Как строился район для ученых

Геологи женились на химиках

Строительство Академгородка началось в 1962—1963 годах на левом берегу Ангары, между поселком Энергетиков и Студгородком
— Я слышал, — вспоминает ведущий научный сотрудник Института солнечно-земной физики Виктор Кокоуров, — что одним из вариантов расположения Академгородка было место на горке, где теперь находится НИИФТРИ. Хорошее место, но было бы это лучше, я не знаю...

Сначала были построены институты химии и геохимии. Рассказывает ученый секретарь Института химии Маргарита Альперт: "Как только отстроили это здание в 62-м году, мы сюда въехали. Нам оно показалось целым раем: большие комнаты, вытяжки. Поначалу в этом здании работали два института: наш и земной коры. Работали дружно двумя коллективами, у нас даже организовалось много семейных пар между химиками и геологами".
Трудности с транспортом
Поначалу на работу ученых доставляла грузовая машина. Потом начали ходить автобусы, причем они ходили только до Кузьмихи (деревеньки, расположенной вблизи Ангары), потом разворачивались и ехали назад.
— Мы доезжали до Помяловского, — вспоминает Маргарита Леонидовна, — и дальше шли пешком. Там еще был ручей, через который приходилось перепрыгивать.
По воспоминаниям очевидца того времени Виктора Кокоурова, чтобы выбраться в город, ученым приходилось либо идти на Помяловского, либо через все поле мимо поселка Титово, в Студгородок на трамвай. Виадука в то время не было. Был просто переезд.
Потом появились первые два жилых дома, N 317 и N 319, — как раз напротив остановки.
Вокруг кипело строительство, но первые жители уже осваивали Академгородок.
— Мы ходили на работу по доскам, — с улыбкой вспоминает Маргарита Альперт, — проложенным до самого института. Вокруг строились другие институты. И мы пробирались гуськом по этим доскам.
В Академгородке молоко и хлеб развозили по домам
Архитектурный облик Академгородка сложился в 60-е годы. Здания институтов впечатляют своей суровой брутальностью. Говорят, что под каждым из них есть подземные бомбоубежища на случай войны. В остальном же Академгородок мало отличается от любого другого микрорайона. Те же четырех- и пятиэтажные дома.
Наиболее элитным жильем считались "павловские" дома, названные по имени их проектировщика. Эти дома в народе называли профессорскими. Впрочем, было бы ошибкой думать, что в этих домах жили одни профессора. На самом деле профессоров в Академгородке не так уж и много, а академиков и вовсе единицы.
Примечательно, что Институт органической химии в те годы был своего рода местным культурным центром. Кинотеатра тогда еще не было, и фильмы показывали в конференц-зале института. Зал всегда был наполнен до отказа. Со временем в Академгородке появился Дом культуры "Юбилейный", были построены магазины (самый старый теперь переоборудован под супермаркет), школа N 24, детский сад.
Старожилы Академгородка рассказывают, что в 60-е годы ежедневно в каждый двор приходила молочница с большим бидоном на тележке и кричала: "Молоко!" На другой тележке развозили хлеб. Жители просто выходили и покупали что надо. Также рассказывают, что продавцы отпускали продукты в долг. И вообще, все отношения между жителями строились на доверии, редко кто запирал свои двери на замок.
КГБ курировал каждый институт
Жители Академгородка всегда отличались высокой социальной активностью. Власти в застойные годы, конечно, не могли не понимать, что такое большое сосредоточие ученых в одном месте весьма опасно и велика вероятность возникновения в их среде диссидентских настроений. Поэтому к каждому институту был закреплен куратор из КГБ, также существовали так называемые первые отделы, призванные не допустить просачивания секретной информации. Ученых заставляли вступать в партию, без этого очень трудно было защитить диссертацию. Выезд за границу также был невозможен без членства в партии.
Тем не менее иркутские ученые все-таки проникались диссидентскими настроениями. В Академгородке легко можно было раздобыть самиздатовскую литературу: Солженицына, Набокова, Булгакова и т.д. В начале восьмидесятых по институтам прошла волна гонений на приверженцев учения Рериха. Рассказывают, что многие научные сотрудники за увлечение эзотерическими знаниями поплатились должностями и званиями.
На заре перестройки ученые активно принимали участие в различных политических объединениях. В мае 1987 года в Академгородке возник клуб гражданских инициатив. Участников клуба называли неформалами. Один из активных участников клуба, Владимир Наумов, вошел в историю города как деятель первой иркутской демократической волны. Иркутские ученые были сторонниками Ельцина и реформ, они яростно боролись с ненавистным режимом. Но после победы Ельцина случилось непредвиденное: реформаторы, придя к власти, забыли об ученых. Наука погрузилась в глубокий кризис.

Загрузка...