Дешево и очень сердито

"Сделано в колонии": все больше изделий под таким знаком появляется на товарном рынке Приангарья

Иркутскую область строили зэки
В Советском Союзе производственный потенциал всей уголовно-исполнительной системы был таков, что она занимала пятое место в стране по объемам товарной продукции, уступая только оборонным отраслям. В Иркутской области силами осужденных была возведена значительная часть экономического потенциала региона.
Спецконтингент участвовал в строительстве целого ряда крупных объектов областного центра — Ново-Иркутской ТЭЦ, пожарно-технического училища, областной больницы, завода по розливу вин, масложиркомбината. Осужденные колоний ангарского куста строили городское тепличное хозяйство, птицефабрику, а позднее были этапированы в Байкальск на возведение целлюлозно-бумажного комбината.
Речной порт Осетрово и аэропорт в Усть-Куте построили тоже осужденные, а в Зиминском районе силами спецконтингента были возведены объекты Зиминского химического завода. В Саянске строители в черных робах возводили хлебозавод и молокозавод. Поселок Плишкино под Иркутском тоже строили осужденные.
В колониях варят мыло и выращивают табак
Перестройка затронула все отрасли народного хозяйства. Приоритеты в развитии экономики стали сводиться к одному — взятому курсу на повсеместное внедрение хозрасчета и самофинансирования. Бюджетные вливания таяли как лед, и в колониях столкнулись со старой как мир проблемой: как прокормить осужденных.
Адаптация исправительных колоний Иркутской области к условиям рыночных отношений растянулась на несколько лет. Когда-то созданные производственные мощности колоний оказывались невостребованными при отсутствии госзаказов. Осужденные становились безработными, на чьи личные счета не поступало ни копейки. Нужно было срочно решать возникшую проблему.
В этих непростых условиях стали развиваться контакты с коммерческими структурами. В колониях им сдавались в аренду площади, а все оборудование, сырье, комплектующие детали закупали коммерсанты. В 1990-е годы в колониях Приангарья освоили выпуск более тысячи видов изделий.
На продукцию под маркой "сделано в УК" появился спрос, она стала конкурентоспособной. За колючей проволокой брались за любую работу: делали мебель, шили спецодежду, выпускали обувь. В одной из ангарских колоний в течение нескольких лет даже ремонтировали троллейбусы. В эти же годы в исправительных учреждениях научились для собственных нужд выпекать хлеб, делать макароны, изготавливать мыло и выращивать табак.
"Тройка" рвется в рынок
Самый уникальный опыт по созданию новых рабочих мест накоплен в иркутской колонии строгого режима N 3. Началось все с того, что с середины 90-х годов известная иркутская обувная фирма "Ангара" стала переживать трудные времена. Часть оборудования с "Ангары" была передана в аренду третьей колонии. Потребовалось полгода, чтобы окончательно отладить выпуск обуви за колючей проволокой. Кого-то из осужденных усадили за швейные машинки, других поставили за станки. Сначала запустили раскройный участок, потом — пошивочный.
За несколько лет в колонии освоили выпуск 23 видов добротной кожаной обуви. И вскоре швейный цех из "тройки" стал обеспечивать такой обувью осужденных во всех колониях Иркутской области. Запустили производство сезонных ботинок, сапог, женской обуви. Изделия заметили на товарном рынке Приангарья, посыпались заказы. Продукция из колонии стала с успехом конкурировать с фирменной обувью, завозимой в Иркутскую область из других регионов.
Швейный цех — это только часть производственных мощностей колонии. Кроме обуви в "тройке" выпускают мебель. Отработан замкнутый цикл производства: начиная от вывозки леса с собственной деляны и кончая выпуском готовой продукции. В конце 1999 года запустили на поток комплекты корпусной мебели. В постоянном спросе — письменные столы, стулья, табуреты. Идя навстречу потребителям, в колонии выполняют и индивидуальные заказы на мебель нестандартных размеров.
В условиях жесткой конкуренции среди производителей в иркутской исправительной колонии N 3 стали использовать даже... отходы производства. В швейном цехе из обрезков кожи начали выпускать вполне эстетичные и прочные хозяйственные сумки, мужские ремни, домашнюю обувь. Другие отходы производства — остающийся от распиловки древесины горбыль — нашли применение в тарном цехе. Опилки тоже не пропадают: их забирают в котельную на территории колонии. Всю зиму колония сама себя отапливает.
На экскурсию... за решетку
В иркутской колонии N 6 тоже есть производство: пилорама, два мебельных цеха и участок металлообработки. Чтобы привлекать потенциальных заказчиков, здесь пошли на весьма необычный шаг: стали приглашать хозяйственных руководителей Иркутска и области и проводить для них экскурсии по колонии. Для гостей было открытием, что производственная территория зоны мало чем отличается от крупного предприятия. Разве что находится в "местах не столь отдаленных".
В колонию стали поступать заказы. Рост производства позволил получать прибыль, которую направляют на благоустройство колонии, улучшение бытовых условий. Недавно за колючей проволокой открылся бар "Перекресток". В порядке поощрения осужденным разрешают приглашать на чашечку кофе или чая своих родственников, приезжающих в колонию на краткосрочные свидания. В скором будущем планируется ввести дополнительное питание для каждого работающего осужденного. Но и это не все. Встающие на путь исправления получают даже послабление режима содержания в виде официального сончаса в выходные дни. Итоги такой политики превзошли все мыслимые ожидания. В шестой колонии осужденные работают не для галочки, а с творческим подходом к делу.
Однажды в мебельный цех поступил нестандартный заказ — сделать детскую игровую площадку с деревянными фигурками сказочных персонажей. Выполняя работу, осужденные дали волю фантазии. Так появилась избушка на курьих ножках. Из окна выглядывала Баба-яга. Охраняла избушку... лавочка-крокодил. В другой раз пришлось выполнять еще более сложную работу. Заказчик попросил изготовить несколько наборов детской мебели, стилизованной под жирафов. И вскоре в цехе появились первые образцы "живой" мебели — кроватка, стеллаж, комод для игрушек. У всех предметов были пятнистые ноги, длинные шеи и забавные мордочки.
Из колонии — в музей
В 90-е годы в исправительных учреждениях области сложился принцип специализации в производстве товаров. В иркутских колониях выпускали мебель, делали обувь, в ангарских практиковались в металлообработке, а в колониях Зимы, Бозоя, Плишкино шили спецодежду. Только за последние десять лет мебелью и швейными изделиями, выпускавшимися в колониях, были укомплектованы 15 общеобразовательных школ, 3 детских сада, 3 поликлиники, одна школа-сад, одно СПТУ.
Уникальную работу выполняют в иркутской колонии строгого режима N 19. Три года назад здесь выполнили особый заказ — по чертежам была воссоздана сторожевая башня старинного сибирского острога, которая стала экспонатом архитектурно-этнографического музея "Тальцы". Осужденные, строившие башню, изготовили ее без единого гвоздя, как делали в старину наши предки. По такой же технологии в колонии изготовили в прошлом году деревянную православную часовню для женской исправительной колонии N 40 Бозойского объединения исправительных колоний. К слову, еще в конце 90-х годов в колонии появился собственный православный храм, построенный руками осужденных.
Уголовно-исполнительная система Иркутской области — это вполне современный самодостаточный комплекс с развитой инфраструктурой. Помимо промышленных предприятий в колониях есть средние школы и ПТУ, клубы, библиотеки, спортзалы. В колониях проводятся самые разные мероприятия: от спортивных турниров до концертов художественной самодеятельности. Но это, как говорится, тема уже другой публикации.
Цены на некоторые товары, сделанные в зонах Иркутской области
Кухонный гарнитур — 5595 рублей
Кресло плетеное — 2500 рублей
Кровать двухспальная — 2109 рублей
Набор офисной мебели — 4720 рублей
Комплект спортоборудования (гимнастические кольца, канат, шведская стенка, качели, веревочная лестница) — 2640 рублей
Стеллаж для книг — 1221 рубль
Журнальный столик — 600 рублей
Сапоги мужские утепленные из натуральной кожи — 775 рублей
Полуботинки мужские из натуральной кожи — 510 рублей
Постельное белье — 410 рублей/комплект
Матрац односпальный — 280 рублей
Одеяло ватное — 330 рублей
Шкаф-купе — 6630 рублей

Метки:
baikalpress_id:  2 201