Повышенное отчуждение

Чего бы эта власть ни делала, наибольшая вероятность результатов "государственной работы" однозначна — жить не станет лучше, не станет и веселей

Повышенное отчуждение — это такой социологический термин. Я его недавно вычитал в одном очень специальном исследовании на общую тему "российская политика после Беслана". Там в процентах вычисляется, каким образом изменилось общественное мнение по различным поводам с года 2000 по год 2004. Данный терминологический изыск употребляется в плане "прослеживания развития тенденции отношения большинства групп населения к Президенту России". Основная мысль такова: если, скажем, четыре года назад основным притягательным элементом, формирующим рейтинг Путина, была надежда, то сегодня — это примитивная безальтернативность. Проще говоря: выбирать не из кого. Социологические выкладки базируются на массе разнообразных опросов и выглядят очень академично и убедительно. Вопрос в другом. Качественное изменение отношения народа к Президенту — это лишь естественное следствие углубляющегося отчуждения "народных чаяний" от властных измышлений и движений. Между всем прочим "повышенное отчуждение" — та самая характеристика, благодаря которой в итоге погиб Советский Союз.

Что происходит
А происходит достаточно простая вещь. Большая часть трудящегося в различных сферах русского народа (здесь не имеется в виду кровная принадлежность) не видит никакой отчетливой связи между своей деятельностью и существованием современной властной системы. То есть складывается вполне определенная парадигма: чего бы там эта власть ни делала, наибольшая вероятность результатов "государственной работы" однозначна — жить не станет лучше, не станет и веселей.
Та составляющая нации, которая ни о чем таком не думает и, как принято говорить, "политикой не интересуется", ощущает данную закономерность (точнее — ее отсутствие) на уровне обостренных инстинктов. Прилюдное выражение подобных ощущений связано с ненормативной лексикой и в печатном варианте приведено быть не может. Другая часть народа, политикой интересующаяся, находится в состоянии весьма обескураженном. За объяснениями этой обескураженности далеко ходить не нужно.
В самом деле, прошедший год был просто-таки феноменально благоприятным для Отечества, в смысле обстановки, сложившейся на нефтяных рынках. И что? Мало того что стоимость бензина в России выросла процентов эдак на 30, мало того что вслед за топливом скоренько потянулись и все остальные составляющие корзины, вдобавок ко всему этому значительно ухудшились все основные показатели того, что принято считать экономическим ростом.
Власть объясняет этот безусловный феномен по-разному. Но тут ведь, как ни объясняй, все едино — чепуха получается. Получается, сложили чуть ли не 900 миллиардов рублей (это только известные) в американские, почему-то, банки да сказали, что теперь думать станем. "Тихо, Чапай думает..." Чапай в конечном счете что-то всегда придумывал, ну почти всегда. В нашем конкретном случае на хорошую придумку рассчитывает, прямо скажем, мало кто. Поскольку последнее время как-то плохо придумывается. То ли от того, что думают не в ту сторону, то ли по той причине, что никто вообще, опять же, ни о чем таком не думает.
Оно, в целом, понятно: государство и народ всегда исповедуют принципы антагонистические. Как говорится, "кесарю кесарево, слесарю слесарево", но не до такой же степени. За всемирной катастрофой в Индонезии как-то несколько поблекли события всего 2004-го.
Это напрасно. Потому, что российский 2004-й — это та черта, за которой возможно движение исключительно в двух направлениях. Либо к полному перекрою существующего положения дел в экономике и политике, либо к тому результату, который красочно предрекает Збигнев Бжезинский в своем бестселлере "Шахматная доска", — к расчленению России и окончательному исчезновению русского народа. Не хочется, знаете, изучать экономические выкладки, если известен "кусочек статистики" — сегодня смертность в нашей с вами стране в два раза превышает рождаемость.
Даты
Прошедший год был чрезвычайно символичным по совпадению дорогих для каждого русского годовщин с совершенно дикими и изуверскими расправами над гражданами России.
9 мая был убит Ахмад Кадыров — человек, который действительно мог сделать невозможное, притушить кавказский пожар.
22 июня здоровенная бригада арабов, чеченцев и еще много кого проводит беспримерный по наглости и успешности рейд по территории России. Выборочно и методично вырезает и отстреливает чиновников и милиционеров. Не встречает никакого ощутимого сопротивления.
1 сентября случился Беслан. Тут вообще ничего говорить нельзя.
Не забудем, что в начале года были взрывы в метро, а еще гибель двух самолетов. Совершенно ясно, что антироссийский террор целенаправленно организуется и финансируется нашими врагами. Но почему этим врагам решительно ничего не противостоит? Почему правительство, Дума и администрация Кремля либо многомудро молчат, либо экстатически вскрикивают, но не делают НИЧЕГО.
Трех этих дат, получивших в 2004-м новое звучание, с лихвой достаточно для того, чтобы окончательно убедиться — нынешняя модель российского социально-экономического устройства есть модель никуда негодная. И даже не потому, что подобные вещи стали возможны, а, в первую очередь, по системе государственных реакций. Абсолютно очевидно, что власть не то что не реагирует адекватно на выстроенную схему запугивания и уничтожения граждан, власть даже не знает, как ей нужно реагировать, и, здорово похоже, знать не желает.
Позоры
2004-й стал рекордным по количеству позорищ, которые устроила власть, причем как внутри страны, так и за ее пределами. Не знаешь даже, с чего и начать. Впрочем, вся куча глупости и откровенной некомпетентности вряд ли уместится в формат газетной статьи, да и всей газеты тоже.
"Монетизация льгот" — дело, по большому счету, нужное. Но только не в том случае, когда огромная часть "монетизируемого" народа живет на $50 в месяц при ценах на бензин, превышающих цены американские. В Америке, кстати говоря, этих самых льгот никто отменять не рискует. Живо на паперти окажется. Вместо овального кабинета или комиссии конгресса.
Национализация ЮКОСа — надо называть вещи своими именами. В нынешней российской чехарде даже неясно — благо это или несчастье. Все дело в методах. Про методы отчетливо сказал Илларионов — это работа аферистов и наперсточников, это полная дискредитация российской власти в глазах международного бизнеса и политических элит.
Окончательное исчезновение парламентаризма. Чем весь этот год занималась Государственная дума? Она была увлечена решением двух важных вопросов: можно ли пить пиво на улице, не упрятывая банку в пакет, и следует ли показывать по телевизору сцены насилия. Достойное времяпрепровождение для почти пяти сотен высокооплачиваемых бездельников.
Отмена губернаторских выборов. Дальнейшая отмостка столбовой дороги в никуда. Кратчайший путь к самоидентификации регионов в качестве разграбляемых метрополией колоний. Прямой вызов отдельным сообществам российского народа, вынужденным теперь отстаивать свое право на достойную жизнь способами, мало связанными с понятием "законность". Причина для вызревания настроений сепаратизма и прочей самостийности. Откровенный вызов существованию России как суверенного государства.
"Пропорциональная система выборов" по партийным спискам. Попросту странное решение, при учете факта отсутствия политических партий вообще как реальной действительности.
Украинская и Абхазская пиарщина. Даже трудно понять, чего тут больше — грубейших ошибок или попросту наплевательского отношения. Результаты очевидны: страна все плотнее окутывается санитарным кордоном. В полном соответствии со стратегией американской империи.
Отчего так
Всем, кто хоть как-то отслеживает процессы, происходящие в стране, понятно, что тот странный конгломерат властных структур России, возникший в ходе безобразных метаний из стороны в сторону, не соответствует миссии великого народа в планетарном масштабе, извините за патетику. Он не соответствует даже тому, чтобы дать этому народу достойную возможность элементарно зарабатывать деньги.
Если говорить грубо и примитивно, то власть сегодня состоит из двух примерно равных лагерей. В одном собрались древние сидельцы бесславного финала советского периода, и их лозунг — стагнация. Для них важно досидеть до смертушки, никуда не двигаться и ни хрена совершенно не делать. В лучшем случае они могут лишь имитировать подобие какой-либо деятельности. На полюсе находится лагерь относительно нестарых и даже молодых либералов. Их проблемой с самого начала стало, нет, не зарабатывание денег, а совсем наоборот — создание системы, когда эти деньги можно по-быстрому украсть, освятив этот грабеж словами "приватизация" и "первоначальное накопление". Ни одного представителя этих объективно вредительских кланов совершенно не интересует дальнейшая судьба страны, равно как и людей, ее населяющих.
Отсюда — все. Отсюда эта постыдная ситуация, при которой на самой богатой земле планеты живет самый нищий на этой планете народ. Почему Президент Путин, сохраняющий между всем прочим 70-процентное доверие среди граждан, не разгонит две эти отвратительные шайки, мне, честно говоря, непонятно. У него есть для этого абсолютно все, что требуется. 2004-й был Президентом вчистую проигран, именно благодаря поочередным и внеочередным стараниям властных воров и идиотов. Если он продолжит стратегию ожидания новых пакостей, он потеряет свой великий исторический шанс. Просто придет другой человек и сделает это. Потому что это неизбежно. Рано или поздно. Хочется раньше, и не совсем так, как это было при Иване IV, когда он создавал свою незабываемую опричнину.
Наступивший год — последний, когда можно начинать тяжелую работу по настоящей организации настоящей страны, и вовсе не надо ждать весеннего времени только потому, что это время традиционного "обращения к нации".

Метки:
baikalpress_id:  26 865