Врачи и торговые инспектора в одном флаконе

В Иркутске больше нет санэпиднадзора, торгинспекции и антимонопольного комитета

В народе говорят, баре тешатся, у холопов чубы трещат. Эта поговорка вполне подходит для описания конфликтной ситуации, возникшей на почве административной реформы между Иркутским центром санэпиднадзора и торгинспекцией. Напомню, что в прошлом году Владимир Путин упразднил несколько министерств и учредил вместо них новые структуры, в частности Федеральную службу по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (для краткости дальше будем именовать ее ФС ЗППБ). Новое ведомство формируется за счет слияния Госсанэпиднадзора, Госторгинспекции и антимонопольного комитета. Однако на местах эту идею восприняли неоднозначно. Иркутское территориальное управление торгинспекции считает, что указ о слиянии незаконный.

Мы не против слияния, мы против незаконных приказов
Юристы торгинспекции считают, что приказ Геннадия Онищенко, руководителя ФС ЗППБ, о реорганизации территориального управление Госторгинспекции незаконный и нарушает их права.
— Мы не против слияния, — говорит Дарья Берлизова, заведующая юридическим бюро торгинспекции, — наша позиция не означает, что мы такие непокорные. Если правительство примет такое решение, мы подчинимся. Но пусть это будет в рамках закона.
Как выяснилось, торгинспекция обратилась с коллективной жалобой в прокуратуру Иркутской области и в суд с требованием о признании приказа о реорганизации незаконным. По словам юристов, в Астрахани, Чите и других городах руководители территориальных управлений тоже решили отстаивать свои права в суде.
Мало ли что они хотят
За разъяснениями мы обратились к Петру Каурову, который до этого занимал должность главного врача Центра санэпиднадзора. Для начала он предложил ознакомиться с внушительным пакетом документов.
— Вот посмотрите, здесь все документы: указ Президента, вот постановление правительства, подписанное Фрадковым, вот положение о деятельности службы, вот приказ о назначении меня на должность заместителя руководителя, а вот приказ о реорганизации Госторгинспекции.
Действительно, согласно этим документам, с 1 января в Иркутске нет больше ни санэпиднадзора, ни антимонопольного комитета, ни торгинспекции. Теперь есть ФС ЗППБ, которая уже зарегистрирована в налоговом органе.
— В соответствии с этими документами я написал Наталье Егоровой письмо, — объясняет Петр Кауров, — а она игнорирует, мол, это незаконно. Я с ней не спорю, ради Бога, не Кауров это все выдумал и не Онищенко. Это Путин подписал. Мне надо проводить реорганизацию, а она говорит, что этот приказ неправильный. Что я сделал неправильно?
— Как, по вашему мнению, будут развиваться дальше события?
— Мы сейчас должны работать, искать пути, чтобы слияние прошло безболезненно. А она позволяет себе так делать... Конечно, никому не хочется терять свое место. Но здесь уже ничего не сделаешь. Президент приказал, мы обязаны подчиниться. Хотим мы этого или не хотим. Егоровой сейчас будет выдано уведомление об упразднении торгинспекции. И она уже никуда не денется.
Кто нас теперь защитит?
Вообще-то нам, простым обывателям, какое до всех этих реформ, слияний и реорганизаций дело? Наверху, как говорится, виднее. Но как-то странно это — соединить в одном флаконе врачей и торговых инспекторов. Вроде бы торгинспекция — это контроль за соблюдением норм и правил торговли, ценами, качеством и безопасностью товаров. Санэпиднадзор занимался совсем другими материями: профилактика инфекций, радиационный контроль и т.д. Так что даже и не знаешь — радоваться по этому поводу или наоборот. С одной стороны, вроде бы меньше контролирующих организаций — меньше беготни, меньше коррупции. С другой стороны, сможет ли новая служба защитить нас от некачественной продукции? В торгинспекции в этом не уверены.
— То, что предлагается, никак не заменит и не улучшит работу торгинспекции, — говорит Наталья Егорова, руководитель Иркутского территориального управления Госторгинспекции, — потому что в новой структуре функции торгинспекции сведены только к проверке правил продажи. Это ценники, информация для потребителей, и все. А у нас работают специалисты высочайшего уровня, они предупреждают поступление некачественного товара. Например, за прошлый год мы не допустили до потребителей контрафактных и фальсифицированных товаров на 12,7 млн рублей. Оштрафовали нерадивых предпринимателей на 7 млн руб. Пополнили бюджет на 20 млн. И вот сегодня таких специалистов уничтожают. По-другому сказать невозможно.
По словам Натальи Егоровой, работники санэпиднадзора не нацелены на то, чтобы ограждать население от фальсифицированных товаров, это в их функции не входит. Их задача — определить, отравится человек от употребления продукта или нет. Однако есть товары безопасные, но некачественные, например кофе без кофеина, мясные консервы без мяса, под видом сайры в каждой третьей банке обычная сельдь.
— На мой взгляд, нельзя на одну чашу весов ставить Госсанэпиднадзор, который, безусловно, нужен, и Росторгинспекцию, — резюмирует Наталья Егорова.
В санэпиднадзоре реформе не рады
Примечательно, что и сам Петр Кауров не уверен, что слияние будет благом для населения.
— Насколько новая служба будет эффективной? Не знаю, наши функции были — безопасность здоровья населения: вода, питание, атмосфера... Сейчас добавились другие задачи. У меня уже сейчас голову начинает срывать. Я отвечаю за все. С меня спрашивают. По ЖКХ, по ценам, по товарам... На меня легла ответственность за то, чем я никогда не занимался. Петр Кауров заметил, что и санэпиднадзор также в ходе ликвидации терпит большие потери. Дело в том, что предельная численность работников новой службы установлена всего в 240 человек. Таким образом, под сокращение попадают 300 сотрудников санэпиднадзора. Вряд ли сокращаемый в десятки раз штат позволит обеспечить санитарно-эпидемиологический контроль в регионе на должном уровне.
— Жалко людей, но что сделаешь? Мне дали лимит, — сожалеет Петр Кауров.
Все происходящее в Иркутске наталкивает на тревожные мысли. Не получится ли так, что в итоге эта реформа приведет к ликвидации эффективных и жизненно необходимых структур? Не обернется ли она распространением эпидемий, о которых мы, слава Богу, давно забыли, ухудшением качества воды и пищевых продуктов, раздольем для изготовителей фальсифицированной и контрафактной продукции? Так кто же в результате окажется пострадавшей стороной? Торгинспекция? Санэпиднадзор? Или все мы, население, как любят нас называть господа Зурабовы и Фрадковы.

Метки:
baikalpress_id:  2 305