Гадости делать невыгодно

"И в тотально безнравственном окружении вырастают добропорядочные граждане", — уверен старший преподаватель факультета психологии Сергей Анатольевич Бышляго.

Диапазон совести
— Сергей Анатольевич, сегодняшнюю тему разговора предложила нам Валентина Васильевна Гурина из Иркутска. Она пишет: "У меня давно засела мысль о совести человека. Если в характере индивидуума нет такого фактора, т.е. совести, значит, нет тормоза для неблаговидных поступков. А влияет ли наследственность на проявления совести? Или прививается она только воспитанием? Недавно прочла высказывание Николая Караченцова, что совесть — это результат воспитания родителей. Человеку без совести никогда не бывает стыдно за свои поступки. А иногда люди, совершившие грех, не могут найти себе места и говорят: "Совесть замучила".
— По большому счету, Валентина Васильевна, Николай Караченцов прав. Совесть является результатом воспитания обществом и, естественно, семьей, как ячейкой этого общества, потому что нормы морали, нравственности, этики относятся все-таки к внешним факторам становления человека. Это уже проявляется хотя бы в том, что поесть и поспать человек не забывает никогда, а нести ответственность за свои слова и поступки может позволить себе далеко не каждый и не всегда. По этому поводу Лев Толстой отмечал: "Совесть — это память общества, усвоенная отдельным лицом". Мне кажется, что в этой фразе ключевым является слово "усвоенное", потому что общество предъявляет ко всем своим членам приблизительно одинаковые требования; исходя из своей системы ценностей, каждый выбирает для себя сам эту планку. Диапазон очень широкий — для кого-то безнравственным поступком будет считаться лишение жизни другого человека, а для кого-то — случайно присвоенная чужая копейка.
— И мы сами для себя и прокуроры, и судьи?
— Да. Но дело заключается в том, что моральный закон представляет собой совокупность обезличенных значений, которые существуют как бы автономно, сами по себе.
Система угрызений совести
— Пока не появится стыд?
— Все очень поступательно. Если вы, допустим, ученик, то вашим хорошим поведением будет посещение занятий и выполнение домашнего задания. Но все ли предметы одинаково интересны? И каждый ученик преломляет систему значений, предъявляемых ему, допустим, школой, через свою систему мироощущения, превращая значения в смысл.
— Хорошим учеником человека может сделать страх.
— Нет, страх — это все-таки внешний фактор. Да, я буду ходить на занятия и делать на них умное лицо, чтобы не раздражать учителей и родителей, если предполагаются какие-то санкции в случае нарушения. Но при первой же возможности, при ослаблении внешнего контроля я с удовольствием прогуляю неинтересные мне уроки и не сделаю домашнего задания. Иными словами, совесть возможна только в том случае, если система значений превращается в систему моих смыслов.
— Что имеется в виду?
— Как отмечал известный российский психолог Алексей Леонтьев: "Смысл — это значение для себя". Следовательно, угрызения совести возможны только в том случае, если я поступил вопреки своей системе ценностей.
— В каком возрасте у человека более или менее четко выстраивается эта система?
— Она вообще начинает проявляться с момента рождения личности в нем — причем довольно рано, в среднем с 3—4 лет, с того возраста, когда ребенок выделяет себя из предметного окружения.
— В чем это выражается?
— Для родителей должен быть показательным такой пример: маленький ребенок ударяется о стул и начинает бить этот стул, т.е. наказывать. В его психическом мире он и стул — явления одного рода, как у киплинговского Маугли: "Мы с тобой одной крови". Ребенок может наделять предметы мебели, игрушки и т.д. человеческими характеристиками. А личность рождается в момент осознания того факта, что я — это я, есть я и другие люди, мои поступки могут оказывать влияние на других людей и за неправильные поступки я могу быть наказан.
Тысяча свидетелей
— Тогда родители выступают как верховные судьи?
— И крошка сын к отцу пришел как к верховному судье.
— Родители продолжают быть Большими Родителями и, соответственно, судьями, пока человек сам в себе не вырастит судью-прокурора.
— Вот мы и возвращаемся к слову Толстого об усвоении. Хорошо известно высказывание Квинтилиана "Совесть — это тысяча свидетелей".
— И нет ничего тайного, что не стало бы явным.
— И вот, пожалуйста, усвоение. Совесть является мерилом зрелости человека как личности. Ведь кто-то не берет чужого, потому что боится наказания, а кто-то делает то же самое, потому что цензор его поступков находится внутри него самого.
— Иван Бунин на вопрос, почему нельзя читать чужие письма, ответил: "Нельзя, и все. Потому что нельзя".
— Да, потому что нельзя. Совесть, как и любое человеческое качество, может быть либо адаптивной, т.е. помогающей человеку приспособиться к окружающему его миру, либо неадаптивной, превращающей жизнь нормального человека в неврастению.
— И совестливый человек становится белой вороной?
— Возможно, в проявлениях — белой вороной, если он носится со своей совестью, чистой, стерильной, как с флагом.
— Совестливый человек должен быть скромным?
— Одно предполагает другое. Я бы вас поправил — он должен быть спокойным. Вот смотрите, что говорил Ницше? "Моральные люди испытывают самодовольство при угрызениях совести".
— Не поняла.
— Поясню. Это когда совесть превращается в невроз навязчивых состояний. Это, кстати, мое изобретение.
— Когда совестливый человек становится гуру, а следовательно, ханжой?
— Я, собственно, к этому и клоню: в заботе о ближнем, в том числе и о себе, главное — не переусердствовать. Когда и угрызения совести становятся искусственными. У меня такая картинка рисуется: я стою перед зеркалом, любуюсь собой, любимым, и произношу нечто: "Ах, какой я подлец, ах, какой негодяй!" Происходит полная эквилибристика морально-этических норм, когда порок и якобы (!) угрызения совести превращаются в мои достоинства.
Задуматься о самом себе
— Сергей Анатольевич, дайте совет: что делать, когда сталкиваешься с бессовестностью?
— Совестить — бесполезно! И призывать бессовестного человека осознать свой неблаговидный поступок — тоже бесполезно.
— А если бессовестный продавец нагло обсчитывает вас на рынке?
— А вот здесь на хамство нужно отвечать хамством.
— Чтобы у хама не возникало чувства безнаказанности?
— Потому что бессовестность порождает безнаказанность, и, коль скоро моральный закон не входит в структуру психики этого человека, ваши призывы к совести будут что крик вопиющего в пустыне.
— А если среди знакомых завелась бессовестная подружка-клеветница?
— Надо изолировать такого человека из вашего круга общения, лишить вашего общества.
— Факт отказа может стать пробудителем?
— Тем стрессором, тем фактором, который, может быть, заставит человека хотя бы задуматься о самом себе и о тех людях, которые его окружают.
— А если в себе обнаруживаешь признаки бессовестности, стоит ли их обнародовать?
— Мне кажется, что это вопрос сугубо интимный и решать его стоит сугубо индивидуально.
— Большому количеству народа не стоит знать, что ты в детстве мелочь тырил по родительским карманам?
— А кому это интересно?
— Да всем интересно.
— Любопытство, конечно, не порок, а хобби...
— Значит, свои грехи надо вспоминать и переживать в одиночку?
— Безусловно, это входит в структуру самоосознания, иначе это будет смахивать на душевный стриптиз.
— И напоминать того мужика у зеркала, который гордится тем, что он негодяй?
Спите со спокойной совестью
— Сергей Анатольевич, вы разделяете озабоченность автора нашего сегодняшнего письма о нравственности общества, в котором мы живем?
— Конечно. Но... Валентина Васильевна, и в тотально безнравственном окружении вырастали вполне социализированные личности, добропорядочные граждане, что подтверждает вашу догадку о том, что существует генетическая память и определенная доля морально-этических принципов может передаваться по наследству.
— Значит, шанс стать людьми всегда есть?
— Марк Твен считал, что идеальная жизнь является совокупностью трех факторов: хороших друзей, хороших книг и спокойной совести.
— А Пушкин говорил, что если и есть настоящая беда, то это угрызения совести.
— Вот именно. И моральный человек не будет терзаться угрызениями совести просто потому, что он взрослый человек в широком смысле этого слова и большую часть своих поступков он совершает осознанно, неся за них всю полноту ответственности. И для того, чтобы не нарушать душевного равновесия, ему просто невыгодно совершать гадости. А значит — любите себя, любите других и спите со спокойной совестью!

Загрузка...