Иркутские страхи

Все мы без исключения подвержены страхам. Ученые насчитали около 500 их разновидностей. Существует мнение, что женщины боятся чаще, чем мужчины, — примерно каждая третья против каждого четвертого. Более того, худые и красивые женщины испытывают страхи чаще, чем полные и непривлекательные. Оказывается, со страхами можно справиться. И наверное, не стоит, если боишься высоты, менять квартиру с десятого этажа на первый или стараться ходить по улицам, только когда светло, если боишься темноты. Ведь это скорее бегство от самого себя и своих проблем, а не их решение. Если страх мешает жить — лучше все же избавиться от него. Чего же мы боимся?

Город наш хорош во всех отношениях, но устроен он таким образом, что жить в нем могут только люди тренированные, подвижные и отчаянные. Именно такую популяцию иркутяне собой представляют. Каждый день нам приходится противостоять погоде, милиции, врачам, росту цен, пробкам на дорогах, налоговой полиции, падающим сосулькам, отравленным консервам, убийцам и негодяям. Позволяет ли это утверждать, что иркутянин абсолютно не ведает страха? Конечно, нет. Бояться просто необходимо. Без этого неприятного чувства нам не выжить. И иркутяне активно боятся.
Наталья, 23 года:
— Самый большой мой страх — темные переулки. Так как прогулка именно по ним оставила в моей памяти самое неприятное воспоминание. Жуть как становится не по себе, когда идешь по темной, пустой зимней улице, а сзади слышишь шаги! Еще боюсь крыс и всяких грызунов. Но это, я думаю, самый распространенный женский страх.
Евгений, 26 лет:
— У меня была ужасная клаустрофобия. Я об этом, честно говоря, и не догадывался. Однажды мы с друзьями ехали в двухдверной небольшой машине. И вдруг я почувствовал, что меня кинуло в жар и закружилась голова. Впоследствии врач объяснил мне, что это симптомы клаустрофобии. Побороть свой страх я смог только с помощью психолога.
Ольга, 28 лет:
— Мой страх идет из детства. Однажды я чуть не утонула. И с тех пор я очень боюсь глубины. Именно из-за этого я так и не научилась плавать, о чем очень жалею.
Профессионалы тоже боятся
Но вот интересно, чего боятся люди, чья деятельность связана с реальным риском. Корреспондент "Пятницы" провела опрос среди таких людей, и он дал удивительные результаты.
Хирург
Владислав Евгеньевич Пак. Доцент кафедры госпитальной хирургии ИГМУ, заведующий отделением колопроктологии областной клинической больницы.
— Я пошел по стопам отца, который, так же как и я, работает хирургом. Поэтому я еще в детстве видел, как оперируют больного. Помню, отреагировал на это спокойно. На данный момент я делаю операции уже двадцать девять лет, и то, что при этом чувствую, это не страх. Это ответственность. А в жизни я, пожалуй, боюсь только высоты. Но не тогда, когда летишь на самолете, а когда смотришь вниз с отвесной скалы. Вот от этого захватывает дух! Вообще, я считаю, что после пятидесяти лет уже глупо бояться. Разве только за близких и родных.
Промышленный альпинист
А кому страх высоты неведом точно, так это Хорхорину Ивану Михайловичу. Вот уже пятнадцать лет он зарабатывает себе на жизнь тем, что висит примерно на двадцатиметровой высоте на многоэтажных зданиях, держась на тоненьких веревочках, которые называются громким словом "страховка". При этом он умудряется еще и выполнять свою работу.
— Если доверяешь своим рукам и снаряжению, бояться высоты глупо. Ведь все зависит от тебя самого. Хотя я иногда ловлю себя на мысли, что именно из-за автоматизма действий, которые привык делать много лет, как раз и случаются непредвиденные ситуации. Но в моей практике, к счастью, серьезных травм не было. Боюсь же совершенно других вещей. Например, заболеть и стать беспомощным. Даже легкая простуда выбивает меня из колеи, и я становлюсь очень раздражительным. Еще собак не люблю с детства. Но после того как меня покусал ротвейлер, я понял, что это не смертельно. Сейчас я к этим животным отношусь равнодушно. Да, еще машину боюсь водить. Страх появился, когда из-за меня попали в аварию три грузовых автомобиля. С тех пор и не вожу.
Воспитатель
Ольга Викторовна Емельянова — инструктор по физической подготовке детского сада N 58 в микрорайоне Юбилейном. Несмотря на то что Ольга Викторовна работает инструктором восемь лет, она призналась, что хотя страх как таковой ушел, но осталась ответственность за детей перед родителями. Больше всего в своей работе она переживает из-за травматизма детей. И чтобы этого не случилось, старается создать абсолютно комфортные условия.
— Я по натуре человек авантюрный и экстремальный. Но несмотря на это, у меня было множество страхов. С годами я научилась с ними бороться. Например, я страдала клаустрофобией, но сумела от нее избавиться. То, что сейчас я могу загорать в солярии, считаю большим достижением в своей жизни. Также у меня был страх высоты, но парашютный спорт помог мне с ним справиться. Боязнь выступлений на публике я преодолела, приняв участие в конкурсе среди учителей физической подготовки, где заняла второе место. Как говорится, клин клином вышибаю. Справиться со своими страхами, я считаю, может каждый. Главное — верить в себя.
Пожарный
Павел Олегович Асташкин — командир отделения пожарной части N 2.
После долгих расспросов Павел Олегович все-таки признался в одном своем страхе. Этим он лишний раз доказал, что пожарные — люди отчаянные не только на работе, но и в жизни.
— Страхи? Какие могут быть страхи, если я уже десять лет горю на работе. За это время, как говорится, я прошел огонь, воду и медные трубы. Хотя... все-таки есть один у меня страх. Получки своей боюсь. В день зарплаты с замиранием сердца заглядываю в расчетный лист — цифра пугает.
Геолог
Сергей Петрович Давыдов — геолог с девятнадцатилетним стажем.
— Как таковых у меня страхов нет. Просто иногда бывают ситуации в жизни, из-за которых приходится изрядно понервничать. Например, из-за начальства. Вдруг зарплату уменьшат? Или перед заказчиком — боюсь не успеть в срок. В общем, страхи у меня непостоянные. В зависимости от обстановки. Да и фобий никаких нет. В молодости, например, выиграл спор, пролежав в закрытом гробу полчаса. Кстати, остаться без денег и работы, по мнению психологов, — это очень распространенный и очевидный повод для тревоги.
Тренер по горнолыжному спорту
Владимир Иванович Багданов — тренер по горнолыжному спорту, национальный инструктор России, директор горнолыжного центра ЗАО "Байкал отель". Тренерской работой занимается уже 25 лет.
— Хотя за мою тридцатитрехлетнюю практику у меня было всякое, мне никогда не хотелось бросить, по мнению многих, этот экстремальный вид спорта. Ведь именно он сформировал мой характер. Научил меня ничего не бояться и находить выход из самых опасных ситуаций. Я убежден, что даже в горнолыжном спорте можно обойтись без травматизма. Несмотря на большую популярность горных лыж среди иркутян, у нас, к сожалению, очень мало профессиональных инструкторов. Именно благодаря им можно научиться не только отлично ездить, но и безопасно. А вообще, я считаю, что если всего бояться, то тогда не только в спорте, но и в жизни ничего не получится.
В конце разговора Владимир Иванович признался, что у него все же есть один страх — за родных.
— Если он и испытывает какие-то страхи, то виду не показывает. Даже мы, его близкие, не догадываемся, что у него творится в душе в тех или иных обстоятельствах, — призналась жена Владимира Ивановича.

Метки:
baikalpress_id:  26 828