Стриптизерша — не значит проститутка

О тонкостях своей профессии рассказывает иркутская профессиональная стриптизерша Анна Рютина

Последнее время стало модным заказывать на праздник домой или в офис девушку или парня, танцующих стриптиз. Стоит это от 1000 до 5000 рублей за один танец — женский стриптиз и от 2000 до 7000 — мужской. О том, верно ли мнение, что все стриптизерши — проститутки, мы беседовали с профессиональной танцовщицей стриптиза Анной Рютиной.

Из деревни в стриптизерши
Аня приехала учиться в Иркутск из деревни в Балаганском районе. Закончила колледж по специальности "учитель начальных классов, руководитель ритмики и хореографии" (сейчас Анна — на пятом курсе Улан-Удэнской академии культуры).
Профессия выбрана не случайно — девочка любила танцевать с детства, но в деревне не было никаких кружков. Все свои знания о танцах Аня почерпнула, конечно же, из телевизора. Маленькая танцовщица участвовала во всех районных конкурсах — танцевала цыганочку, пела.
— Пластика и гибкость мне даны от рождения. В детстве я не знала, что такое шпагат, но умела на него садиться, — рассказывает Анна, — тогда к стриптизу я относилась очень категорично, почти отрицательно.
Анна за свои 23 года успела поработать и рекламным агентом, и косметологом, и продавцом цветов, и певицей, и преподавателем хореографии, и даже сторожем. Но главное призвание девушки — танцы.
Началось с подтанцовки в группе "Краски"
Еще в колледже Анна услышала о том, что московский продюсер группы "Краски" приехал в Иркутск набирать подтанцовку. Девушка сразу отправилась на кастинг — и прошла!
Москвич заставил ее похудеть, и начались репетиции. Выступать вместе с "Красками" подтанцовке пришлось лишь единожды — когда группа приезжала в иркутский ночной клуб "Пятый угол".
Дальше девушка попала в шоу-балет "Голден данс", существующий при "Стратосфере". Позже вся группа ушла из ночного клуба и стала работать самостоятельно.
— Мы уехали в Японию после победы в конкурсе, который проходил в Хабаровске. Ездили туда трижды. В общей сложности прожили в Японии полтора года, но стриптиз я там не танцевала ни разу, только здесь.
Стриптиз как средство подзаработать
Оказывается, основной доход у Анны именно от модерн-танцев (в стиле "Тодес"), которые они с группой танцуют за границей.
— На "японские" деньги я недавно купила квартиру в Иркутске. А стриптиз — это деньги для жизни: на еду, на одежду, на салоны красоты, — без какого-либо стеснения рассказывает Анна. — Раньше я никому не говорила, чем занимаюсь, а теперь уже не считаю это чем-то постыдным. Мне нравится танцевать, вызывать эмоции у наблюдающих за мной.
Анне практически не приходится искать работу — ей сами звонят и предлагают.
— Я не знаю, как люди узнают мой телефон, никакой рекламы я никогда не давала.
Чаще всего, по словам стриптизерши, ее приглашают на праздники — у кого-то юбилей, день рождения или профессиональный праздник.
"С нами всегда охрана"
— Часто выезжаем за пределы Иркутска — в Байкальск, Саянск. А недавно пригласили аж в Бодайбо! Причем за переезд, проживание и питание платит клиент. Мне больше нравится работать не в Иркутске, а в других городах.
— Потому что там никто не знает?
— Потому что там отношение к танцовщицам другое. Более уважительное, почти как к звездам. И публика там не такая пресытившаяся, как в Иркутске, с ней работать интереснее, приятнее.
— Наверняка вы знаете, что существует стереотип — если девушка танцует стриптиз, значит, она за деньги другие услуги оказывает...
— Конечно, знаю. И очень часто это именно так и есть. Плохо, что из-за девушек, которые решили стриптизом и проституцией зарабатывать деньги, так думают обо всех стриптизершах. Но я их не осуждаю.
Может, не поверите, но я ни разу не переспала с клиентом, ни за деньги, ни бесплатно.
— Но ведь пристают?
— Да. Но я не стану делать то, чего мне не хочется. С нами всегда ездит охрана, которая в случае чего поможет, поэтому на этой теме я не зацикливаюсь и не боюсь.
Некоторые мужчины заранее уверены, что если они заказывают стриптиз, то это, как само собой разумеющееся, перейдет в секс, и искренне недоумевают, когда им отказывают.
Иногда они думают, что я стесняюсь согласиться, предлагают уехать куда-нибудь... А мне просто интересно доказать, что не все стриптизерши — проститутки.
— А как вообще ведут себя клиенты?
— По-разному. Например, если заказали стриптиз в офис и при этом присутствуют женщины, мужчины стесняются, начинают искать предлог, чтобы уйти. Если же женщин нет, то все по-другому — легко можно вытянуть на сцену и так далее.
В офисах никто никогда не пристает. Чаще это случается в саунах, в банях. Но там везде есть тревожные кнопки. Но бывает в тех же саунах и иначе — если клиенты пили, то, когда дело доходит до стриптиза, они уже не в силах что-либо сделать с девушкой...
В таких случаях, кстати, когда клиент даже глаз открыть не может или ведет себя как-то неадекватно, можно просто уйти.
Когда приезжаешь, то одного взгляда на публику достаточно, чтобы понять, как себя будут вести зрители. В ресторанах, к примеру, часто на тебя вообще никто не смотрит — уткнутся в тарелки и едят. Так работать неинтересно — хочется и пластику показать, и завести зрителя, и почувствовать положительную энергетику, но так бывает не всегда, к сожалению.
А иногда за право сидеть на передних местах борются — устраиваются аукционы. Некоторые хотят, чтобы с ними поиграли, поработали, вытащили на помост.
Шест необязателен
Чтобы красиво раздеться в танце, необязательно наличие в помещении шеста.
— Работать приходится в различных условиях, и понятно, что в офисах, квартирах такой атрибут, как шест, не предусмотрен.
Но это и необязательно, достаточно стула, или стола, или кресла... Да все, что угодно, — хоть стена, хоть кусок ткани. Иногда я выхожу просто в плаще, на нем-то потом и держится все действие.
Костюмы стоят дороже обычной одежды
Наряды для танцев Анне приходилось заказывать даже у театральных портных, стоит это недешево.
— Сейчас мне шьет подружка. Я придумываю костюм, рисую, потом мы вместе с ней идем выбирать ткань. Иногда приходится придумать что-то новенькое в кратчайшие сроки.
На стриптизерше не всегда надето минимум одежды. Иногда наоборот — больше надел, больше снял. Поэтому на ткани, обувь, аксессуары и прически уходит очень много денег.
Стриптизерша Анна постоянно ходит в синяках
Самое сложное в профессии стриптизера — избежать синяков на теле. Анна говорит, что гораздо проще отделаться от приставал, чем уберечься от синих пятен.
— Многие недовольны, когда мы появляемся на сцене с синяками. Конечно, наше тело должно быть безупречно и красиво, а синяк эстетики не придает. Но это производственные травмы, от которых никуда не денешься.
У меня в ванной куча различных средств от синяков, ушибов и ссадин, но это малоэффективно, приходится замазывать тональным кремом, но иногда и это не спасает.
А появляются они от того, что, когда танцуешь, обязательно что-нибудь заденешь, а от шеста так вообще все ноги синие. В праздничные дни, когда много заказов, так устаешь, что уже шеста не видишь, заносит — и ударяешься.
Стриптиз и семья. Две вещи несовместные?
Может ли стриптизерша иметь мужа и детей? Анна убеждена, что все зависит от мужа:
— Если он будет уверен в супруге и будет с пониманием относиться к ее профессии, то все будет хорошо. Если нет, то из этой сферы нужно уходить.
Сейчас я встретила парня, в отношении которого начала задумываться на серьезные темы. Он знает, чем я занимаюсь, и очень ревнует. Возможно, я заброшу стриптиз и открою свою школу танцев.
— А вообще, я могу быть переводчицей — я свободно владею английским и японским, так что голодать не буду. Я верю во Вселенную, она хорошего человека никогда не оставит, — улыбается Анна.

  • Один выход стриптизерши — это две песни. Примерно 7—8 минут. Именно за это время платят от тысячи до 5. В зависимости от даты и места работы.
  • Мужской стриптиз дороже, потому что мужчине сложнее следить за телом, мужчин-стриптизеров очень мало и просто потому, что это мужчина.
  • В Иркутск профессиональный стриптиз пришел недавно, и настоящих стриптизеров можно пересчитать по пальцам.

Метки:
baikalpress_id:  2 746
Загрузка...