О времена, о нравы! Кому вас защищать?

В начале девяностых годов в Иркутске появилась полиция нравов, официально — Комитет по защите нравственности при ГУВД Иркутска. Иркутск так и остался по сей день единственным в стране городом, где в те времена действовало такое подразделение, легенды о котором ходили по всей стране. Одной из таких легенд была его первая глава, Раиса Черноусикова, женщина, по рассказам, очень экспрессивного и прямолинейного нрава. Корреспондент "Пятницы" встретился с бывшей главой бывшей полиции нравов. Сейчас Раиса Георгиевна на пенсии, но еще полна энергии, при встрече сдавила мне руку, как заправский мужик, а когда говорила, пересыпала речь жаргонизмами и прочими прелестями русского языка.

Эротика нагрянула неожиданно
Милиция нравов появилась в Иркутске в 1992 году не на пустом месте и не вдруг.
В 1990 году в Иркутском ГУВД организовали отделение по работе с молодежью. До этого были только инспектора по делам несовершеннолетних. Ситуация в стране и в городе стала быстро меняться. В Иркутске как грибы плодились видеосалоны, в которых показывали боевики, ужастики и эротику. Где грань между игривой эротикой и порнухой, не знал никто. Впрочем, споры об этом идут до сих пор. Но тогда родители и учителя начали возмущаться репертуаром видеосалонов, беспрепятственный доступ в которые имел любой ребенок. Просто так их закрыть было нельзя. Расхожий полицейский подход "тащить и не пущать" не годился.
— Потребовалось работать в контакте с депутатской комиссией областного совета, искусствоведами, врачами, психологами, педагогами, — рассказывает Раиса Георгиевна. — После заключения экспертных комиссий мы закрыли более ста видеосалонов. Суд оштрафовал виновников на 500—3000 рублей. Впрочем, в Иркутске и после того продолжало действовать 11 видеосалонов, 10 кабельных и 24 эфирных незарегистрированных телестудий. Пиратские ленты крутили даже по гостиничному телевидению.
В конце концов было создано отделение "для профилактики и пресечения правонарушений в сфере общественной нравственности". В нем было семь человек. Ему ежегодно решили выделять около полумиллиона рублей. Новую службу учредили, цитирую, "в связи с широким распространением в Иркутской области фильмов, печатных изданий, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости, показом в телепередачах, спектаклях, программах досуговых центров сцен, оскорбляющих человеческое достоинство, национальные и религиозные чувства людей, способствующих снижению нравственности, психическим расстройствам здоровья". Не самая грамотная бумага на свете, но главное в принципе, а не в языке.
Как казаки полицию нравов выручали
— Мы тогда вылавливали торговцев пачками, — продолжает Раиса Георгиевна, — они торговали журналами жуткого качества прямо на Урицкого. Поскольку закона о порнографии у нас не было, мы пользовались законом о печати. Отсутствие выходных данных или ограничений на журналах позволяло мне прицепиться к торговцу и изъять эту орально-анальную жуть. Правда, не всегда гладко получалось, — смеется собеседница, — однажды в аэропорту, когда я заинтересовалась далеко не целомудренными сочинениями, меня тут же окружили амбалы - телохранители продавцов этого товара. Подобное было и в центре города на улице Урицкого. Пришлось временно отступить. Тогда у нас начали чесать затылки: в новом подразделении должны быть не только женщины.
Начальник милиции нравов прибегла к радикальному способу. Пошла к казацкому атаману, положила руку на сердце и сказала: мол, помоги, будь другом, сам видишь, что творится. Атаман не отказал, тем более что его подчиненные сами рады были помочь в нелегком и, по их представлениям, правом деле. После этого стало немного легче.
Опыт перенимать иркутскому подразделению по защите нравственности было негде. Они были первыми. Неудивительно, что о нем принялись взахлеб писать газеты и рассказывать телестудии. В том числе и центральные. Сейчас эти статьи почти невозможно отыскать. А Интернета в 92-м году в Иркутске еще не было. Только и остались одни воспоминания.
Почему "нравы" умерли?
К 94-му году милиция нравов умерла. Даже не столько умерла, сколько захирела. Объяснений тому несколько.
Первое: если Раиса Черноусикова, женщина с опытом и зубами, могла сопротивляться сколько угодно долго взяткам, оскорблениям, биться в стену лбом и пинком распахивать множество дверей, то с ее уходом с должности семи членам отдела стало гораздо труднее справляться с работой. Нашлась для этой активной женщины работа поважнее.
Второе: не хватило денег.
Третье: изменилось общество. Многое упорядочилось: порнуху стали продавать в интим-магазинах, притоны превратились в фирмы досуга и тоже узаконились, надзором за воспитанием детей стал заниматься отдел опеки.
— Живу уже 58 лет на земле, — подытоживает Раиса Георгиевна, — и понимаю, что каждая работа подбирает сама себе людей. В те времена, когда я работала, подобрались люди, которые вкладывали в слово "нравственность" что-то особое. И готовы были за нее бороться. У нас были налажены контакты с всевозможными городскими службами. Мы дружили со всеми конфессиями, а они помогали нам просвещать детей в школах. Мы даже кладбищами занимались — следили, чтобы безродных по двое в одном ящике не хоронили. А кто будет этим заниматься сегодня, я даже не знаю.
Однако то, что это нужно, несомненно. Только в другой форме. Например, изжить или упрятать в жесткие рамки повсеместную голубизну и бисексуализм. Куда-то девать малолетних бродяжек и что-то предпринять в отношении их родителей. Убрать пошлые или вызывающие плакаты со стен и заборов. Разобраться с выстраивающимися у дороги в Рабочем ночными бабочками. Список можете продолжить сами. Дали бы только этой полиции нравов полномочия. И деньги.

Метки:
baikalpress_id:  2 319