Скоро бомжам будет негде жить

Мэр распорядился вычистить и замкнуть все подвалы

В понедельник администрация города устроила выезд журналистов на места активной работы чиновников. Свозили нас к трем домам Октябрьского округа, подвалы которых работники ЖЭУ очищали от досок и рухляди, накопившихся там за долгие годы. Официально мероприятие называлось так — рейд по зачистке и блокировке подвалов от горючих веществ и доступа посторонних лиц.

Кладовка — это модно
Еще совсем недавно было престижно иметь в подвале своего дома кладовку. Туда можно было составить все, что мешало в квартире: лыжи, санки, велосипеды, коляски, старый холодильник, банки и бутылки, подшивки газет, стопы книг и прочее. Зимой люди хранили там домашние соленья-варенья и картошку. Но пришли времена, когда кладовки стали совсем не надежным местом — их стали обворовывать. Жители решили, что пусть лучше все нагромождается в квартире, и перестали пользоваться деревянными комнатками в подвалах домов. Все свои многолетние "сбережения" предоставили на растерзание бомжам и наркоманам.
Мэр сказал: "Заколотить!"
По призыву антитеррористической комиссии, которую возглавляет мэр Иркутска, 21 января все сотрудники ЖКХ вышли на очистку подвалов, заброшенных кладовок и их содержимого.
В подвалах, как выяснилось, не должно быть горючих веществ — никаких деревяшек, тряпок и тому подобного хлама. Кроме того, бомжи там тоже жить не должны. Хотя, по словам сотрудников РЭУ, людей без определенного места жительства ранним утром можно встретить почти в каждом подвале.
— А что толку от того, что мы все заколачиваем, ставим металлические решетки и двери? Они же все равно находят какой-нибудь лаз и живут, — сетуют работники ЖЭУ N 8. — Отогнут чем-нибудь решетку на слуховом окне и залазят. Да ладно, пусть бы себе жили, а то позамерзают все. Но ведь они начинают костры жечь — готовить-то на чем-то нужно. Случись пожар, виноватыми останемся мы. Вот что обидно.
Женщина с доской
В доме N 48 по улице Трилиссера работа началась ранним утром. К обеду рабочие вывезли уже три машины, набитые досками, щепками, тряпками.
— Дому-то уже больше 30 лет, представьте себе, сколько всего там уже накопилось! Тут и игрушки мягкие, и подшивки "Роман-газеты", и книги, и банки, и бутылки — все в столетней пыли, — рассказывают мужчины и женщины, таскающие из подвалов коробки и ванны с мусором.
— Себе что-нибудь присмотрели из запасов жильцов?
— Вы шутите? Все давным-давно сгнило. Доски только вот, которые более-менее неплохие, на дачу на дрова отложили, да и все.
— А жильцы не возмущаются, что вы их кладовки разбираете?
— Какой там возмущаются! — вступает в беседу Ахтам Хазятович Гильманов, начальник отдела эксплутационного хозяйства Комитета по управлению Октябрьским округом, — Мы вот на двери развесили объявления, попросили жильцов выйти, помочь разобрать кладовки — хоть бы кто-нибудь выглянул!
Такие мероприятия, по словам Гильманова, проводятся регулярно по всему городу. В прошлом году, к примеру, в Октябрьском районе освободили более четырехсот подвалов. Всего в подведомственном Ахтаму Хазятовичу округе 972 дома с техническими подвалами, в которых находятся все коммуникации — элеваторный узел, электрощитовая и прочее.
Доступ в подвал имеют только избранные. И наркоманы
После того как подвал очистят полностью, как сказал Ахтам Гильманов, его закроют, и ключи будут находиться только в ЖЭУ и у одного из ответственных жильцов — на случай аварии.
В подвале, даже после того как вывезли три машины мусора, очень много барахла — какая-то обувь, поношенные брюки, крышки от банок и прочее. Но сухо, и ничем, кроме поднятой пыли, не пахнет. Освещения почти нет, но при желании даже бомжи могут обустроить себе уютный уголок. Тут и кровати найдутся, и матрасы, и одежда — все из кладовок. Даже есть что почитать на досуге.
На Жукова, в доме N 30, так все и сделано. Только жительница первого этажа Маргарита Александровна (она одна-единственная вышла на помощь ЖЭУ) утверждает, что это "покои" наркоманов. Однако ни одного шприца в подвале обнаружено не было.
Спинка от санок, стекло, алюминиевый таз
На Постышева все-таки нашлись вещи, которые сотрудники ЖЭУ не стали выбрасывать, они еще послужат новым хозяевам — это спинка от санок годов 70-х, стеклина и алюминиевые таз и противень. На холодильник, печь, кровать никто не позарился.
— Не приходили люди, которые просили не трогать их кладовки?
— Нет. Да и не трогаем мы те, которые под замком, по ним ведь видно — пользуются люди. Зачем их разбирать? — говорит Людмила Георгиевна Белякова, инженер ЖЭУ N 8.
"У меня в кладовке ведра для побелки"
Возле дома на лавочке собрались старушки. Из них четверых кладовку в доме имеет только одна — Степанида Николаевна:
— У меня там ведерки для побелки. Я утречком туда спустилась, наказала ребяткам, чтоб не трогали мою кладовочку, она мне еще послужит.
Остальные пенсионерки уже давно отказались от них — воруют. Раньше заготовки на зиму там оставляли, а теперь уже невозможно — "в первый же час утащат".

Метки:
baikalpress_id:  2 306