"Когда офицер бьет за дело — это нормально"

Лейтенанта из воинской части Ангарска осудили на два года за избиение подчиненного

Позиция многих призывников такова — и рады были бы служить, но не в условиях дедовщины. Из воинских частей регулярно приходят новости об очередном суициде или избиении солдата. На днях в Иркутском гарнизоне старшего лейтенанта из Ангарска осудили на два года за избиение солдата-срочника.

В ту ночь на боевом дежурстве в части 25512 города Ангарска должны были находиться 26-летний старший лейтенант Артем Рещиков и его подчиненный солдат-срочник Константин Галимов. Ответственный за охрану Артем ушел с боевого дежурства в полночь, оставив на месте патрульного. Старший лейтенант вернулся только в пять утра и не обнаружил патрульного на посту.
В гневе он поднял с постелей всех своих подчиненных и заставил бегать по плацу в противогазах. Галимов выразил недовольство, в ответ на это старлей четыре раза ударил его. В 8 часов утра Константин пожаловался командованию, и, через полчаса узнав о жалобе, Рещиков сломал Галимову нос. Солдат упал, а старлей продолжал избивать его. Галимов попал в Иркутский военный госпиталь с переломом стенки носа и сотрясением мозга.
Предварительное следствие прокуратуры военного гарнизона расценило действия Рещикова как насилие, явно выходящее за пределы его полномочий. Трибунал осудил его на два года лишения свободы в исправительной колонии общего режима с лишением права занимать прежнюю должность на три года.
Константину Галимову наказание его обидчика показалась слишком суровым. Он хлопотал за смягчение наказания Артему, потому что тот заплатил ему 20 тысяч за лечение и причинение физических страданий. Но даже с учетом этих обстоятельств суд не сжалился. Если бы не смягчающие обстоятельства, Рещикова осудили бы на срок от 3 до 10 лет.
Один из работников военного суда Иркутского гарнизона признался корреспонденту "Пятницы", что таких дел в Иркутском гарнизоне слушается по нескольку в год.
— Но если честно, то такого понятия, как дедовщина, в армии нет, — сказал работник трибунала, пожелавший остаться неизвестным. — Когда офицер бьет подчиненного за дело — это нормально, а когда из-за жалобы высшему командиру — за это надо судить.
Как выяснилось, ангарская часть 25512 не относится к оборонному ведомству, а является подразделением внутренних войск. Заместитель военного комиссара Иркутской области Юрий Меньших говорит:
— С таким понятием, как дедовщина в оборонных войсках, я никогда не сталкивался. В областном комиссариате я работаю два года. Ни одного подобного уголовного дела за это время у нас не было.
В отделе призывов комиссариата знают только об одном громком случае — не так давно один из призывников повесился.
— Вообще, народ пошел хлипкий, — говорит начальник отдела призывов Сергей Дьяченко. — Поколение пепси и сникерсов. Офицерам постоянно приходится доказывать командованию свою непричастность к жалобам солдат.
Солдат обязан подчиняться командиру, говорят в областном военкомате, старший по званию должен иметь беспредельную власть над младшим.
— А где грань между издевательствами и воинской властью, никто из военных вам не скажет, — говорит Сергей Дьяченко. — Законом офицерам дано полное право властвовать над младшими по званию. Но так уж получилось, что армия — это уменьшенная модель нашего государства. Какое общество — такая и армия.

Метки:
Загрузка...