Компьютерный роддом

Корреспондент еженедельника "Пятница" поработал сборщиком компьютеров

Профессия сборщика компьютеров покрыта множеством тайн и загадок — эти люди изъясняются на непонятном сленге, живут непонятной жизнью и обладают даром превращать кучу холодных железок в лучшего друга человека — компьютер. Не всякому смертному удается побывать в святая святых компьютерной фирмы — сборочной мастерской, где среди микросхем, коробок и пустых стаканов создаются и умирают умные машины. Корреспонденту газеты "Пятница" повезло — он не только попал в сборочную мастерскую, но и проработал там целых две недели.

Первый день — он трудный самый
Попал я в обычную фирму по продаже компьютеров, которых за последнее время много развелось в Иркутске. Фирма небольшая — шеф, два работника и два стажера, всего пять человек, офис находится в центре Иркутска, и торговля идет бойко. Первая моя встреча с коллективом состоялась в выставочном зале фирмы. Зал был очень красив — евроремонт, плитка, все везде чистенько, а с полок смотрят новенькие компьютеры, еще только ожидающие своего часа. "Круто! Вот это работа!" — думал я, осматривая полки и переходя от одного шкафа к другому. Но радость оказалась преждевременной, так как работать мне пришлось не здесь, а в небольшом подвальчике — процесс сборки компьютеров идет именно там, под землей.
Спускаясь по темной лестнице, я уже начал понимать, что таскать по ней тяжелую и дорогую технику сродни экстремальному спорту. Даже название придумал — бег с компьютером с препятствиями. Наверное, работники уже привыкли и приспособились, поэтому без особых трудов носились туда-сюда с коробками. И вот я спустился, отворил тяжелую железную дверь и попал в настоящий компьютерный роддом.
Вот это бардак!
Наверное, сборщики компьютеров творческие люди, во всяком случае творческий беспорядок им присущ — в сборочный зал я пробирался сквозь дебри проводов и корпусов. Здесь был одновременно и роддом, и кладбище компьютеров — новенький, еще ждущий своего часа блестящий комп, а рядом с ним десяток пыльных старых компьютеров, которые уже вряд ли вернутся в строй. Из ящика одного из столов торчали десятки мышиных проводов — это была мышиная тусовка, где доживали свой век полумертвые мышки.
"Вот это бардак", — восхищенно подумал я, пробираясь через ящик с дисками. Шеф представил меня моему непосредственному начальнику Дмитрию. Молодой человек с татуировкой на плече оказался настоящим компьютерным гением. Для начала меня загрузили непонятными словами, я тоже пытался вспомнить что-нибудь из вычитанного в Интернете и заговорить на их же языке.
Язык компьютерщика — это что-то особое
Есть, например, такой анекдот. Один компьютерщик говорит другому: "Всю ночь с писюком мучился, потом вытащил из мамки мозги и понес на рынок продавать". Прочитай эту фразу нормальный человек, он подумает о киллере-маньяке. На самом деле все просто: писюк — это персональный компьютер, мамка — материнская плата, а мозги — оперативная память. В общем, сам черт ногу сломит в этих виндоусах, мозгах, мамках, клавах, аськах, линухах, бэкапах и прочей чертовщине. Если компьютерщики со стажем, то они изъясняются только на этом языке, причем и в обычной жизни. Они даже ругаются по-особому, по-компьютерному. Впрочем, поварившись с ними в одной кастрюльке, я тоже вскоре стал понимать, чем виндоус от линухи отличается и чем плох Билл Гейтс.
Минуты против часов
В качестве демонстрации курса молодого бойца мои коллеги предложили собирать компьютеры на скорость. "Нет проблем!" — сказал я. Пока они профессиональными движениями что-то врубали в компьютерные корпуса, я стоял и думал, что и куда подключать. Дима управился с компом за 5 минут, второй сотрудник за 7 минут, а я за три часа. Причем в то время, пока Дима и Василий пили кока-колу, я ругал про себя весь технический прогресс, загибал штырьки в различных устройствах и пытался понять, как это все работает. Увидев мои мучения, меня окружили и начали объяснять, куда какую штуку вставлять и что есть что среди кучи компьютерных микросхем.
Работы компьютерщика и шамана чем-то схожи: оба производят странные телодвижения, шепчут непонятные слова и не могут объяснить, как ЭТО работает.
В принципе, сборка компьютера похожа на конструктор лего и у профи занимает совсем немножко времени — 5 минут. У меня сложилось впечатление, что мои коллеги могут с закрытыми глазами собирать эти компьютеры. Но самое сложное в работе компьютерщика все-таки не сборка компов и не установка программного обеспечения, а ремонт неисправных компонентов. Опять вспомнился анекдот: теория — это когда все всё знают, но ничего не работает, практика — это когда никто ничего не знает, но все работает. В компьютерной фирме теория и практика объединяются — у нас ничего не работает, и мы не знаем почему. И после этого говорят, что компьютерщики скучные люди. У них анекдотов про Билла Гейтса больше, чем про Штирлица.
Кола как местная валюта
Компьютерщики вообще очень веселые люди, с прекрасным чувством юмора. Есть еще один миф — что компьютерщики пьют пиво ведрами. Дескать, в компьютерные фирмы проложен подземный пивопровод, по которому качают пиво. Может быть, я в не ту фирму попал, но у нас никто пиво не пил, зато поглощали тоннами кока-колу. Это было здесь что-то вместо местной валюты: "Собери этот комп за меня, с меня кока-кола".
Итак, самое сложное — ремонт оборудования, это я так и не освоил. Только Дима мог с одного взгляда на микросхему определить, что в ней не работает, и паяльником исправить устройство. Это, что называется, высший пилотаж. Мой же пилотаж заключался в переноске компов в выставочный зал, сборке компьютеров и мытье мониторов.
Привет от домохозяек
Мытье мониторов и системных блоков — "любимое" занятие стажеров. Здесь есть даже специальные технологии. Например, "Фейри" для компов не годится, "Силит" получше, но тоже не особо справляется с особо загрязненными местами, а вот хозяйственное мыло просто создано для грязных системников. Для достижения наилучшего результата все это комбинируешь и получаешь кристально чистый компьютер.
Шеф говорит рабочим: "Мойте компы "Фейри"; он, говорят, еще и вирусы убивает..." Конечно, есть еще и спирт, им чистят, например, мышки всякие. Одним словом, мыть компы — это непросто, тут думать надо и иметь особое образование.
Инвентаризация — страшный сон
Дни шли, я работал, уже научился отличать видеокарту от модема и понимал, для чего нужны проводки, идущие из блока питания. На протяжении моей работы к нам частенько заглядывал шеф, давал советы и проверял сделанное. Иногда я показывался и в выставочном зале, щеголяя перед покупателями с их бесценным только что купленным компом под мышкой. Пил кофе с коллегами, научился выговаривать "мастдай", "руллез" и прочие слова. И уже думал: наконец-то я стал хоть что-то понимать в компьютерах.
Тут-то шеф и решил устроить всем нам веселенькую жизнь — объявил инвентаризацию. По бумажкам, в нашем зале должно было находиться 15 компьютеров, на деле там было лишь 3 компа и куча компонентов, вытащенных, поломанных и растащенных по углам. Надлежало собрать все компы и привести их в боевую готовность, потом предъявить шефу. Мы с коллегами ломанулись в сборочную мастерскую и принялись сбирать компьютеры. За несколько дней собрали половину компьютеров, для остальных не хватало компонентов, которые странным образом уплыли. Впрочем, судя по тому, как по всему залу валялись компоненты, это и неудивительно. Не знаю, как закончилась эта инвентаризация, только мой срок работы подошел к концу и я покинул компьютерную фирму.
Итого
С ностальгией вспоминаю те дни, когда я сидел на стуле и отмывал мониторы — все-таки веселое было время, причем полезное для меня. До сих пор мои знакомые считают меня компьютерщиком и в случае, если что-то не работает, набирают мой телефон. Так и стал я компьютерщиком, и до сих пор могу блеснуть компьютерными словечками и рассказать кучу компьютерных историй из жизни компьютерщиков. Так, что Shutdown :)

Метки:
baikalpress_id:  2 593
Загрузка...