Наличие автогражданки — не повод для спокойствия

Как ни странно, меньше всего проблем испытывают виновные в авариях. Вся тяжесть их автодорожных ошибок ложится на плечи страховщиков и пострадавших

Год назад правительство обязало водителей страховать свою ответственность. Было много споров — приживется у нас принятая во всем западном мире автогражданка или нет. В январе прошлого года еженедельник "Пятница" на прямой телефонной линии вместе со специалистами подробно ответил на вопросы наших читателей. Но как все это работает на деле? Сегодня мы рассказываем об одном отдельно взятом случае. Иркутяне Дмитрий и Алексей стали участниками ДТП. Один виновный, другой пострадавший. Вот что из этого получилось.

Кофе никто не предлагает
Эта "автогражданская" история началась в октябре. Иркутянин Дмитрий Петров работает водителем маршрутного такси Иркутск — Горохово. Микроавтобус у него свой. На нем-то он однажды и выехал в шесть утра из гаража и направился на свою конечную остановку — на Центральный рынок.
Дмитрий подъезжал к остановке "Лисиха", когда заметил стоящий в дорожном кармане белый Mark II. "Тойота" вдруг резко тронулась с места, начала разворачиваться и врезалась в бок подъезжавшего микроавтобуса. Оба водителя — Дмитрий Петров и Алексей Максимов — выбрались из своих машин, встали, оценили масштабы произошедшего и вызвали ГИБДД. Инспектора приехали через 15 минут.
Водители не стали паниковать, очень быстро выяснилось, что у виновной стороны (Алексея) есть автогражданка. Подъехавшие гибэдэдэшники замерили все, что нужно, составили протокол, отогнали автомобили в парк и отправили обоих участников аварии в страховую компанию Алексея. В страховой компании Дмитрию, как пострадавшей стороне, выделили оценщика.
— Чувствовалось, что оценщику ничего не надо, — рассказывает Дмитрий. — Он выполнял свою работу спустя рукава. Хотел сначала зафиксировать только внешние повреждения, внутрь даже не хотел залазить. Я едва уговорил его посмотреть внутренние повреждения.
В страховой компании Дмитрию не дали посмотреть расчеты, составленные для выплаты страховой суммы.
— И вообще я натолкнулся на откровенное хамство, — говорит Дмитрий. — В рекламе все так красочно изображается — все цивилизованно, спокойные водители пьют кофе и радостно смеются, страховая компания ждет всех с распростертыми объятиями. Разумеется, никто кофе мне не предлагал. Я считаю, что в страховой компании меня просто вежливо послали.
Разочарования в автогражданке
Дмитрий не стал ждать, когда страховая компания решит его судьбу, и начал самостоятельно ремонтировать свой микроавтобус. Расходы вылились примерно в 70 тысяч рублей. Каково же было его изумление, когда он узнал, что компания выплатит ему лишь 32,5 тысячи рублей. Оказывается, раз его машина не новая, расчеты составляются исходя из степени изношенности автомобиля пострадавшей стороны. Ему полагалось лишь 45 процентов от суммы, рассчитанной оценщиком. Причем оценивалась только заводская комплектация. Купленные отдельно защита фар и накапотник во внимание не принимались, а они тоже пострадали.
— И вообще, пострадал не только микроавтобус, но и мой заработок, — говорит Дмитрий. — Каждый день простоя — это около 1000 рублей убытка. Я ремонтировал свою машину месяц, значит, потерял приблизительно 30 тысяч рублей. Если бы не моя знакомая, которая мне помогла побыстрее провернуть все дело, то пришлось бы ждать еще месяц.
Дмитрию пришлось почти каждый день ездить в страховую компанию. Там он наслушался разных историй.
— Краем уха я услышал, что в страховой компании мало денег, — вспоминает Дмитрий. — И сотрудники сокрушались, что в гололед они вообще останутся без премий.
Самое парадоксальное, что Алексей, хоть и виновный в аварии, вообще никаких трудностей в этом деле не испытал. Все проблемы свалились на Дмитрия.
— А как иначе, — говорит Алексей. — Дмитрий же потерпевший, ему же нужны деньги. Вот он и хлопотал. Мое дело — лишь застраховать свою вину, все остальное — не мои проблемы.
Виновные не знают проблем
Делом Дмитрия и Алексея занимался сотрудник страховой компании Николай Васильев.
— Я прекрасно понимаю Дмитрия, — говорит Николай. — Ремонт обошелся ему в гораздо большую сумму, чем мы ему компенсировали. Но таково наше законодательство. Мы лишь исполняем закон.
Что касается других финансовых претензий Дмитрия, то Николай советует ему решать это дело через гражданский суд. И удовлетворять исковые требования должна не страховая компания, а виновная сторона, то есть Алексей.
— Вообще автогражданка — это убыточная услуга, — говорит Николай Васильев. — Расходы на нее мы покрываем благодаря другим нашим услугам.
Нужно признать, что меньше всего проблем испытывают виновные в авариях. Вся тяжесть их автодорожных ошибок ложится на плечи страховщиков и пострадавших. Очень часто последним приходится буквально вылавливать виновных, чуть ли не силой тащить их в страховую компанию, чтобы заполнить все необходимые бумаги. Пока бумаги не будут подписаны виновной стороной, процесс выплаты страховой суммы не начнется.
Подставные аварии
— Многие пытаются нас обмануть, — говорит Николай Васильев. — Например, приходит к нам пострадавшая сторона и начинает требовать деньги. А потом выясняется, что обе стороны решили вопрос полюбовно, то есть расплатились друг с другом в частном порядке.
Николай Васильев признался, что в его практике не редки и случаи подставных аварий. Люди пытаются обманом стребовать с компании деньги двумя способами. Первый — классический, когда уже ранее разбитые машины ставят в определенном месте, где якобы и произошла авария. Второй способ — совсем новый. Виновный и пострадавший сами оценивают, какая из их разбитых машин дороже. Если дороже автомобиль виновной стороны, то водители договариваются и меняются местами. Виновный становится пострадавшим, а пострадавший виновным. И страховая компания возмещает убытки "пострадавшей" стороны.
— Я, как бывший работник ГИБДД, на глаз вижу всю реальную картину произошедшего, — говорит Николай. — Но поскольку у меня нет полномочий, я не могу доказать правоту своих умозаключений. Особенно часто подставные аварии "случаются" в Иркутском сельском районе. Там работники ГИБДД не такие скрупулезные, как в Иркутске.

  • В среднем страховые компании в Иркутске выплачивают по 30 тысяч рублей. Иногда страховая сумма достигает 120 тысяч рублей, если автомобиль очень дорогой. 160 тысяч сумма достигает, если в аварии участвовало три автомобиля и деньги нужно выплатить владельцам двух автомобилей.
  • Почему страховые компании, мягко говоря, неласковы со своими "автогражданскими" клиентами? По словам, сотрудника компании, "автогражданка — это убыточная услуга, расходы на нее мы покрываем благодаря другим нашим услугам".

Метки:
baikalpress_id:  27 379