Кастрируем бесплатно

Всю прошлую неделю в Иркутске проходила беспрецедентная акция — всех желающих иркутян приглашали совершенно бесплатно кастрировать своего кота или стерилизовать кошку. Две сотни иркутских Барсиков и Мурок попали на операционный стол в аграрном техникуме на улице Ярославского.

Коты спят с открытыми глазами
— Брюлик, ты уже спишь?
Женщина с сомнением смотрит на мордочку своего полуторагодовалого питомца. Брюлику вкололи наркоз, и теперь хозяйка, сидя на скамейке в коридоре техникума, ждет, когда ее кот заснет. Затем врачи его унесут на десять минут в операционную и вернут хозяйке уже... не мужчиной.
— Орет постоянно, все метит, — пожаловалась хозяйка Брюлика. — Не его жалко, а себя, спать не дает.
Несмотря на ранний утренний час, коридор перед ветеринарной операционной был забит людьми, которые заботливо держали на руках разномастных котов и кошек. Кому-то из животных уже вкололи наркоз, перед их мордочками взволнованные хозяева держали пустые миски — вдруг тех стошнит. Одному коту стало плохо — это реакция на наркоз.
— По-моему, мой заснул, — сказала хозяйка Фили Екатерина. — Только почему у него глаза открытые? Он даже не моргает...
Все нормально — кошки под наркозом спят с открытыми глазами, такова их особенность.
"Кастрация — это грех"
В соседней комнате ожидали своей дозы "наркотика" еще несколько кошек. Нина Павловна успокаивала свою Фанечку, та заметно нервничала, вертела головой из стороны в сторону.
— Котят девать некуда, — проговорила женщина. — Фаня уже три раза рожала. Мы замучились топить котят. Жалко ее стерилизовать. А что делать? Она все лето на даче живет, с котами гуляет. Мы ее подобрали котенком в садоводстве. Кто-то из дачников выбросил. И так же поступать с ее котятами?
— А я бесконечно пристраивала котят моей Бусинки, — поделилась своим печальным опытом подруга Нины Павловны. — Ей шесть лет, рожает два раза в год по пять-шесть котят. Но раздавать становилось все труднее и труднее. Кошка все-таки беспородная.
— А мой Вася дерется постоянно, кричит как ненормальный, — вступила в разговор девушка по имени Светлана. — Пусть он лучше перестанет быть мужчиной, чем дальше терпеть такие проблемы. Говорят, что после кастрации он может ожиреть. Надо поменьше его кормить. А если он станет вялым?
Но врачи успокоили Светлану — на умственных способностях и на игривости кота кастрация никак не отражается.
Хозяйка Морриса тоже пожаловалась — кот метит все подряд, постоянно орет. Хозяева периодически суют его под холодную воду. Кот высыхает и опять принимается за старое.
— Кастрация — хороший выход, — сказала обладательница Морриса. — Хотя, по христианским канонам, это, конечно, грех. Кастрирую его, а потом пойду в церковь, исповедуюсь.
Еще одна иркутянка принесла сразу двух котов. У нее кроме них есть еще четыре кошечки. Животные стали бесконтрольно плодиться. Пришлось пожертвовать органами "мужиков".
Владимир долго думал, прежде чем принести кота на операцию:
— Страшно лишать такого важного органа. Но что делать? Я по-мужски сочувствую Томасу. Очень сочувствую! — с повышением тона в голосе произнес парень.
— А мне муж сказал: кота бери, только меня на кастрацию не прихвати, — смущенно прохихикала женщина, которая дожидалась своего питомца с операции.
"Главное, чтобы меня под запарку не кастрировали"
Операционная тоже была забита людьми, только в белых халатах. Кастрировали и стерилизовали кошек три ветеринарных врача.
Черного лохматого кота положили в немыслимую позу. Студентки аккуратно постригли его мохнатое хозяйство. Студент Дмитрий даже не морщился от этого зрелища, которое способно травмировать психику любого нормального мужчины:
— А мне не страшно, я же будущий ветврач и уже видел это. Главное, чтобы меня под запарку не кастрировали.
— А вот наши клиенты-мужчины кривятся при слове "кастрация", умоляют: "Только не говорите при мне это слово". Я отвечаю: "Вы так реагируете, как будто мы будем кастрировать вас", — смеется Зоя Ивкина.
Рядом готовили к экзекуции еще одного черного кота.
— Зоя Ивановна, кажется, он шевелится, — заволновались студентки-практикантки.
— Зрачок расширен? Больше не даем наркоз, похоже, что у кота была травма головы, — заметила ветврач Зоя Ивкина, преподаватель аграрного техникума, и взяла в руки скальпель.
Корреспондент еженедельника "Пятница" не вынесла дальнейшего зрелища. Как только скальпель поднесли к бритому органу воспроизводства, в глазах помутилось, коленки ослабли. Пришлось отвернуться и сделать вид, что корреспондента ужасно заинтересовал нехитрый интерьер операционной. Все было кончено через две-три минуты. Мужское достоинство заняло место среди операционных отходов.
На соседнем столе ветврач Олег Андруканец колдовал над кошечкой. Эта операция посложнее "мужской", нужно разрезать скальпелем брюшную полость. Корреспонденту стало окончательно дурно, и на ватных ногах она молча направилась к выходу.
— Вы куда? — окликнули студенты.
— Пойду отдышусь, — ответила журналист и услышала раздавшийся вслед снисходительный дружный смех.
— Я увидела, как вы побледнели, — сказала позже Зоя Ивановна. — Это не удивительно. Практиканты со второго курса часто падают в обмороки, когда впервые наблюдают за операцией.
"Не наводите панику! Нам и так тяжело"
В "приемном кошачьем покое" стало заметно теснее. Народ с 10 часов утра повалил валом. Шли и бабушки, и молодые холеные женщины в норковых шубках. Их объединяло одно — неистребимый кошачий запах в квартире, изодранные обои и невыносимый пронзительный рев котов, поддавшихся зову природы.
— А ведь мы на самом деле рассчитывали организовать акцию по бесплатной кастрации для малоимущего населения, — сказал ветврач Олег Андруканец.
В помещение зашла бабушка с закутанным котенком за пазухой.
— Сколько ему месяцев? — спросила Зоя Ивановна.
— Ой, не знаю. На улице подобрала, пригрела.
— Нет, мы его не возьмем, — сказала Зоя Ивановна, посмотрев зубы котенка. — Мы берем животных не моложе 10 месяцев и не старше 7 лет. Приходите весной. У нас в апреле будет повторная акция по бесплатной стерилизации.
На дежурном столе беспрерывно трезвонил телефон, врач едва успевала отвечать на звонки:
— У вас кот? Ах, кошечка. На девочек у нас лимит на сегодня исчерпан, они идут по записи, потому что стерилизация кошек сложнее, чем кастрация котов. Записывайтесь на завтра.
— А вашему коту сколько? — спросила Зоя Ивановна у обладательницы еще одного юного кота.
— Десять месяцев.
— Точно десять? Погодите, я проверю... — Зоя Ивановна обратила взгляд в потолок и сосредоточенно пощупала причинное место кота. — Так, орган сформировался. Можно кастрировать.
— Ой, кажется, моя кошка перестала дышать, — запаниковала хозяйка очаровательной кошечки, которая уже прошла операцию и отходила от наркоза.
— Как перестала? — заволновалась Зоя Ивановна и положила руку на бок животного. — Да дышит она! Не наводите панику! Нам и так тяжело.
Врачам действительно пришлось попотеть. За первую половину дня они прооперировали 10 кошек и более 30 котов. Морально тоже было тяжело — ветеринары самые сочувствующие медики, они старались успокоить каждого хозяина и погладить каждого кота.
Город наводнили бездомные животные
Акцию организовала Байкальская ассоциация практикующих частных ветеринаров. Техникум любезно предоставил операционную. С понедельника по пятницу котов и кошек оперировали преподаватели техникума, частные врачи и студенты ветеринарного факультета, выполняющие роль ассистентов. Для последних это очень удобные практические занятия.
— Мы пытаемся заявить о проблеме, которая зреет, зреет и скоро как снежный ком навалится на город, — говорит президент ветеринарной ассоциации Олег Андруканец. — С каждым годом в Иркутске появляется все больше и больше бездомных животных и, соответственно, болезней. И если собак бомжи съедают, то кошки бегают по улицам и подвалам Иркутска и плодятся. На Центральном рынке уже продаются чаще всего больные животные. А что творится по окончании дачного сезона! Люди заводят летом кошек, а зимой не хотят их брать в городские квартиры.
Байкальская ассоциация частных ветеринаров в ближайшее время собирается выступить в адрес городской администрации и предложить конкретную программу о решении проблемы бездомных животных.
— Нужно, чтобы чиновники тоже поучаствовали в акции. В следующем году мы хотим повторить ее два раза, — говорит президент ассоциации Олег Андруканец. — Нам не нужны миллионы, нам нужно внимание. А чиновники не дают нам даже помещения под ветеринарные клиники, создают определенные административные препоны. В единственной муниципальной клинике один врач в день принимает по 40—50 животных. О каком хорошем результате можно говорить?

  • Кошка может не выйти из наркоза, если у нее, например, невыявленный порок сердца. Такие случаи чрезвычайно редки.

Метки:
baikalpress_id:  26 939