Пожилая иркутянка не может увидеть могилу дочери

1 ноября во время теракта в Израиле погибла наша землячка Татьяна Акерман. Ее мама, пенсионерка Федосья Константиновна, до сих пор пытается улететь в Израиль

В начале ноября еженедельник "Пятница" рассказал о том, что в Израиле на рынке Кермаль от рук шестнадцатилетнего террориста погибла иркутянка Татьяна Акерман. 2 ноября, на следующий день после трагедии, все ведущие СМИ Израиля и мира передали сообщение о смерти Татьяны и о том, что сестру и мать Татьяны в ближайшее время доставят из Иркутска в Израиль. В информационных сообщениях также говорилось о том, что Хава Кейсар, посланник "Сохнута" в Иркутске, находится в доме родственников Татьяны и оказывает необходимую помощь семье, в том числе помогает оформлять выездные документы. Прошел месяц со дня трагедии, и поэтому мы были немало удивлены, когда мать Татьяны Федосья Константиновна Веретнова со слезами рассказала журналисту "Пятницы", что она до сих пор так и не смогла выехать в Израиль.

Если не захотим, помогать не будем
— Мне бы только на могилке у Танюши посидеть. Сорок дней будет, а я не могу к ней приехать, — говорит Федосья Константиновна.
Она работает уборщицей в микрорайоне Солнечном, в магазине с таким же названием. Получает две тысячи в месяц да пенсии — тысячу с небольшим. Где же ей взять деньги, необходимые на поездку до Израиля и обратно?
— Второго ноября ко мне приходили из "Сохнута", сообщили о смерти дочери и сказали, что, если бы у меня были загранпаспорт и виза, меня сейчас бы отправили туда. Но у меня нет такого паспорта.
Дочь Лена, родная сестра погибшей Татьяны, была отправлена обществом "Сохнут" в Тель-Авив. Деньги на паспорт и визу ей прислал Валерий, муж погибшей сестры. Необходимая для оформления паспорта и визы сумма составила 9,5 тысячи рублей. Еще раз собрать такую сумму Федосья Константиновна не сможет — просто негде взять.
Наш корреспондент отправился в "Сохнут" с просьбой помочь пенсионерке, убитой горем матери. Реакция Хавы Кейсар, руководителя "Сохнута", была более чем странная:
— Если Еврейская страховая компания сочтет нужным, она выделит эти деньги. Если нет, значит, нет. С вами я об этом разговаривать не буду. Пусть придет сама Веретнова.
Надо ли говорить о том состоянии, в котором находится Федосья Константиновна? Ситуация понятная: мать похоронила дочь. Есть ли у Федосьи Нестеровны силы бегать по инстанциям, собирать нужные бумажки, выбивать деньги? У пенсионерки нет даже телефона.
Последняя встреча с городом детства
Таня — русская. В Израиль она уехала с мужем Валерием, который имеет еврейские корни. Федосья Константиновна вспоминает последнюю встречу с дочерью. Она будто чувствовала свою смерть и приехала в Иркутск 12 августа. "Мы с Танечкой ходили за грибами, за ягодами ездили. Я таежница, места знаю. Ездили на кладбище к моей маме, Таниной бабушке. Они с ней душа в душу жили, не разлей вода были. Таня мечтала, что, когда появятся деньги, будет мне присылать, чтобы я на бабушкиной могилке хотя бы ограду новую поставила. 9 сентября Таня улетела в Тель-Авив".
1 декабря на могиле Тани в Тель-Авиве поставили памятник. Федосья Константиновна надеется, что увидит его.
— Мне самое главное — навестить внучку. Катюше уже четырнадцать лет. Возраст такой, сами знаете. Да еще без мамы осталась. Папа рядом, но он все-таки мужчина. Что они там, бедненькие, пережили! После похорон Валеру увезли в больницу, в реанимацию попал, а Катю взяли в интернат. Сейчас он уже выписался, забрал дочку. Но им все равно нужно быть с кем-то из родных. Я не надеюсь даже, что Катюша сможет ко мне приезжать часто, но так хотелось бы ее увидеть...
После гибели дочери Федосья Константиновна почувствовала, что мир все же не без добрых людей. Ее жалели все, кто с ней работает: продавщицы, грузчики, даже заведующая магазином.
— Ирина Линардовна Мельгунова приходила ко мне три раза в неделю, — с благодарностью говорит Федосья Константиновна, — говорила: "Вставай, вставай давай, выходи на улицу, будь на людях".
Где же обещанный психолог?
— Я держусь-держусь, да потом как комок к горлу подступает, вздохнуть не могу...
У Федосьи Константиновны нет компьютера, и она не знает, что в Интернете огромное количество информации о семье погибшей в теракте Татьяны Акерман. О смерти иркутянки написала даже газета "Нью-Йорк таймс". И везде идет информация о том, что семья получает помощь от Фонда помощи жертвам терактов. Наверное, помощь должна быть все-таки помощью, а не подачкой. Чтобы человек не обивал пороги, не ходил и не унижался. Или у сотрудников иркутского "Сохнута" другое мнение на этот счет?

Загрузка...