Иркутянка пять лет жила без имени

Теперь оно есть, но от этого ей не стало легче

Опознать женщину, потерявшую память, удалось только через пять лет после ее поступления в отделение сестринского ухода больницы N 5. Все эти годы в медучреждении не знали, сколько ей лет, есть ли у нее родственники и где она проживала раньше. Установить личность странной пациентки удалось только на прошлой неделе.

Амнезия или травма головы
9 сентября 1999 года пожилая женщина в бессознательном состоянии была доставлена в отделение сестринского ухода больницы N 5. Бригада скорой помощи подняла беспомощного человека в районе улицы Трилиссера. Женщина не реагировала на вопросы, не смогла объяснить, кто она и где живет, документов при себе не имела.
Сотрудники сестринского ухода долго не знали, как называть новую пациентку. Женщина не говорила, а те слова, которые иногда вылетали, были невнятными и не по теме. В итоге медперсонал стал перечислять все женские имена. Когда произнесли имя Галина, женщина утвердительно закивала головой.
Так и жила Галя пять лет без фамилии. Ее не навещали родственники и знакомые, она не получала пенсии. За эти пять лет Галину трижды снимало местное телевидение. Однако люди, узнавшие в пациентке сестринского ухода свою бывшую сотрудницу, отозвались лишь на прошлой неделе.
Лидия Анатольевна Носкова, заведующая отделением сестринского ухода больницы N 5, рассказывает:
— Первое предположение о состоянии здоровья поступившей было такое — потеря памяти. Но чуть позже мы поняли, что, вероятнее, память все-таки не потеряна, просто женщина не может говорить.
Скорее всего, отсутствие внятной речи — это результат тяжелой черепно-мозговой травмы. Какой давности травма, вследствие которой наступила потеря речи, не известно.
Ее узнали коллеги
Из-за того, что врачи очень долго не знали ее полного имени, не было возможности узнать о том, есть ли у Галины родственники, где она живет, найти в поликлиниках города ее амбулаторную карту. Спустя пять лет Галину все-таки узнали.
— Нам позвонила одна из бывших коллег нашей пациентки — Алла Раздолькина — и сказала, что узнала Галину Афанасьевну. Кроме Аллы Андреевны ее узнали еще три сослуживицы Галины. Все вместе они приехали в сестринский уход.
Приехавших женщин проводили в палату. Увидев их, Галина Афанасьевна расплакалась. По ее лицу, движениям и некоторым словам можно было понять, что она узнала коллег и очень им обрадовалась.
Из семьи с достатком в дом инвалидов
Теперь уже все сотрудники больницы знают, что у Галины Осинцевой в прошлом было все — обеспеченная семья, заботливый муж, сыновья-двойняшки, квартира, достаток. Работала она в Институте редких металлов.
В 1971 году мужа Галины убили. Он работал таксистом, один из его пассажиров и позарился на деньги водителя. Женщина осталась одна. Воспитывать детей ей было непросто. Один из сыновей, по слухам, побывал за решеткой, другой злоупотреблял спиртным.
Семья несколько раз разменивала квартиры и переезжала с места на место. Где сейчас сыновья Галины Афанасьевны, никто не знает, но, опять же по слухам, есть информация, что один из них умер.
Сейчас Галине Афанасьевне Осинцевой 66 лет. Она не ходит — у нее не действуют правая рука и правая нога. В данное время Октябрьское УВД занимается восстановлением ее документов. После оформления паспорта ее отправят на медицинскую комиссию. После этого женщина, скорее всего, получит направление в дом-интернат для престарелых.
А пока она, как и все предыдущие пять лет, живет в больничной палате, рассчитанной на 4 человек. Одета Галина Афанасьевна в теплые вещи, которые пожертвовали добрые люди.
— Как вы себя чувствуете, Галина Афанасьевна?
Женщина что-то говорит, но понять ее речь почти невозможно, приходится только догадываться. Я поняла, что живется ей в сестринском уходе не плохо, тем более что больше жить негде. Галина Афанасьевна показала шрам на голове, кивнула на недействующие руку и ногу, на губы, которые больше не слушаются хозяйку. И все-таки мне показалось, что здесь, под присмотром медперсонала, женщине лучше, чем одной дома.

Метки:
baikalpress_id:  27 243