Тревога как проценты неприятности

"Бойтесь трусливого человека, если боитесь сами!" — предупреждает старший преподаватель факультета психологии Иркутского государственного университета Сергей Анатольевич Бышляго.

Две стороны монеты
— Сергей Анатольевич, что такое трусость с точки зрения психолога?
— Трусость, как и храбрость, явления социальные, в основе которых лежат страх и тревога. В случае страха источник более или менее известен. Страх обусловлен биологически. Всегда возможны две реакции — либо борьба, либо бегство. А тревога... Немецкий психиатр Креплин сказал: "Тревога — это свободно плавающий страх". Но страх присутствует в животном мире, а тревога — сугубо человеческое приобретение. Мы сами придумываем страшилки, все зависит от богатства нашего воображения. Есть хорошее определение, которое я всегда привожу своим студентам: "Тревога — это проценты, которые мы авансом платим неприятностям".
— Когда уже интуиция начинает нашептывать?
— Это на стыке — между осознаваемым и неосознаваемым. Мы сами для себя придумываем последствия события, которые рано или поздно сбываются. Срабатывает механизм самосбывающегося пророчества. Если ты тревожишься, что у тебя что-то не получится, то у тебя, скорее всего, это и не получится.
— Сами себя программируем на неудачу?
— Или на успех. Мне кажется, что главное отличие храбрости и трусости — в возможности выбора между альтернативами и в принятии ответственности за этот выбор. Трус позволяет себе быть безответственным и жаловаться на судьбу.
— Трус — это человек, который знает, что его кто-то прикроет?
— Да, безусловно. И во всех ситуациях он начинает винить либо обстоятельства, либо других людей.
Трусость как принцип жизни
— Ох и достанется, очевидно, нашим сегодняшним героям.
Олег: "Я трус. С женой у нас ужасные отношения, тепла и раньше не было. А сейчас, когда прожили 15 лет, и подавно. Давно надо было подать на развод, но я боюсь что-то менять, а жить как раньше невозможно".
— Здесь, видите ли, дело привычки. Плывет себе Олег по течению и плывет. Где-то внутренне давным-давно созрело ощущение, что в их отношениях что-то не так. Но признаться себе в этом? Нет, не в силах.
— Но как же — вот письмо написал Олег. Разве это не признание?
— Это... предпризнание. В данном случае Олег занимается тем, что навешивает ярлыки. Трусом обозвать себя очень легко. Что Олег и делает — признает себя трусом, не осознавая при этом ничего, — на уровне бирки "ах, какой я плохой", но ничего не делаю, для того чтобы стать лучше. Коль скоро семейные отношения Олега так долго длятся, значит, ему выгодно длить эти отношения. И видно, что Олег от этих отношений получает какие-то дивиденды. А так — я трус, с меня и взятки гладки.
— А какие дивиденды он может получать?
— Материнскую заботу со стороны более зрелого партнера, вытирающего сопли.
— А Олег при этом упивается своим благородством?
— Конечно! Олег занял очень удобную нишу. А совет один: Олегу нужно определиться внутренне, а не декларативно, не "флагово" — устраивает семейная жизнь или нет, в конце-то концов. Если не устраивает — подавайте на развод. А если устраивает, а я допускаю именно это, иначе зачем бы он терял столько лет, — не возводите свою трусость в принцип жизни и средство общественного признания.
Если гавкнуть — заткнется
Анастасия: "Соседи хамы. Я боюсь накалять обстановку — мать могут обидеть, она интеллигентный человек".
— С волками жить, Анастасия, по-волчьи выть. Хам становится хамом в квадрате, если его поощрять на это хамство. Типичное соотношение: интеллигент и хам. Хам остается хамом, если вы остаетесь интеллигентом. Ему это нравится.
— Хам купается в своей безнаказанности?
— Он упивается этим! Хам знает, что вы будете что-то мямлить в ответ, только и всего. Выход из этой ситуации очень простой — один, максимум два раза поставить хама на место. И важное замечание! — с использованием той лексики, которую хам понимает. Анастасия, у вас же есть выбор — либо терпеть дальше, либо — прекратить. Интеллигентность в некоторых случаях — это самообоснование собственной трусости. Но нужно помнить: хам, как правило, существо более трусливое. Если на него гавкнуть — он заткнется!
Пойти на шантаж
Татьяна: "Трушу перед начальником. Тяну свою работу и не свою — целый воз. А насчет прибавки к зарплате боюсь сказать. Молча делаю, а работы все прибавляется и прибавляется".
— Грузят на того, Татьяна, кто вывезет. Особенно если человек этот безотказный. Но если вам поручают широкий диапазон дел — значит, вы ценный сотрудник и, можно сделать предположение, незаменимый. И вам, Татьяна, нужно пойти на шантаж: найти как альтернативу крупную фирму, известную начальству и о которой оно очень высокого мнения, желательно более крутую, чем ваша, и ненавязчиво поставить шефа в известность, что в той фирме за аналогичную работу обещают платить на порядок выше. Чтобы ваш шеф сделал соответствующие выводы. Если для начальника действительно ценен человек, он пойдет навстречу, чтобы не потерять сотрудника.
— А если нет?
— Всегда можно использовать эмоциональный рычаг — надавить на совесть.
— Сергей Анатольевич, помилуйте, какая совесть?
— Скорее всего, Татьяна и не пыталась предпринять никаких шагов. Есть и другой вариант, более щадящий — поговорить по поводу должностной инструкции, где расписаны права и обязанности работника, либо с начальником подразделения составить эту инструкцию. А я подозреваю, что никакой инструкции нет. И тогда в разговоре с шефом поставить все на свои места: за что и как должен оплачиваться мой труд. И разговор желателен предметный. Татьяне надо к нему основательно подготовиться: эмоциональный плач — самый неэффективный способ.
Тест на храбрость
Нелли Сергеевна: "Почему мужики такие трусы? Еду недавно в трамвае — одна пьяная малолетняя сволочь докопалась до девушки. Та — в слезы, а мужики отвернулись, будто не видят, пока я не встала, и меня поддержали еще две женщины. А мне, между прочим, не двадцать, не тридцать и даже не сорок лет".
— В большинстве случаев получается именно так, Нелли Сергеевна. Мужская храбрость — она внешняя: на миру и смерть красна. Мужики, как правило, работают на публику. Или — храбрость крысы, загнанной в угол. А у женской храбрости — большее биологическое обоснование, в основе женской храбрости лежит материнский инстинкт.
— Женщина — защитница биологически?
— Женщина эволюционно создана для защиты. И поэтому в ситуациях, подобных той, которую описала Нелли Сергеевна, мужики прячутся за толпу, а женщины бросаются на защиту слабого. Женщина переносит свое отношение к ребенку, слабому и беззащитному существу, на других людей, которые оказываются в этом положении. Поэтому Нелли Сергеевне ничего и не посоветуешь — здесь констатация факта. Мужики — да, трусы биологически, а храбрецы только в социальном плане. То есть проявляют храбрость для того, чтобы произвести впечатление. А женщина и биологически, и социально отважна. А социальную трусость женщина проявляет для того, чтобы подтолкнуть именно мужчину к проявлению храбрости.
— Женщина трусливой только прикидывается?
— Конечно. "Ах, я боюсь", — а сама очень внимательно смотрит на реакцию мужчины. Это вообще-то тест — а способен ли он вообще на поступок. Способен ли он на что-либо, кроме кувырканий в постели? Есть ли еще какие-нибудь причины его любить? Поэтому проявление женской склочности и конфликтности — это точка зрения мужчин. Это то клише, которое мужчины-трусы навесили на храбрых женщин. В мусоре или чистоте?
— Какими последствиями страшна трусость?
— Их несколько. Самое главное выделил Мишель Монтень: "Трусость — это мать жестокости". Если трусость превращается в хроническое состояние, то человек становится опасен уже сам себе и окружающим. Бойтесь трусливого человека, если боитесь сами.
— А властолюбие?
— Это тоже последствие. Нужно заглушить в себе дрожь, и я возвышаюсь над другими людьми. Потому что, возвышаясь над другими, можно приглушить в себе жуткий страх. Иными словами, трусы должны иметь власть, иначе им боязно.
— Стыд?
— Платон сказал: "Стыд — это страх перед ожидаемым бесчестием". Но стыд стыду рознь. Есть стыд — как духовное образование, и есть — как страх общественного осуждения. "Скажешь слово — вдруг глупость? Промолчишь — умным покажешься". Подобного рода стыд ведет к параличу действий.
— Лень и трусость всегда рядом?
— Тревога и страх предполагают отсутствие ответственности за свои поступки, а ответственность требует постоянной работы над самим собой. Трусливый человек позволяет себе быть лентяем. И если храбрый ищет способы для улучшения своей жизни, то ленивый придумывает причины, для того чтобы оставаться трусом.
— Похоже, что нетрусливых-то и нет?
— Точно. Все, о чем мы говорили сегодня, имеется в психике каждого человека — как трусость, так и храбрость. И если мы ленимся "выдавливать по капле из себя раба", как говорил Чехов, то все наши пороки возрастают. Возрастают, если не работать. Вырастает лень, вырастает трусость, вырастает мелочность, вырастает подлость. Причем — сами собой, потому что для этого и не нужно никакой работы. Энтропия. Беспорядок в доме возникает сам собой — пыль оседает, бумажки валяются, мусор копится, а для того чтобы навести порядок, нужно взять тряпку, веник, засучить рукава и применить физические усилия. Так что выбор за нами — в мусоре или в чистоте жить.

Метки:
baikalpress_id:  2 131
Загрузка...