Кто на новенького?

Как известно, журналисты — очень милые люди. Милые и, самое главное, отзывчивые. Например, они начинают неровно дышать при появлении разных слухов о том, что где-то что-то вот-вот разрушится или кто-то где-то что-то украл. Или хотя бы мог украсть, если бы оказался в нужном месте в нужное время, что само по себе уже подозрительно. А все, что подозрительно, вызывает в дыхании журналиста некоторые сбои.

Далее журналист начинает строить логические цепочки. Это называется аналитика. Знающие люди говорят, что в такие моменты к журналисту лучше не приставать. Любой внешний фактор, мешающий стройности и геометрической красоте этих цепочек, воспринимается как вражеское посягательство и портит общую картину. А журналисты не любят, когда жизнь портит созданную ими общую аналитическую картину. Они тогда начинают огрызаться и выуживать припрятанные в карманах факты и фактики, чтобы неимоверными усилиями привести эту картину в нужный им вид. При этом они ругаются кто во что горазд и через строчку употребляют конструкции типа "очевидно, что", "мы-то с вами знаем" и "эксперты полагают".
Но особенно благодушие и острый аналитический ум журналистов проявляются в те редкие времена, когда речь идет о том, что кто-то где-то что-то выиграл или хотя бы может выиграть. Тут уж сведения об укравших и проштрафившихся отходят на второй план. И совсем уж ни в какие ворота не лезет, если этот удачливый гад — их коллега по цеху. В этом случае логические цепочки строятся со скоростью звука и со скрежетом Молоха. Поэтому журналисты так любят свои цеховые конкурсы, рассматривая их как повод посудачить на чей-нибудь счет. Или, что еще приятнее, вывести кого-нибудь на чистую воду. Есть несколько известных способов порадоваться успеху коллег.
Первый — это когда все кроют ласковыми словами жюри. "А судьи кто?" — вопрошают шакалы ротационных машин и припоминают разные правдивые случаи из жизни. Это практически беспроигрышный метод, потому что всякому есть что вспомнить. Ругать жюри удобнее всего начинать заранее, чтобы потом при любом раскладе сделать логичный вывод: "Мы же говорили..."
Второй способ — это вообще ни в чем не участвовать. Этот способ тоже беспроигрышный — в прямом смысле. Чаще всего его применяют те, кто сомневается в том, что их коллеги вообще способны что-либо понять в их творчестве.
И наконец, способ третий. Он состоит в методичном и изящном поругивании собственно конкурса. Это очень распространенный способ заявить о себе, намекнув при этом, что "аналитики-то знают, где тут собака зарыта". Такую массированную подготовку линии защиты можно было, например, наблюдать за два месяца до торжественной церемонии награждения победителей ТЭФИ, когда вся страна узнала очень много нового про академиков телевидения, которых до сих пор всех учили любить и уважать.
Иркутские журналисты сегодня выражают любовь к коллегам всеми тремя способами. Это подчеркивает их соответствие международным стандартам и потому как-то даже успокаивает. В том смысле, что мы все по-прежнему столь же милые и отзывчивые люди.
В самом деле, кто такое это жюри и что это вообще за название для конкурса — "Профи"? Когда и без конкурса все ясно. О каких таких "критериях профессионализма" мы тут пытаемся говорить, какие тезисы формулировать, когда вокруг все куплено, продано, мировое равновесие в опасности и вообще эти — ну, которые тоже думают, что они журналисты, — двух слов не могут связать, а туда же. И зачем вообще нужен этот городской союз журналистов, когда у нас уже есть областной и членов там хватает.
Самое смешное, что примерно так же иногда в сердцах думают и организаторы этого никому не нужного конкурса "Профи", и оргкомитет, и жюри, которое, кстати, состоит из представителей практически всех местных СМИ. Кто такое это жюри — так по-гамлетовски думают члены жюри, тщетно надеясь, что из 23 субъективных оценок представленных работ разных жанров в результате получится хоть что-то, похожее на объективность. Эту самую объективность журналисты всех мастей, национальностей и возрастов пытаются искать уже не первое десятилетие, а в результате, стыдясь, признаются, что главным критерием при выборе лучшего всегда остается простое и где-то даже арифметическое действие — "нравится — не нравится". Или, на жаргоне, "цепляет — не цепляет".
Весь вопрос в том, КОГО именно цепляет или, соответственно, не цепляет. Тут открывается большой простор для рассуждений, но углубляться в них, на мой взгляд, не стоит. Правила любых соревнований предусматривают наличие определенной команды оценщиков, хотя состав этой команды, как это принято у человечества, всегда так себе составчик и подлежит немедленным перевыборам. Но ведь, в конце концов, члены жюри — не червонцы, чтобы всем нравиться.
"Критерии профессионализма", которые вознамерились искать организаторы, тоже формулировка хоть куда. В принципе, эти критерии любой из нашего цеха может немедленно сообщить жюри, проснувшись среди ночи, причем основываясь исключительно на собственных работах. И зачем еще эти критерии как-то наглядно демонстрировать, вообще непонятно, тем более что наша местная журналистика, как известно, катится непонятно куда.
За те два месяца, что прошли с начала моей работы в оргкомитете и жюри конкурса "Профи", мне позвонили или случайно встретились на разного рода мероприятиях коллеги из практически всех иркутских СМИ. Все так или иначе говорили со мной о мелких пакостях любых конкурсов, о традициях договариваться, о субъективности подходов и неоднозначности мнений. Если умножить количество этих разговоров на количество членов жюри, получится, что конкурс "Профи", едва появившись, уже, что называется, "поимел большую прессу".
Но я не буду умножать и не буду делать пока никаких таких выводов. Потому что я тоже, как и все мои коллеги, милый и отзывчивый человек. И я знаю, что будет после 13 января, когда на балу прессы в Иркутске объявят имена победителей конкурса "Профи". А будет, поверьте, вот что. Вдоволь наговорившись о подоплеках и кулуарных течениях, коллеги мои забудут о своих излюбленных логических цепочках, и реальность удивительным образом на миг совпадет с создаваемой ими общей картиной дня. После чего собравшиеся гости бала начнут выпивать, подсчитывать полученные дипломы, значки, скульптуры и розданные красные флажки, подыскивать им место на рабочих столах и вписывать сведения о наградах в свои профессиональные резюме. Иногда все же поругивая по привычке организаторов — за плохо составленное меню.

Метки:
baikalpress_id:  44 598