Иркутянин посидел в японской тюрьме

Александр Маковский — коренной сибиряк. До поступления в Дальневосточное мореходное училище жил в поселке Мишелевка. Последние годы работал штурманом на рыбопромысловых, транспортных и судах танкерного флота в Приморье и на Сахалине. Сейчас решил взять тайм-аут, присмотреться к береговой жизни и вернулся в Мишелевку. Как у любого моряка, у Александара в багаже много интересных историй. Одну из них о том, как он сидел в японской тюрьме, Александр рассказал корреспонденту "Пятницы".

На чужом берегу без документов
В прошлом году Александр Маковский работал на рыболовном судне. Случилось так, что после драки на судне он оказался в японском порту без паспорта моряка. Судно уехало без него. Тогда Александр решил действовать через японскую полицию. Он хотел вернуть оставшиеся на судне документы и вещи и через эмиграционную службу попасть в Россию.
Александр отправился в Вакканай, предварительно зайдя в круглосуточный магазин Seiromat, где купил сигареты и виски. Всю дорогу в такси он прикладывался к горлышку и курил одну сигарету за другой. Легче на душе от этого не становилось. Оказавшись в Вакканае, он нашел беседку с лавочками и, подложив под голову руку, завалился спать.
Тюрьма напоминает больничную палату
Очнулся русский моряк от того, что кто-то пытался привести его в чувство. Обложив благодетелей трехэтажным матом, Александр с трудом понял, что перед ним японские полицейские. Как его доставили в местную тюрьму, он уже не помнил.
Очнувшись после выпитого, он подумал, что находится в больнице. Вокруг сияла изумительная чистота. Александр огляделся и увидел бокс длиной 4 метра, шириной и высотой — 2,5 м. Боковые стены были окрашены желтоватой краской, а потолок с лампой дневного цвета — белой. Лежал Александр на синтетическом матрасе на полу, покрытом утепленным линолеумом. В ногах валялось стеганое одеяло в пододеяльнике, под головой была подушка. Одет он был в чужую одежду: в спортивный шерстяной костюм, трусы и майку. Но вскоре Александр восстановил в памяти все случившиеся с ним события и понял, что находится в полицейском участке Вакканая.
В углу камеры он увидел небольшую будочку размером метр на метр. "Стараясь не растрясти трещавшую с похмелья голову, я тихо поднялся, — рассказывает Александр. — Подошел к странному сооружению, решив, что это туалет. Умывальника не было. Я нажал кнопку в стене кабинки, оказалось, это слив унитаза, но устроен он был так, что его можно было использовать как умывальник. Нажав на кнопку еще раз, я помыл руки".
Русские моряки частенько сидят в японских тюрьмах
Упав на свое ложе, через несколько секунд Александр услышал полонез Огиньского. Он звучал из магнитофона, который стоял на столе полицейских. В камеру вошел один из них и с легким акцентом сказал: "Доброе утро". Затем, показав на постель рукой: "Убрать". Позже Александру принесли швабру и два ведра, на одном из них было по-русски и по-японски написано "туалет".
Оказывается, русские моряки бывают частыми гостями в японской тюрьме. Обследовав камеру, Александр обнаружил интересные надписи: "Мама, я хочу домой. Сижу уже полтора месяца. Серж. Невельск", "Завтра везут в суд в Абассири. Сижу два месяца. Роки. Холмск".
В одно время с Александром в этой же тюрьме находились еще два русских моряка. Один из них — старший механик — попал сюда за хулиганство, а второй (матрос) просто забыл рассчитаться после "крепкого" ужина в пабе.
Кормят на убой, а курить можно строго по часам
Через маленькое окошечко, расположенное почти у самого пола, сидельцу подали большую тарелку. На ней лежало полбулки белого хлеба, разрезанного на четыре части, с вложенными кусками ветчины (граммов 300). Затем подали 200-граммовый пакет молока (жирность 6,7%). А после этого принесли зеленый чай. От такого завтрака вряд ли кто откажется.
Обед принесли в толстой пластиковой коробке, разделенной внутри на несколько отделений. В самом большом из них лежало почти полкилограмма отварного пресного риса. В маленьких отделениях разместились салат из цветной капусты, бекон, отваренная репа, небольшая мясная котлета и креветка в кляре.
"Есть пришлось палочками, — улыбается Александр, — они все время крутились между пальцами. В конце концов я их отбросил и стал есть руками. Надо сказать, что японская кухня пришлась сибиряку не по вкусу. Набор продуктов был неплохим, но очень непривычным на вкус. Очень скучал по черному хлебу, горчице и луку".
Удивила Александра и тюремная японская баня. Не сауна, конечно, но тем не менее... В самом углу небольшого помещения стояла маленькая кубическая, отделанная под мрамор ванна в метр высотой. В ней была горячая вода. На полке располагались три тазика разного размера. Холодной воды Александру обнаружить так и не удалось, поэтому пришлось довольствоваться тем, что было.
Проблемы возникли только с сигаретами. Как понял из распорядка дня Александр, для этого отводилось только два часа в сутки: с 8 до 9 и с 16 до 17 часов. Дождавшись положенного часа, Александр был сильно удивлен. Курить вывели только сидевшего в соседней камере японца. Выяснилось, что у Александра исчезли сигареты. А на его просьбы купить новые, полицейский объяснил: "Магазин, понедерник".
На допросах японцы были очень корректны
Однажды за Александром пришел полицейский и знаками приказал следовать за ним. Заключенный надел шлепанцы с N 66 и из холла прошел в небольшой коридор, где его ожидали переводчик и конвоир. В комнате для допросов Александр с радостью обнаружил пепельницу и пачку "Парламента". Начался долгий томительный допрос: кто он, с какого судна, почему без документов на берегу, в каких портах Японии побывал. Свои ответы русский моряк пытался формулировать четко.
"Неожиданно переводчик подскочил и выбежал из кабинета, — вспоминает Александр. — Вернувшись через несколько минут, он объяснил, что я могу не отвечать на вопросы без адвоката или консула России. Еще не хватало здесь консула! — подумал я. Судно браконьерничает, а второй штурман без документов разъезжает по чужой стране и жрет виски. Нет уж, как-нибудь без консула обойдемся. А переводчику сказал, что все в порядке, мне скрывать нечего".
Александру предложили ознакомиться с "Процедурой задержания российских моряков в портах Японии". По этому документу получалось, что в течение 48 часов ему должны предъявить обвинение, объяснив причину задержания. Минимальный срок содержания в полиции — семь суток, максимальный — 6 месяцев. Александр должен был остаться в камере до тех пор, пока не прибудет его судно, где находятся документы. Также ему сообщили, что если паспорт не будет предоставлен, то русскому моряку придется немало времени провести в заточении, и тогда без помощи консула уже не обойтись.
Еще несколько раз пришлось побывать Александру на допросах. Однажды его даже возили в прокуратуру города Наори. С теплотой русский пленник вспоминает японские дороги. Машина, на которой его возили, развивала скорость не менее 120—130 километров, при этом авто катилось мягко и ровно. Мимо пролетали небольшие поселки и фермы, возле которых бродили овцы, коровы и бегали собаки. Растительность напоминала сахалинскую, но все было каким-то непривычно ухоженным.
Заболевших заключенных обследуют в обычной больнице
В один из первых дней пребывания, видимо от ранее выпитого, Александру стало плохо. По первому зову полицейские надели на него наручники и на микроавтобусе привезли в обычную (для японцев) больницу. В холл вышла молоденькая, но страшненькая медсестра в белом халате. Она померила больному температуру, которая, как выяснилось, была чуть выше нормы.
Затем заключенного провели в ослепительно белый кабинет и объяснили жестами, что нужно раздеться до пояса. Уложив пациента на стол, к его рукам и ногам присоединили датчики. Над ним колдовала все та же медсестра, водя каким-то плоским предметом. На экране компьютера Александр мог видеть свои внутренние органы. Продолжалась процедура не более 10 минут. Вердикт был однозначный: абсолютно здоров. Доктор посоветовал меньше курить. Позже переводчик объяснил, что за этот визит Александр должен будет заплатить 50 тысяч иен.
Осудили на 10 суток
Наконец Александра отвезли в суд. Судья, японец лет тридцати, зачитал решение: согласно законам Японии, за нахождение на территории страны без разрешения Александра приговорили к содержанию в полицейском участке города Вакканая в течение 10 суток. После этого его депортируют в Россию.
Но на деле получилось несколько иначе. Александра отпустили в назначенное время, но только после того, как пришло его судно и за него заплатили приличный штраф. После этого случая Александр и решил завязать с флотом.

Метки:
baikalpress_id:  27 523
Загрузка...