Желаем в старости — любовных радостей

У некоторых людей только в 60 лет начинает складываться личная жизнь

Не надо думать, что дом престарелых — это грустная обитель, в которой вместе с запахом лекарств царит скука смертная. Жизнь здесь продолжается, причем во всех ее проявлениях. И даже в любовных. Корреспондент еженедельника "Пятница" отправился в геронтологический центр в поселке Марково за любопытными романтическими подробностями. Повод был подходящий — на днях два пенсионера сыграли свадьбу.

От старческой любви не убежишь
Геннадий Фаттахович и Валентина Васильевна познакомились 4 года назад в доме престарелых в Марково. Пожилая женщина едва сюда поступила и сразу была замечена горячим восточным "парнем".
— Я сразу новенькую увидел, влюбился душой и сердцем, — рассказывает молодожен. — Какая-то старческая любовь у меня к ней проснулась.
— А чем старческая любовь отличается от молодой?
— Молодые более изменчивые, — рассуждает Геннадий Фаттахович. — Раз-второй поцеловал, сходили в кустики, вот и вся любовь! Через неделю-другую разлюбил. А здесь все по-другому. Бежать некуда от женщины, да и не разбежишься особо, здоровье уже не то.
Для Валентины Васильевны этот брак первый за всю жизнь. А муж раньше был уже женат. И похоже, что особой верностью первой жене не отличался.
— В торговле я работал, — рассказывает Геннадий. — Любовницы, сами понимаете, были разные, молоденькие. А Валентине не изменяю. Сошлись мы с ней характерами. Она твердая как камень, а я упрямый как баран. Вот и поженились.
Свадьба не пела и не плясала
Оказывается, пожениться обитателям дома престарелых не так просто. Надо написать кучу заявлений в разные инстанции, начиная от директора и заканчивая соцобеспечением. Свадьбу назначили на 26 ноября. Невеста очень нервничала, за два дня до свадьбы влюбленные даже поругались, и Валентина Васильевна наотрез отказывалась выходить замуж. Но все утряслось.
Свадьба была скромная. Не было ни белого платья, ни шумного застолья. Свидетелям — сотрудникам геронтологического центра — жених купил бутылку шампанского и две шоколадки. Себе "Агдам". Невеста приоделась в самую нарядную кофточку с юбкой.
— А другим здесь можно и без свадьбы вместе жить, — пожаловалась Валентина Васильевна корреспонденту "Пятницы".
— А некоторые бегают друг к дружке, — заговорщицки шепнул Геннадий Фаттахович. И давай перечислять: — Кристинка, Полька, Валька, Женя, Вадим, Васька... Тут живет Машка. Когда она овдовела, я сразу к ней. А она мне: деньги давай! Вот и вся любовь. А Аня рассказывала, как к ней майор в отставке подкатывал. Я, говорит, его бортанула, бич он какой-то, ниже полковника к себе не допущу. А я ведь знаю: бабушку обласкай, она сразу и отдастся...
Для женщины одиночество — это страшно
Вера Мефодьевна и Николай Емельянович поступили в дом престарелых в 1999 году уже супругами. Трое их детей скоропостижно ушли из жизни, и, когда супруги постарели, некому стало за ними ухаживать.
Супругам дали целую секцию из двух комнат и с отдельным санузлом. Многие из соседей возмущаются, что кому-то дают одну комнату, а кому-то две.
— Но с Николаем Емельяновичем невозможно спать, он инвалид, — говорит его супруга. — Здесь руководство доброе, всегда идет навстречу старикам. Разрешает даже гражданские браки. Я как женщина считаю, что это правильно. Одиночество — это страшно. Я часто замечаю, как мужчины оживляются, когда в карантине появляются новенькие женщины. Выпьют, познакомятся. А любовь в любом возрасте возможна. Мужчина и женщина лучше находят общий язык, чем однополые соседи по комнате.
Все мысли — о прошлом
Прасковья Кирилловна и Михаил Васильевич поженились в 1958 году. Два с половиной года назад попали в дом престарелых. Из-за племянника, на которого они из лучших побуждений переписали свою иркутскую квартиру.
— Мне здесь плохо, — плачет бабушка. — Скучаю очень, жалею свою квартиру. Хорошо, хоть муж есть. Мне с ним легче. Он все делает — окна моет, стены, полы. Я только на кухню хожу.
Спать в чужой комнате запрещено
Живет в доме престарелых и по-настоящему романтическая пара — Раиса Михайловна и Владимир Тимофеевич. Они не женаты, но свадьбу сыграть не могут. Познакомились старики в Чуне в далеком 1981 году. Стали вместе жить. И однажды Раиса Михайловна узнала, что Владимир Тимофеевич женат и у него есть две дочери.
— Я ему сказала: я Бога боюсь, — рассказывает Раиса Михайловна. — Иди, говорю, улаживай эту проблему. Или разводись, или возвращайся в семью.
Владимир Тимофеевич уехал и... пропал. Прошло 20 лет. Раиса Михайловна так и не вышла замуж, попала в дом престарелых в Марково. Пробыла Раиса Михайловна в карантине положенные семь дней, вышла — и сердце вдруг екнуло.
— Обернулась, а на диванчике сидит мужчина и спрашивает: "Ты, Рая?" — со смущенным румянцем на лице вспоминает этот романтический момент Раиса Михайловна.
Они решили пожениться, руководство даже выделило им машину, чтобы съездить на регистрацию брака. Но выяснилось, что настоящая жена Владимира Тимофеевича вместе с дочками уехала в Белоруссию. А развод не дает, зовет мужа к себе.
— Я очень хочу выйти замуж, — мечтает Раиса Михайловна. — Да ладно, не страшно. Здесь многие живут гражданским браком. А многие и не живут, а дружат, ходят друг к другу в гости.
Вот только спать в чужой комнате старикам нельзя — медсестры и няньки запрещают. Любовники встречаются на нейтральной территории — в красном уголке, на крылечке, в столовой. Летом гуляют по территории.
Каждый день — как первое свидание
Желающих жить в доме престарелых гражданским браком много — наберется больше десяти таких пар. Но руководство очень осторожно относится к таким пожеланиям.
Уважение у руководства вызывает не резкая влюбленность пожилых людей, а постоянство. Когда корреспондент еженедельника "Пятница" прощался с гостеприимными и разговорчивыми обитателями марковского геронтологического центра, из Иркутска вернулся местный почетный обитатель — Николай Николаевич. Ему под 90, одет в ослепительно белую сорочку, галстук и аккуратный черный костюм.
Николай Николаевич навещал свою жену в "Микрохирургии глаза", где ей должны были сделать операцию. Он ездит к ней каждый день, как на свидание, ни дня не может без супруги. Они всегда ходят по геронтологическому центру, держась за руки, всем счастливо улыбаются.
— Мы ни разу не поругались с женой, — говорит счастливый муж. — Каждый день для нас — как первое свидание.
Секс для пожилых — это безопасно
— Мы в такую отрасль, как сексуальные взаимоотношения наших проживающих, пока не лезем, — говорит Александр Савин, директор геронтологического центра. — Как они проводят свое время — их личное дело. Если секс не выходит за рамки обычных человеческих взаимоотношений, если никто никому не мешает — да Бога ради! Все исследования говорят, что секс людям идет только на пользу.
Секс в стенах дома престарелых безопасен — нежеланные зачатия и венерические болезни старикам не страшны. Зачатия — понятно почему. А венерические болезни здесь исключены, все новички проходят недельный карантин, а затем ежегодно подвергаются углубленному медицинскому осмотру.
По словам Александра Савина, разные причины толкают стариков на "любовь". Кому-то становится скучно и он ищет контакта, а кто-то привык жить в семье. Например, мужчина на старости лет становится вдовцом. Он всю жизнь ходил на работу, зарабатывал деньги, приходил домой, а дома его обслуживала жена. Многие старики даже не знают, как постирать, как погладить, как сварить. Они хотят вернуться в тот мир, в котором они привыкли находиться. И ищут здесь себе женщину.

Метки:
baikalpress_id:  2 077