолидировать элиты, Россия может исчезнуть как единое государство" — так еще сказал Медведев. Все "элиты" — в "Единой России", вся ЕР — в Думе, вся Дума — за Путина, чего еще вы собрались консолидировать? Или это какая-то неправильная консолидация? Неужели дошло? Да, ничего подлобного.
Давайте, говорит, дальше объединяться вокруг вертикали, хороводы будем водить и жизни радоваться.
— Так пять лет же объединялись, а она, зараза, не работает, рушится вон даже?
— Ничего, будем еще раз пробовать.
— Так совсем же упадет...
— Не паникуйте, господа, может, простоит еще лет пяток, а больше нам и не надо.
— А мы-то как же?
— А кто это — вы?
Нас опять элементарно разводят: "Не станете слушаться, Россия погибнет, и вам же будет хуже". Если даже страну доведут до полного отчаяния вполне уже сформированным отношением к регионам как к иноземным колониям, стране не дадут сегодня развалиться американцы. Как это ни смешно. Потому что не надо им двух Китаев вместо одного. Хотя, в соответствии со здравым смыслом, в единстве Родины должно быть больше заинтересовано ее собственное правительство. Так как-то логичнее.

Метки:
baikalpress_id:  27 565
Загрузка...