Немцы строят ледяной городок в Иркутске

Удивительные путешественники поселились несколько дней назад в гостинице "Ангара". Молодые люди были одеты в странную униформу студентов-ремесленников середины позапрошлого века — широкополые шляпы, жилеты с блестящими пуговицами, с котомками и резными посохами в руках. Кто они, зачем приехали — было загадкой. А сейчас они усиленно строят для иркутян ледяной городок в сквере Кирова

Дэниель и Мартин оказались двадцатилетними выпускниками одного из ремесленных училищ Германии. Первый учился на плотника, второй — на столяра. Существующая уже в течение 400 лет традиция обязала молодых людей на три года покинуть училище и страну, чтобы набраться опыта. Три года им придется мотаться по разным странам, зарабатывая на хлеб только своими умениями и полагаясь только на свою изворотливость. Связь с родными, денежные переводы и посещение родственников в других странах запрещены. Нельзя иметь квартиры, мобильные телефоны и машины. Зная по-русски только одно слово "спасибо", они тем не менее добрались до Иркутска.
В нашем городе судьба свела швейцарца Дэниэла и немца Мартина с Каримом Мухамадеевым, возводящим сейчас со своей командой ледяной городок в сквере Кирова. Как только Карим узнал, что приезжие молодые люди — плотники, он сразу предложил им попробовать себя в работе со льдом. Языковой барьер не помешал профессионалам понять друг друга. Сейчас Карим не может скрыть своего восхищения качеством работы молодых мастеров.
— Я бы сам хотел так работать в их возрасте, — говорит Карим, — и сам хотел бы так попутешествовать. Я видел их зачетку! Это книжка, где подписи и оценки ставят не преподаватели, а мастера и начальники фирм разных стран, под началом которых парни работали. Насколько я понял, плохих отзывов там нет. Нашим бы студентам такую обширную практику!
Мартин и Дэниэл на вид оказались самыми обычными. Правда, Дэниэла несколько отличала огромная серебряная серьга в правом ухе, выполненная в готическом стиле.
— Ехать в дальние страны совсем не обязательно, — рассказывает Мартин, — у нас есть альтернатива — мы можем отрабатывать и в местных фирмах. Но такая практика показалась нам менее перспективной, чем возможность поработать с различными мастерами в России. В нашем случае гораздо больше увидишь, узнаешь, да и квалификация такая считается круче. После трех лет скитаний нам еще сдавать экзамен и получать звание мастеров.
— В Иркутск нас привела слава Байкала, — добавляет Дэниэл, — о нем написано в книгах, его показывают по телевизору, и наши друзья были здесь год назад, строили игровую площадку в одном из иркутских детских садов. Они много рассказывали о ваших краях. А здесь мы нашли Карима. А технология работы со льдом мало отличается от деревообработки. У бригады Карима почти те же инструменты, что используют столяры и плотники, — бензопилы, стамески, стеки и так далее. А с Каримом и его мастерами мы легко находим общий язык.
— Это легко объяснить, — подхватывает Мартин, — ведь правила работы во всем мире похожие, поэтому Кариму стоит только иногда показать, куда приложить усилие и каким инструментом, а дальше законы обработки материала сами подсказывают, что делать. Мы легко нашли общий язык, язык профессии. И потом, мы же не лохи (так и сказали. — Авт.), мы почти мастера. Мы надеемся, что Карим тоже оставит свою рецензию в наших книгах отзывов и что она будет положительной. Вот так она выглядит, ее внешний вид сохраняется уже много лет.
— За полгода своей практики я побывал в Австрии и на севере Германии, — рассказывает Дэниэль, — и всегда был вместе с Мартином. Мы дружим еще с начала учебы. Кроме этого, мы вдвоем, потому что у нас существуют союзы подмастерьев, которые определяют, куда нам поехать, назначая в основном немецкоязычные страны. Но мы решили удалиться от родины на большое расстояние.
— Без приключений не обходится, — перехватывает инициативу Мартин. — Добираемся до места мы обычно автостопом, так мы доехали из Нюрнберга до Москвы, а из Москвы до Иркутска на поезде. В Новосибирске на вокзале мы долго искали информацию для иностранцев и случайно наткнулись на одного строителя. Он привез нас к себе домой, два дня мы у него жили, ели, пили. Там познакомились с русскими напитками (в этом месте оба ремесленника начинают хитро хихикать. — Авт.). Правда, это уже не первые напитки в нашей жизни.
Пока мы ехали по России, нас часто спрашивали об отношении к минувшей войне, иногда задавали каверзные вопросы, но ни разу еще никто не оскорбил, дальше разговоров дело не шло, и мы ни с кем не поссорились.
— Многие наши коллеги пошли учиться в училище по семейной традиции, — продолжает Дэниэл, — но у нас получилось несколько иначе. Мой отец кузнец, лошадей подковывает, отец Мартина тоже кузнец, но занимается прочей ковкой. По окончании практики и экзаменов мы будем сами искать работу и жилье. После такой жизненной практики нам это будет значительно проще, чем нашим однокурсникам, оставшимся в Германии.
Пятнадцатого декабря молодые мастера должны быть во Франции, так как связались с одним из тамошних мастеров и уже договорились о совместной работе. Карим Мухамадеев пригласил парней приехать летом и посмотреть его мастерскую, где круглый год температура минус 10 по Цельсию. Обещали приехать.

Загрузка...