В Чехии над "Городком" не смеются

Алексей Яшкин поехал в Чехию не один, а с женой Оксаной. Оксана выросла в Сибири, поэтому подвиг жен декабристов ей знаком не понаслышке. "Завтра едем в Чехию!" — сказал муж, и она согласилась, хотя была на тот момент беременна вторым ребенком. Старшему исполнилось три годика, и он остался с бабушкой. Алексей и Оксана Яшкины продали две машины, подкопили денег и прямым ходом двинулись покорять Европу.

Про злату Прагу и кнедлики
— Чехия мне очень понравилась, — говорит Оксана. — Я ничего прекраснее ее лесов и полей в жизни не видела. Природа — горы, покрытые широколиственными лесами, реки, уютные обустроенные деревушки и, конечно, злата Прага, которую так часто видели в рекламе чешского пива.
Походив по древним площадям, выложенным звонким булыжником, пофотографировавшись у старых готических соборов, ребята задумались: а что есть будем, где жить?
— Кухня там отвратительная, — вспомнив, Оксана поморщилась. — Эти знаменитые чешские кнедлики — такая гадость!
Отведав кнедликов (это просто кусочки теста, сваренные на пару, по вкусу напоминающие бурятские позы, только без мяса), Оксана решила сварить борщ. Но оказалось, что продукты для борща стоят гораздо дороже двух порций супа, купленных в ресторане. Поэтому борщ пришлось из списка блюд на каждый день вычеркнуть. И пытаться привыкать к кнедликам.
— Когда я иду по Иркутску и на дверях ресторанов вижу рекламу "У нас европейская кухня", сразу вспоминаю кнедлики, супы без мяса и другие блюда, — морщится Оксана, заворачивая в фольгу кусочки курицы (она готовит ужин в своей маленькой квартирке на Грязнова). — По моему глубокому убеждению, ничего более невкусного, чем европейская кухня, на свете нет.
Илья Яшкин — гражданин Чехии
Вскоре родился долгожданный сын, которого счастливые родители назвали в честь огненного христианского пророка Ильей. Илью записали в уржаде ("уржад" по-русски значит контора), выдали ему свидетельство о рождении. Илья Яшкин стал полноправным гражданином Чехии.
Первые дни Яшкины снимали квартиру в Праге с прекрасной ванной, выложенной белым кафелем, и большой комнатой, где поместилась деревянная детская кроватка. По утрам в дверь стучала вежливая хозяйка:
— Кофе панам?
Две чашечки ароматного кофе с румяной булочкой входили в стоимость квартиры. Но цена эта была довольно велика. Еще в Иркутске ребята решили, что Оксана (она закончила в Иркутске ИГЭА и по профессии — экономист) работать не будет — надо ухаживать за новорожденным. А Алексею (он художник) городская квартира оказалась не по карману. И вскоре Яшкины переехали в село с романтичным названием Яблони-над-Орлицей. Местечко оказалось таким же красивым, как и название.
— В Чехии вообще очень поэтичные названия, — говорит Оксана. — Например, в нашей деревне протекала река Орлица и весной покрывались белым цветом яблони. Вот и назвали Яблони-над-Орлицей.
Яшкины поселились в просторном каменном доме, в котором жила деревенская семья, и еще несколько комнат были сданы квартирантам.
В первый же день проживания в деревне Алексей Яшкин выставил свою треногу с холстом напротив самого красивого в Яблоне-над-Орлицей дома. Он писал маслом свой пейзаж с особняком каждый день, прописывая мельчайшие детали, а мимо проходили сельчане и, приподнимая шляпы, вежливо приветствовали нового художника. Потом подходили и, восхищенно качая головами, пытались узнать, откуда незнакомец.
— Я им пытался объяснить, что приехал из Сибири, — рассказывает Алексей. — Но в селе не знают такого слова. Я говорил про "лейк Байкал" и только тогда видел какое-то движение мысли на лице у собеседников. Потом кто-то догадался принести географический атлас. И когда я ткнул пальцем в место за семь тысяч километров от Чехии, они поразились: "О-о-о! Так далеко?!"
Когда картина была закончена, ее тут же купил хозяин этого особнячка. А Алексей Яшкин стал уважаемым в Яблоне-над-Орлицей человеком. Каждый день он работал, писал пейзажи, рисовал окрестности. Потом увозил свои работы в город — в Праге множество художественных салонов, где продают картины. Владельцы художественных салонов — армяне. И работы Алексея Яшкина неплохо расходились.
Загадки психологии
Вообще, в Чехии Яшкины встретили огромное количество переселенцев из бывшего Советского Союза. Интересно было наблюдать за нашими людьми, за их поведением в стране, где другой уклад жизни, другая культура. Встретили жительницу Карелии, которая с двумя детьми приехала в Чехию, оставив в России неверного мужа. Вскоре здесь она вышла замуж за молдаванина, прибывшего в Чехию подзаработать. Трудолюбивые белорусы в Яблоне-над-Орлицей по двенадцать часов работают на немецком заводе, который производит электротовары фирмы "Мулинекс". Но особенно поразили Яшкиных выходцы с Западной Украины.
— У нас была знакомая Наталка по прозвищу Лямпочка, — говорит Алексей. — Это я ей такое прозвище дал, потому что она так лампочку называет. Мы не могли поверить, что можно пятнадцать лет, как Наталка, прожить в Чехии и ни разу не съездить куда-нибудь отдохнуть! Она работала по двенадцать часов на заводе "Мулинекс", зарабатывая себе пенсию. Все деньги отсылала на Украину, в деревню. И ни разу (!) за все пятнадцать лет не была дома — все копила и копила. Какой смысл вернуться в родную деревню и умереть в доме, который ломится от роскоши?
Пораженные такой скупостью Наталки с Западной Украины, Яшкины бросили все и поехали во Францию, потом в Австрию. Надо же мир посмотреть! А когда же его и смотреть, как не сейчас — пока есть силы и возможности!
Домой!
Но Яшкины не знали, что бюрократия в Европе гораздо сильнее, чем в России. Столкнулись с тем, что у Оксаны фамилия в паспорте не та — не чешская. По-чешски она должна звучать "Яшкинова". А у нее было написано "Яшкина". Безобразие! Чтобы сменить фамилию, надо было заплатить штраф и получить вид на жительство. А представьте себе человека, который не знает языка. Надо отдать должное молодой иркутянке — по бумагам, присылаемым из уржада она выучила чешский язык.
— Я переводила с чешского на русский, потом писала ответы и так научилась читать и писать, — признается Оксана.
Но потом вся эта бумажная волокита с уржадом, тянувшаяся год, стала надоедать, и Яшкины засобирались домой. Алексей выучил язык и стал понимать, что русских чехи вообще-то не любят. Чуть что сразу: "Вы к нам на танках в шестьдесят восьмом въехали!" Научившись довольно прилично говорить по-чешски, Яшкин стал давать отпор наседавшим чехам:
— И что? Задавили вас русские танки? Ни одного дома не разрушили. А теперь немцы вам всю землю загадили — под немцами лучше?
Чехи примолкли. Кому как не им знать, что Чехия переживает не лучшие времена. Все вредные производства с едким дымом и вредными выбросами немцы перевезли в Чехию. Когда утром на велосипеде едешь в Прагу — все окрестности тонут в белом дыму заводов. Правда, работают на вредных производствах в основном выходцы с Украины, из Молдавии и Белоруссии. Но простые чехи там тоже вкалывают будь здоров. Иначе пенсию не заработаешь.
На чемоданах
Два с половиной года Яшкины прожили в Чехии, вернулись и вот уже два года живут в России, в Иркутске на улице Грязнова. Признаются, что была бы здесь своя квартира — никуда бы не уехали. Но после того как вышел закон о художественных ценностях, иностранцы совсем перестали покупать картины. А ведь Алексей Яшкин художник — он живет на деньги, вырученные от продажи своих картин. Да и комнату в деревянном доме жильем для семьи из четырех человек не назовешь.
Теперь вот снова Яшкины собрались покорять Европу — не сидится им на месте.
— Главное — документы сделать, чтобы получить вид на жительство, — снова мечтает Алексей. — Илья ведь у нас чех. Теперь надо сменить фамилию Оксане с Яшкиной на Яшкинову — и можно ехать.
И Алексей, и Оксана надеются, что в Чехии материально им будет гораздо легче, чем в Иркутске. Там сразу дают квартиру, если есть вид на жительство. А здесь на квартиру за всю жизнь не заработаешь. Только сами чехи другие. Не такие, как мы. И юмор у них какой-то другой.
— Они над "Городком" вообще не смеются! — возмущается Алексей. — У них раз в неделю показывают "Городок" с Олейниковым и Стояновым. А они думают, что это таким способом показывают последние новости из России и повторяют: "Какой ужас!" И затылки у них скошенные, неприятно смотреть — пиво пьют все поголовно: и дети, и женщины. У нас столько не пьют.
Надеюсь, что Яшкины, вернувшись из Чехии, не перестанут смеяться. Хотя кто знает, может, их дети, став настоящими чехами, тоже перестанут понимать российский юмор...

Метки:
baikalpress_id:  2 230