Металлический шторм

Это название турецкого печатного бестселлера. Книгу написали никому неизвестные авторы со сложными турецкими, естественно, именами — Бурак Турна и Оркун Укар. Художественное произведение расхватывают горячим, с пылу с жару, сделано уже несколько дополнительных тиражей. В Турции книга прочитана, кажется, уже всеми.
К чему это я? Дело, собственно говоря, в сюжете романа, художественные его достоинства для меня — загадка. Так вот, фабула шедевра заключается в том, что в 2007 году США развязывают войну против Турции, своего, между всем прочим, союзника по НАТО. Наносят коварный и неожиданный удар. Далее турки обращаются за помощью к Евросоюзу и России. Объединенные вооруженные силы Европы и Руси долбят зарвавшихся янки в хвост и гриву. Все заканчивается к вящему удовольствию держав, имеющих удачу процветать на континенте Евразия. Чушь и дешевая поделка, скажут многие. "Все в подсознании думали о таком столкновении, как это. С нашей точки зрения, это философский и научный расчет. Это больше, чем роман", — говорит один из авторов книги.

В связи с этим
В этой связи интересно собрать в кучу последние веяния, как бы определяющие особенности современной внешней политики России. Если говорить коротко, то на проблемнейшем Дальнем Востоке мы со всей очевидностью сделали выбор в пользу японской Страны восходящего светила.
Теперь понятны невнятность и поспешность президента Путина в отношении безумного, казалось бы, шага — какой-то идиотической передачи полутора амурских островов Китаю. Ну правильно, надо же было им хоть что-то сунуть, поскольку стратегическая труба с нефтью и газом будет проложена из наших с вами краев в сторону Токио, а вовсе не в направлении Пекина. Пекин, он, знаете ли, с потрохами куплен американцами, не глядя на всю эту китайскую своеобычность и прочую мандариновую чешую. Да и доллар держится на плаву во многом за счет взаимодействия с Поднебесной.
На южном стратегическом направлении Россия, похоже, всерьез взялась налаживать сотрудничество с Ираном. По бесчисленным страницам американской прессы идет протяжный вой — "русские продают в Тегеран ядерное топливо, скоро там будет бомба!". Да черт с ней, с прессой, сенат США, собравшись в понедельник на свой очередной сабантуй, почти что постановил: не пускать Россию на совещание стран "большой восьмерки" (G8) именно по причине воскресной торговой сделки с Ираном. На ней было принято решение о поставках из нашей страны кассет с ядерным топливом и последующем их приеме обратно начиная с 2006 года. "США и наши европейские союзники должны сказать: Владимир, тебя не ждут на следующем саммите!" — так выразил свое отношение ко всему этому делу сенатор МакКейн.
Похоже, у сенатора проблемы. И не только с "европейскими союзниками", но и с собственным президентом. Потому что крылатая фраза Дж.Буша, выданная им в Братиславе: "Владимир — человек, который если говорит "да", то это значит "да", а если говорит "нет", то это значит "нет", — при всей своей загадочности несет очень большую смысловую нагрузку. А именно: Джордж Буш лично, равно как и его кабинет, не намерен попусту растрачивать свои потенции на выяснение сакрального вопроса: "А есть ли демократия в России?"
Плевать Буш хотел на нашу демократию и на ее отсутствие, впрочем, тоже. Он сегодня одержим экспортом демократии туда, где нет ядерного оружия. На Украину, например, или, там, в Грузию. Киргизия, быть может, на очереди. А трепать себе нервы беседами о демократии в России или Китае — себе, знаете, дороже. Гнилое дело. Пускай вон сенаторы треплются. Сенаторы, ясное дело, рады стараться.
Что касается Европы
Которая теперь называется Евросоюз. Тут все как-то очень сложно. Создается устойчивое впечатление, что как таковой внешнеполитической позиции России по отношению к объединенной Европе попросту не существует. И здорово похоже, что не существует и аналогичной американской позиции. Нет, деклараций разного рода с обеих сторон полно. И документов подписанных — вагон с телегой. Вот только зыбко как-то все это и толком никому не понятно.
Как и 25 лет назад работают российско-немецкие отношения, англо-русские, франко-американские. Все остальное — от "объединенного лукавого". Не напрасно ведь даже сенатор МакКейн говорит: "Наши европейские союзники" — во множественном числе, не говорит же он: "Наш союзник — Евросоюз!". По-русски звучит очень глупо. Понятно, собственно говоря, одно: Великобритания — это точно союзник США, с остальными еще разбираться и разбираться. Со времен бесславной иракской кампании стало ясно, что Германия и Франция для Штатов, вроде как, не совсем союзники. Или совсем не союзники?
По всем событиям самого новейшего времени выходит, что Россия вновь оказывается в положении достаточно тесного альянса именно с Германий, что было весьма характерно для всего периода царствования дома Романовых. Исключение составил только последний царь, но именно он-то совсем плохо кончил, то есть не был в лице едином ухлопан фанатичным бомбистом, а уволок в могилу всю свою семью, да и всю Россию на край этой самой могилы поставил. До сих пор балансируем.
Что вырисовывается?
Не совсем, конечно, вырисовывается, но при большом желании досочинять можно. Итак: восток — Япония; юг — Иран; запад — Германия. Знаете, что это за схема? А это схема нашего отечественного философа и лидера евразийства Александра Гельевича Дугина. Если кто не знаком с его работами, то, очень коротко, их содержание сводится к следующему.
В настоящее время существуют две враждебные цивилизации — древняя "сухопутная", представленная государствами материка Евразия, и не столь давно народившаяся "морская", "атлантическая", олицетворенная в образе Соединенных Штатов Америки. Ближайшим союзником Штатов Дугин совершенно правомерно считает Британию, интересы которой, в общем, не совпадают с интересами континентальной Европы. В противовес единственной существующей ныне империи — США, Дугин ратует за создание империи Евразийской с локальными центрами, как вы уже догадались, в Берлине, Тегеране, Токио и, разумеется, в Москве.
Таким образом, создается некое надгосударственное образование с мощным потенциалом европейского интеллекта, японского ноу-хау, мусульманской энергетики. Обеспечивается вся эта конструкция российским стратегическим оружием и частично сырьевой базой. Причем в России наконец-то начинает развиваться настоящая современная промышленность, ну и т.д.

Если отбросить всю шелуху насчет нашей исконно-посконности и исключительной духовно-богоносной избранности, то идея, вообще говоря, выглядит весьма симпатично и, более того, безальтернативно. Действительно, ничего не стоит на пути безудержной экспансии США на планете, в том случае если все вышеперечисленные компоненты не сращены в единый могучий конгломерат. Вот и возникает вопрос — случайны ли факты совпадений в российской внешнеполитической направленности с философией Дугина? Если нет, то следует признать наличие некой действительной стратегии в действиях власти на международной арене, только уж настолько завуалированной и тихушной, что о ее существовании приходится догадываться, очень сильно напрягаясь. Если же данные совпадения случайны, то что ж, видно, не судьба...
Гнев либерала
Александр Дугин, вообще говоря, очень плохо относится к либералам и, наоборот, хорошо относится к различным формам государственного влияния на различные аспекты общественного устройства. Между прочим, сегодня это, возможно, оправдано. Потому что научиться быть "каждый за себя" и "сам себя сделаю" сегодня в России способен очень малый процент населения, что вполне объяснимо после долгих лет насаждения исключительно коллективистского образа мышления и действия.
За такое вот отношение либералы платят Дугину той же монетой. То есть сильно его не любят, всячески обзывают и даже, можно сказать, поносят. Карен Газарян в своей статье "Иван Грозный против Кондолизы Райс" насмехается над дугинским съездом евразийской молодежи и отчаянно пытается приравнять эту самую молодежь к "Идущим вместе", а самого Дугина почему-то называет то "агентом Кремля", то "ругателем власти". Выбрал бы уж что-нибудь одно, в самом деле.
Еще Газарян характеризует речь Дугина на съезде как "блевотно-манерьестический бред". Это нехорошо, хотя бы уже потому, что философ Дугин известен и достаточно уважаем среди мыслящих людей большей части цивилизованного мира, а вот в том, что этим же людям о чем-либо говорит фамилия Газарян, существуют большие и обоснованные сомнения.
Вообще говоря, отчего господин Газарян решил, что Дугин — агент Кремля, а не наоборот, что Кремль — агент Дугина, непонятно. Дугин свои теории сочинял в те времена, когда о теперешней власти и не слыхивали ничего вовсе. Короче говоря, чушь все это и бред полный, а Газарян при таком раскладе — сам агент Вашингтона, Пентагона и секретного ордена "Черепа и кости".
Вы спросите: при чем здесь Турция? А Турция по дугинским планам попадает в сферу влияния Тегерана. По последним данным, антиамериканские настроения там сегодня исповедует 82 процента местного турецкого населения... Выходит, ко времени книжка-то "Металлический шторм".

Метки:
baikalpress_id:  27 459