Машины легко уходят под лед

Когда Байкал покрывается льдом, ошалевшие от простора и от раскрывающихся возможностей автомобилисты с отчаянием камикадзе рвутся на лед

На рискованные поездки по зимнему Байкалу людей провоцируют всевозможные рассказы о том, как это здорово — проехать по удивительно прозрачному, ровному льду. Только никто не рассказывает, что лед Байкала опасен, что он не прощает ошибок. Герой сегодняшнего специального репортажа "Пятницы" — Александр Юрьевич Бурмейстер — 36 лет назад едва не утонул вместе со своей семьей в зимнем Байкале. После этого он создал единую систему безопасного проезда по льду. Теперь его именем названа Лига байкальских ледовых капитанов — ассоциация профессионалов, которые знают все о том, каким бывает байкальский лед, с какой скоростью он растет, какие факторы влияют на его состояние.

Несчастный случай
Все началось с несчастного случая в 1969 году, который произошел на апрельском льду в районе метеостанции "Узур", на северо-востоке Ольхона. Начальник метеостанции Александр Юрьевич Бурмейстер с женой Ниной и двумя маленькими дочерьми, пятилетней Галиной и трехлетней Натальей, поехали в отпуск в Иркутск на вездеходе. Апрельский лед подтаивал, и на его поверхности стояла вода. Становая щель, которая ежегодно рвет Байкал пополам от Малого моря с поселка Зама на северо-западном побережье, через мыс Хобой, на южную оконечность Святого Носа, разошлась местами до десяти метров и представляла угрозу даже для вездехода.
Существуют десятки приемов объезда таких водных препятствий, причем настолько безопасных, что рядом сидящие люди даже не заметили бы их, но водитель вездехода решил испробовать новую технику в реальных условиях и с ходу заехал в воду. Вездеход пытался вылезти на край льда, но лишь черпал воду, которая начала заливаться внутрь. Оказалось, что помпы отключены, лебедка не работает и машина тонет. Водитель, не заглушив двигателя, выскочил из машины первым. Вездеход, цепляя гусеницами за неровные края щели, кружил по воде, а Александр Бурмейстер, стоя на люке, хватал маленьких детей и, как только подплывал близко к кромке льда, выбрасывал девчонок одну за другой на лед, подальше от ледяной воды. Вездеход уже едва держался на плаву, качаясь от любого толчка, когда Александр едва успел выдернуть жену из вездехода и прыгнуть с ней на спасительный лед, как машина скрылась в бездне. Глубина в том месте была почти 1600 метров.
После того как Бурмейстер прошел пешком с полураздетыми детьми и промокшей женой 12 километров до метеостанции "Узур", он понял: если хочешь ездить по льду — необходимы знания.
Специалист по льду
С этого момента Бурмейстер стал изучать зимний Байкал. Благо и карты были в руки: кто как не метеоролог, который живет на берегу, может установить общие закономерности движения ледовых полей, зависящие от направления ветра, температуры воздуха и воды, толщины льда и множества других параметров, от которых происходит образование трещин и ослабление ледового покрова. Впоследствии Александр подробно изучал, когда и как становится лед, с какой скоростью он растет, какие факторы влияют на его состояние. Знания постепенно складывались в единую систему безопасного проезда по льду. Бурмейстер охотно делился наблюдениями с друзьями и обучал двух сыновей, Александра и Андрея.
Два года назад Александр Бурмейстер умер, а профессионалы, использующие его систему, объединились и создали Лигу байкальских ледовых капитанов имени Александра Юрьевича Бурмейстера.
Сегодня президентом лиги является старший сын Бурмейстера — Александр. Лига ежегодно организует вокруг Байкала ледовые экспедиции, безопасность которых обеспечивают байкальские ледовые капитаны.
Сейчас знания ледовых капитанов востребованы
— Мы помогаем не только любителям острых ощущений, но и властям, — рассказывает сын знаменитого Бурмейстера, Александр Александрович. — Например, не так давно нам позвонили и сообщили, что сбежал опасный преступник и пешком направился по льду Байкала на север. Работники силовых структур попросили сопроводить группу захвата. Было начало февраля, мороз тридцать два градуса, лед был местами очень тонкий — всего сантиметров пятнадцать, Байкал встал недавно — всего несколько дней назад. Дул резкий встречный хиус — северо-восточный ветер.
За поселком Онгуреном мы случайно наткнулись на одинокий след машины, который тянулся в нужном направлении. Дальше, миновав мыс Рытый, святое место бурят-шаманистов, мы увидели чернеющие на белом льду коробки. След впереди идущей машины оборвался у края четырехметровой щели. С противоположного края разрыва были видны четыре следа людей, которые выплыли и пошли в мокрой одежде вдоль берега к зимовью, до которого было около 12 км. Мы поняли, что спичек у них нет. Место, которое с незапамятных времен называют Анюткой, совершенно безлюдно, на таком морозе промокшие люди обречены.
Как оказалось, в машине было четверо: пожилая пара, и сын с невестой. Открытую воду водитель не заметил и попал в нее, машина начала тонуть. Сын, сидевший справа, выскочил сразу, он вымок меньше всех. Отец заметил, что женщины на заднем сидении спят. Ему пришлось залезть в салон, чтобы выбить заклинившую дверь и вытолкнуть женщин. Машина в это время погружалась. С какой глубины вынырнули люди, сказать трудно, но можно предположить, что было не глубже 20—30 метров. Они втроем сумели выплыть в майну, которая светилась наверху, выбрались на лед и пошли пешком к зимовью. Двое пожилых шли медленнее, а молодые ушли вперед.
Первую пару мы догнали через двенадцать километров на Шартлинском мысу. Промокшая одежда на таком морозе не только замерзает — она еще и лопается по сгибам. Люди были сильно обморожены и находились в шоковом состоянии: они видели подъезжающую к ним машину, слышали сигналы, но все равно уходили прочь. Я достал фотоаппарат, но обмороженная женщина сказала: "Не снимайте меня, я ненакрашенная!" — и потеряла сознание.
Молодые ребята сумели добраться до зимовья, но оказалось, что какие-то подонки утащили печку. В отчаянии, без сил, они сели на нары и уже почти закоченели, когда их наконец-то нашли. Спасенных не могли раздеть: проблемой оказалось снять замерзшие вещи, потом людей растирали водкой, заставляли ее пить, одевали в сухое. Как можно быстрее доставили на метеостанцию "Солнечная". Как сложилась дальнейшая судьба этих людей, я не знаю, потому что никто из спасенных ни разу не позвонил ледовым капитанам. Ну а преступника задержать не удалось.
Два дня в гостях у смерти
Александр Бурмейстер рассказал еще один совершено жуткий случай, который произошел в апреле прошлого года. В районе Малого моря, возле острова Еленка, в берег "рванула" мощная щель. Александр заметил белые "Жигули" — машина передними колесами висела в щели. По-видимому, водитель поздно увидел опасность и не успел затормозить. Вокруг машины ходил дед в дохе до пят. Оказалось, в "Жигулях" ехали двое: дед лет восьмидесяти и мужчина, его зять. Зять был сильным мужчиной, он постарался во что бы то ни стало вытащить "Жигули" — раздетый сбегал на берег с топором (до берега было километра полтора), нарубил жердей, притащил, подложил под машину, пытался выехать, но это было непросто. Пока бегал вокруг машины, несколько раз провалился в воду, намок. Потом, обессилев, сел в машину, выпил стакан спирта и умер.
Дед боялся бросить машину и просидел на краю трещины двое суток на переднем сиденье, рядом с умершим родственником. Ветер, небольшое землетрясение, подвижка льда — и машина могла соскользнуть в воду. К нему кто-то подъезжал, но выдернуть машину не могли. Единственное, о чем просил всех дед, — сообщить родным в Ангарск, чтобы те выехали на помощь. Александр Бурмейстер попытался уазиком выдернуть "Жигули" из ловушки, но тоже не смог.
Оставалось одно — ехать к рыбакам "на камчатку". Как назло, к вечеру начался мороз, и все рыбаки слили из грузовых машин воду. Ехать отказывались наотрез — да ну, мол, возни столько, греть воду, заливать, заводить, да там еще щель! С трудом Александр сумел найти машину, пообещав заплатить деньги. Грузовиком машину выдернули на крепкий лед, подальше от щели. Водитель, увидев труп и узнав, в чем дело, деньги не взял.
Ехать вместе со спасителями или отбуксировать машину до берега дед отказался: "Я тут провел два дня, я стар, видел все в этой жизни, воевал, я уже ничего не боюсь! — говорил он. — Буду ждать родственников, им должны были сообщить координаты, где мы находимся, еда у меня есть, спиртное тоже. Позвоните в Ангарск родственникам, поторопите".
Переубедить его не смогли. Машины удалялись от места трагедии, а старый дед в дохе до пят стоял на коленях на прозрачном как слеза льду Байкала и крестил уходившие вдаль спасшие его машины. Вернувшись, Александр позвонил в Ангарск. Трубку взяла женщина. Оказалось, что все предыдущие звонки родственники принимали за розыгрыш! Александр Бурмейстер предложил помощь, но, видимо, родственники обошлись своими силами. Ну а дед потом через газету благодарил "каких-то мужиков", которые ему помогли.
Опасных мест на Байкале много
Особенно опасно ездить весной в районе мыса Кобылья Голова, в южной части Ольхона, — здесь на поверхность выходят мощные подводные течения, они подмывают лед снизу.
Между материком и островом Ольхон существует официальная ледовая переправа, за которую дорожные службы Иркутской области несут ответственность, и лучше ездить по ней. За многие годы существования переправы найден самый удачный и безопасный ее вариант. Дорожники ежедневно проверяют состояние трассы и реагируют на любые изменения ледовой обстановки.
Еще одно опасное место — в районе устья реки Селенги: здесь из-под воды выходит газ, и льда практически нет, вода может быть обманчиво припорошена фирном —кристаллическим снегом.
Опасно ездить весной в тех местах, где находятся урганы — родильные дома нерпы (скопления нерп-маток может достигать сотен в одном месте): весь лед в таких местах в нерпичьих дырах — булдузяках, которые к весне достигают десятков метров.
Опасны трещины, щели, которые возникают от землетрясений. В год на Байкале их бывает до двух тысяч.
Не стоит поддаваться рассказам некоторых журналистов, которые пишут о том, как это здорово — ездить по льду Байкала в районе Листвянки. Каждый год в этом районе проходит становая щель, есть и подводные ключи. Щель тянется вдоль берега с юга на север, иногда расклинивается и уходит в "мор", через Байкал. Каждый год в эти щели проваливается несколько машин.
Что делать, если машина утонула, а вы промокли
Во-первых, нужно срочно выходить к берегу. Если есть рядом поселок, до которого вы можете дойти, лучше идти. В районе Малого моря поселки есть везде. Если вы в диком месте на северном Байкале, нужно жечь костер, сушить одежду и обувь, дрова в этой части озера есть везде, были бы спички. Конечно, на этот случай в кармане необходимо иметь зажигалку или спички, завернутые в полиэтилен. Еще один предмет, который необходимо возить при себе, — нож: его можно воткнуть в лед, подтянуться и вылезти из полыньи.
Если вы на льду заблудились — лучше попытаться вернуться своим следом. Если попали в метель и заблудились, потеряли свой след — нужно дождаться окончания метели, на Байкале в течение нескольких часов может "продуть снег" и берег будет виден на большом расстоянии. Главное, не паникуйте, вы же знали, куда едете!

Метки:
baikalpress_id:  2 455