Родителей надо запугать

По такому принципу было проведено родительское собрание о наркомании среди подростков

Родителям десяти школ города в феврале сотрудники наркоконтроля и центра профилактики наркомании попытались объяснить, как понять — наркоман их ребенок или нет. О том, как действует этот метод, кто приходит на такие собрания, как реагируют родители и о чем они спрашивают специалистов, читайте в репортаже корреспондента "Пятницы", посетившего ликбез для родителей.

Родители хотят знать не меньше детей
В актовом зале школы N 34 в Иркутске II к 18 часам собрались мужчины и женщины (последних больше раз в пять). На собрание, по словам Ольги Викторовны Гридневой, директора школы, были приглашены родители восьмиклассников. Видимо, это поколение, по мнению специалистов, сейчас стоит на распутье — пробовать или нет наркотики.
Зал наполнился до отказа. Основная часть пришедших — женщины, отцов было человек семь. Родители молча усаживались и не разговаривали между собой. Пришли ли они, потому что подозревают детей в употреблении наркотиков или просто захотели осведомиться, на всякий случай, — неизвестно, однако лица у всех были заинтересованными, зал слушал внимательно.
То же самое повторилось и в 21-й школе — полный зал, внимательные слушатели и ни одного вопроса. Кстати, вопросы не задавались по разным причинам, но об этом позже.
Что значит скрученный в трубку листок?
Для встречи с родителями в 34-ю школу приехали Владислав Пушков, главный нарколог Иркутской области, директор ОГУ "Центр профилактики наркомании", Инна Лапеза и Мария Федорова — представительницы Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Иркутской области.
В 21-й школе были те же специалисты Госнаркоконтроля и Олег Владимирович Рыбалко, известный в городе врач-нарколог.
Беседа в 34-й школе началась с разъяснения внешних признаков употребления ребенком марихуаны и героина. Представители наркоконтроля посоветовали родителям обращать внимание на зрачки своих детей, на непонятные предметы, появляющиеся в доме, на сомнительных друзей и прочее.
Так сложилось, что признаки употребления подростком разных наркотиков мне известны, а потому я могу сказать, что объяснения были неполными и неточными. Прозвучала фраза: "Надо бить тревогу, если вы нашли скрученный в трубочку листок, обгоревшую посуду и так далее..."
Что значит "и так далее"? И почему бумажная трубка должна вызывать тревогу? Это я знаю, что она является одним из средств для употребления марихуаны. А обожженные металлические тарелки, ложки используются при приготовлении растворов героина для внутривенных инъекций.
Ну а раз уж вы решили раскрывать глаза непросвещенным родителям, то и рассказывать нужно все до конца. А еще лучше — показывать.
Конечно, если вы нашли у ребенка шприц, то все понятно. А если он осторожный и не допустит этого? Как тогда узнать?
Кстати, дорогие родители, чтобы узнать, как и что готовят наркоманы, достаточно посмотреть пару молодежных фильмов, там везде все подробно показано.
В школе на Красных Мадьяр объяснять внешние признаки не стали вовсе. Почему?
Цифры — страшная сила
Главный нарколог области в 34-й школе говорил громко, четко и внятно, давил цифрами статистики, чертил на доске графики. Это, безусловно, важная информация, но за этим ли пришли родители? Пришли они с конкретными вопросами, задать которые не пришлось.
Родители, все как один, сидели с задумчивыми лицами, некоторые, соглашаясь, кивали головами, кое-кто даже украдкой смахнул слезу.
Когда речь зашла о наркоторговцах, одна из пожилых женщин, бабушка одного из учеников, выкрикнула:
— Я бы их своими руками расстреливала!
Больше эмоций родители не проявляли, ни в 34-й, ни в 21-й школах.
После того как на собрании рассказали о том, сколько в области официальных (поставленных на учет) наркоманов, сколько больных ВИЧ, какая среди них смертность, речь зашла о том, как вести себя с ребенком, пойманным на употреблении наркотиков. Опять же дальше общих фраз дело не пошло.
Главный нарколог области кроме нескольких практических советов — говорить с ребенком прямо, не позволять общаться с сомнительными друзьями, не позволять любить наркомана (наркоманку) в надежде вытащить его из этого болота просто говорил: звоните специалистам, идите к врачу.
Дальше ошалевшим от шокирующих цифр и информации родителям разъяснили уголовно-правовые аспекты проблемы наркомании — о том, что грозит подростку, если у него обнаружат героин или гашиш, куда донести на распространителя и т.п.
Растревоженные родители начали поднимать руки, чтобы задавать вопросы, но гости школы еще раз сказали: вот вам телефон — звоните. На партах они разложили листовки с нужными телефонами, разъяснениями о том, что такое марихуана, и удалились.
Последним этапом собрания в 34-й школе было выступление социального педагога школы. Она провела анкетирование среди 90 восьмиклассников. Как выяснилось, примерно половина из них курит.
Родители с хмурыми лицами взяли памятки и пошли по домам, где будут с пристрастием рассматривать глаза сыновей и дочерей, искать в тайниках "Беломор", в который забивают анашу, и разворачивать непонятные свертки. Может быть, это поможет.
"Ребенок тоже с мозгами"
Комментарий Олега Рыбалко, врача-нарколога Иркутского психоневрологического диспансера.
— Почему вы не говорите родителям о том, как можно понять, что сын или дочь курит марихуану?
— Наша цель, — объяснил Олег Рыбалко, — научить родителей по возможности предотвратить это. Когда ты увидишь, что он курил, уже будет поздно приниматься за профилактику. Реагировать на факт употребления — запоздалая реакция. Я старался рассказать им то, что пригодится.
Если вы у ребенка нашли в кармане папиросу или непонятное темное вещество, то ребенок — идиот. У нас родители ориентированы на карманы: ничего не нашел — значит, все в порядке. Это неправильно, надо учить их другому. Надо научить взрослых занимать чем-то своих чад, чтоб их не тянуло на приключения.
А у детей ведь тоже мозги есть. Они понимают, что за это попадет, а потому на видном месте никогда ничего не оставят — все должно быть спрятано, все должно быть скрыто.
— Ну хорошо, это понятно. А если все-таки упущено время? Надо же как-то матери и отцу узнать правду.
— Все это достаточно специфично. Ребенок будет врать и отнекиваться. Глаза красные — устал, ветер на улице, плавал с открытыми глазами под водой и тому подобное. Если учить, то учить так, чтобы определять ни по глазам, ни по чему другому не понадобилось.
А если родители хотят знать больше, то существует масса литературы и других источников. Мы пришли не за этим.
Нет вопросов — нет ответов
После собрания я поинтересовалась у родителей, удовлетворены ли они лекцией.
Оказывается, многие родители вообще не знали темы собрания, пришли просто, потому что сказали — надо. О потраченном времени не сожалеют, понимают, что знать все это нужно.
Те же, кто знал повестку дня, сказали, что им не хватило конкретных предложений, они не услышали ничего о том, как можно уличить ребенка в употреблении наркотиков.
— Мне бы хотелось знать, — сказала Ирина Яковлева, мама одного из восьмиклассников, — как это начинается у подростков. У меня дети — сыновья, мне хочется знать, как идет вовлечение.
— Со своей дочерью я беседую о вопросах наркомании, табакокурения и алкоголизма каждый день, — говорит Татьяна Аркадьевна. — Безусловно, такие собрания нужны, ведь есть родители, которые не знают, как правильно вести себя с подрастающими детьми.
Инна Лапеза, сотрудник Госнаркоконтроля, сказала, что в некоторых школах вопросы все-таки задавали.
— Многие просто стесняются спросить. Никто не хочет, чтобы про их ребенка подумали — наркоман. Чего доброго, родители запретят с ним общаться. Вот все и стесняются. А вопросов на самом деле у родителей много.

Метки:
baikalpress_id:  2 464