Взлететь на крышу мира

Легкость, с которой пилоты управляют парапланами, — кажущаяся. За этой легкостью стоят десятки, сотни часов тренировок, ведь на самом деле параплан — сложный вид спорта. Он требует от пилота собранности, организованности и огромной настойчивости в тренировках. Одним из счастливчиков, которым покорилась эта наука, является Сергей Тертычный.

Все равно как, но летать!
Сергей мечтал о небе с детства, но мечте не дано было осуществиться — строгая медкомиссия летного училища дважды забраковывала его. Но он не сдавался. В 1987 году в первый раз услышал, как кто-то слетел с Эльбруса с планирующим парашютом; с замиранием сердца следил за развитием парапланеризма за рубежом. Первый раз ему повезло, когда во время занятий горными лыжами в Байкальске он увидел, как кто-то привез на склон планирующий парашют. Счастливый владелец давал прокатиться всем желающим. Наверное, тогда еще никто не задумывался над тем, что это может быть просто опасно. Давалось по одной попытке: не взлетел? Следующий! Сергей поднялся в воздух сразу. Полет длился секунд десять, но этого хватило для того, чтобы понять — это то, чего он так долго искал.
— Все время мне снился один и тот же сон, — рассказал Сергей. — Я стою на высокой горе, потом разбегаюсь... и лечу! Ощущение полета, которое я испытал, полностью совпало с тем, что я испытывал во сне. Это было восхитительно!
Свой первый учебный параплан Сергей Тертычный приобрел два года спустя. Пришлось специально ездить за ним в Москву. Учился самостоятельно — никаких клубов или учебной литературы в то время не существовало. Падения были, но все обходилось благополучно. Со временем учебный параплан сменил полуспортивный.
"Парасмерть"
Самое сложное для новичка — научиться стартовать. Управлять парапланом проще, но именно кажущаяся простота часто становится причиной трагедий. Некоторые новички не знают элементарных правил. Сергей стал свидетелем двух трагедий — двое парапланеристов разбились в Усть-Орде. Дело было так: Сергей с другом приехали полетать, но оказалось, что дует сильный ветер. По-хорошему, нужно было бы уехать, но человеческая натура такова — вон дельтапланеристы летают, а мы чем хуже? Уже позже, с опытом, Сергей понял, что дельтапланы безопасней — они могут свалиться на крыло, войти в штопор, но не могут сложиться — а это самая частая "неприятность" в воздухе.
— Надо сказать, что если параплан складывается полностью, что бывает довольно редко (чаще он складывается на треть, на две трети, то он превращается в тряпку, падаешь с ним, просто как с хозяйственной сумкой, — вспоминает Сергей.
В тот раз другу Сергея не повезло — порыв ветра, и его параплан сложило. Спортсмен сломал кости таза и получил очень тяжелые травмы. Когда друзья привезли его в Иркутск, он был настолько плох, что его отправили в операционную, даже не раздевая.
Второй случай произошел там же, в Усть-Орде. В воздух по очереди поднялись двое: сперва муж, потом жена. У них был параплан очень плохого качества. Сергей не помнит, какой кооператив их шил, но многие парапланеристы называли эти парапланы соответствующим образом: "парасмерть" — уж очень много народу на них падало. Женщина совершила в воздухе ошибку: не зная особенностей параплана, она повернулась к ветру боком. Параплан сложился. Опытный спортсмен еще мог бы специальными приемами попробовать развернуть параплан, но она была новичком, да и высота была небольшой. Женщина получила множественные переломы.
— Многие даже не понимают, что парапланеризм опасен! — Сергей качает головой. — Очень часто на Ангарской горке ко мне подходят с просьбами: "Дай прокатиться!" В таких случаях у меня только один ответ: "Нет!"
"Коварный термик"
Конечно, парапланеризм — экстремальный вид спорта, но тем-то он и притягателен — адреналин позволяет надолго забыть о повседневных проблемах. У самого Сергея тоже было несколько "неприятных" случаев. Первый произошел на Хамар-Дабане. Сергей стартанул с горы, хотел пролететь километров десять, вышел в долину реки Снежной и понял, что с Байкала дует резкий ветер. Параплан стал быстро терять высоту. Повернуться к ветру боком нельзя, поэтому пришлось садиться. Посадка осложнилась тем, что внизу была тайга. Инструкции в таких случаях рекомендуют садиться на лиственные деревья — на них меньше острых сухих макушек и сучьев. Так что выбор был невелик — Сергей сел на березу.
— Это в фильмах про диверсантов все замечательно показывают! — Сергей смеется. — Приземлился, повис на дереве, обрезал стропы, спрыгнул вниз — и все в порядке! В тот момент я думал об одном: сюда бы этих режиссеров! Береза попалась высотой с пятиэтажный дом, с такой высоты не спрыгнешь! Верхушка — толщиной с руку. Кое-как я подтянулся по ветвям к стволу. Два с половиной часа ушло на то, чтобы выпутать из ветвей параплан и спуститься вниз.
Второй случай тоже произошел на Хамар-Дабане. Стоял прекрасный солнечный день, Сергей тренировался, стоя на небольшой полянке. Летать он не собирался, был сильный ветер. Он просто стоял и то поднимал, то опускал купол. По-видимому, в этот момент над поляной образовался локальный термик (восходящий поток теплого воздуха. — Прим. авт.), который внезапно поднял Сергея в воздух. За какие-то секунды спортсмен в футболке и тренировочных брюках очутился высоко вверху, где температура воздуха не поднималась выше плюс 5—8 градусов. Горы остались далеко внизу. Сергей постарался собраться. Вышел из термика. Из-за турбулентности параплан сложился. Раскрыл параплан, осмотрелся. Единственной площадкой для посадки была та самая полянка, с которой Сергея вознесло. Пока снижался, надеялся, что термик так же внезапно исчезнет. Все шло благополучно до того самого момента, пока Сергей не оказался в полутора метрах от земли. Наверное, поток воздуха на время исчез и в этот миг образовался снова! Захотелось отстегнуться и просто спрыгнуть! Секунд через десять Сергея снова вознесло, пришлось снова выходить из термика, раскладывать параплан... Не сразу, не с первого раза, но ему повезло — он быстро, жестко приземлился и сразу же свернул купол.
Что ж, можно по-разному относиться к человеку, у которого на глазах разбились двое, но не вызывать уважения этот человек не может. Есть в этом что-то непостижимое, от чего замирает сердце, — стремиться взлететь на крышу мира и увидеть землю не через стекло иллюминатора, а наяву. Зрелище, говорят, изумительное. Он стоит всех тех опасностей, о которых рассказал Сергей. Хотите попробовать? Рискните, вдруг вам повезет.

  • Уложенный в рюкзак параплан весит 12 килограммов, его площадь — 25 квадратных метров
  • "Полет на параплане чем-то похож на ощущения, которые испытываешь, сидя на краю крыши высотного дома — под тобой ничего нет, а ты ощущаешь себя уверенно, как в кресле".


По парапланеризму проходят соревнования
Конечно, у них свои особенности — если в любом другом виде спорта спортсмены стартуют в один момент, то в парапланеризме для старта дают "окно" времени. В эти часы необходимо стартовать. Очутившись в воздухе, спортсмен должен найти и оседлать термик (поток теплого воздуха). Диаметр восходящих потоков невелик — от ста до трехсот метров, поэтому по всевозможным приметам нужно угадать, где он находится. Используя термик, спортсмен набирает высоту, потом выходит из потока и летит к нужной точке. Обычно спортсмен должен пролететь над определенными точками, обозначенными на маршрутной карте, и сфотографировать их. Продолжительность полета при таких соревнованиях — до 8 часов. Конечно, в такие полеты спортсмены берут с собой даже запас еды и термосы с кофе! Судьи учитывают точность прохождения маршрута и время.
Сколько стоит снаряжение?
Купить снаряжение в Иркутске не проблема, информацию можно найти в Интернете. Можно купить и подержанный параплан. Сколько это стоит? Новый параплан обойдется в 1000—1500 у.е., подержанный — в 250—600 у.е. Парамотор обойдется от 3000 до 11 000 у.е. Парамотор нравится далеко не всем парапланеристам — из-за гула двигателя уже не слышны другие звуки. Запасной парашют обойдется в 250—500 у.е. Не обойтись и без шлема — часто новичок при старте падает и может удариться головой.
Где учиться летать?
Учиться лучше всего на горке в Усть-Орде — когда дует легкий ветер, там абсолютно безопасно. Там нет камней и леса. Прыгать можно на Ангарской горке и на Олхе, а, поднабравшись опыта, можно испытать себя в Саянах. Например, тот же пик Любви на курорте Аршан пользуется у парапланеристов неизменной популярностью. Несмотря на то что цены на парапланы довольно-таки демократичные, таких скоплений парапланеристов, как в Европе, у нас нет. Это увлечение до сих пор остается уделом единиц.
— Когда я приобрел свой первый параплан, я был уверен, что через два-три года и парапланеристов у нас будет много, — Сергей грустно пожимает плечами. — С тех пор прошло уже много лет, а единомышленников у меня все равно не так много, как хотелось бы. В Иркутске сейчас около 30 парапланеристов.

Метки:
baikalpress_id:  26 716