Единственный нянь Иркутска

Корреспондент "Пятницы" отработал смену нянечки в детском саду

О раннем детстве у каждого из нас остались разные воспоминания. Ясли помнят единицы, но про детсад, наверное, любой расскажет массу историй. Многие из нас, слыша от своих детей жалобы на то, что в садике заставляют кушать и спать, думают: "Мне бы твои проблемы". Наш корреспондент решил примерить на себя роль нянечки, то есть помощника воспитателя, чтобы вкусить все прелести этой тяжелой, но необходимой работы и вернуться на один день в мир детства, пусть хотя бы в таком качестве.

"И откуда к нам такой дяденька пожаловал?"
Заведующая иркутским детским садом N 72 Елена Григорова была немало удивлена, услышав мою просьбу о трудоустройстве. Воспитателей, а тем более нянечек-мужчин в ее подчинении еще не было. Несколько дней спустя, после сбора всех необходимых справок, Елена Федоровна определила меня в подготовительную группу. "Дети там уже почти взрослые, скоро в школу пойдут. Наверное, с ними вам не так сложно будет".
Рабочий день начался в 8.30 с получения завтрака. За ним можно отправляться только в фартуке. Взяв пару чашек, чайник и специальную сумку для хлеба, я спустился на первый этаж. В помощь мне воспитатель Наталья Константиновна отправила шестилетнюю Анюту.
У раздаточного окошка выстроилась очередь из воспитателей и помощниц. При моем появлении они испытали легкий шок. Женщины даже не решились спросить, что я, собственно, здесь делаю, и молча пропустили меня вперед.
— Мне в подготовительную группу, на десятерых, — сказал я так, словно ничего странного не происходит.
— Сергей Геннадьевич, давайте я хлеб понесу, — предложила Аня.
— Неужели к нам мужчину взяли? — раздался шепот за моей спиной.
Дальше от меня требовалось расставить столовые приборы. Десять карапузов мигом расселись по своим местам и разом уставились на нового "няня".
— Внимание, ребята! — сказала Наталья Константиновна. — Сегодня у нас будет работать мой помощник Сергей Геннадьевич. Пожалуйста, постарайтесь его по пустякам не отвлекать.
— Хо-ро-шо! — в один голос крикнули дети. Правда, их голоса звучали хоть и добродушно, но с настораживающим оттенком.
Построил дом, накормил куклу...
Позавтракав, ребята по очереди приносили к раковине блюдца и чашки. На тщательное мытье более чем тридцати предметов ушло минут десять. Но я готов был продлить удовольствие, слыша, как ребятня начинает свою активную деятельность.
Помыв руки и глубоко вздохнув, я шагнул в комнату. Движение бурлило в каждой точке помещения. Ковер, еще четверть часа назад совершенно пустой, покрылся кубиками, куклами, книжками и прочей детской "утварью".
Разговаривали малыши о самых простых вещах, например о том, кто из девочек сегодня будет играть с Настей до обеда, а кто — после. Только произносились речи почему-то раз в пять громче привычного.
Несколько минут спустя Наталья Берлова сказала воспитанникам, что сейчас будет занятие. Крики тут же прекратились, и дети по привычке дружно расставили столы перед доской.
Я пошел на кухню. Вслед мне грянуло:
— Ла-ла-ла-ла! Ле-ле-ле-ле!
Оказалось, что так дети учатся читать и писать по слогам. Занятие длилось недолго, и вскоре ребятишки побежали по своим делам.
Несколько девчонок продолжили заниматься с куклами, поочередно укладывая их спать, а Валера и Алеша взялись строить дом. Судя по их сосредоточенности, сегодня была очередная попытка из бессчетного количества неудачно закончившихся.
Стройматериалом для здания послужили два миниатюрных столика, низкие стулья и книги. Из них парни решили соорудить крышу. Несколько раз подряд конструкция разрушалась до основания. Валера и Алексей нервничали, во всем обвиняя, разумеется, девочек.
Я не мог не прийти парням на помощь. Шестилетние строители поначалу смотрели на меня, как на врага, но затем, когда дом начал приобретать надежные очертания, развеселились.
— Леша, смотри, как здесь темно получается! — кричал Валера, легкими ударами кулака проверяя конструкцию на прочность.
Затем Наталья Константиновна велела детям одеваться на прогулку.
— Идут все, кроме Анюты. Родители попросили сегодня ее на улицу не водить, — объяснила воспитатель.
Услышав это, детишки вознегодовали. Особенное неудовольствие выказывал Валера. Он почему-то боялся, что Аня непременно разломает его домик.
За время прогулки я должен был вымыть пол в спальне, на что ушло полчаса.
— Аня, ты, может, хочешь плейер послушать? — спросил я, увидев, что девочка сидит скучает.
— Спасибо, я музыку не люблю, — улыбнулась Анюта.
Первый нагоняй
Пока вернувшиеся с прогулки переодевались, я вновь облачился в фартук и отправился получать обед. Теперь в очереди на меня смотрели просто восхищенно. Одна из нянечек в сердцах воскликнула:
— Давно пора было к нам мужчину взять! Вы обязательно оставайтесь. Приработаетесь, коллектив здесь отличный...
Наталья Константиновна сказала детям, чтобы те, съев первое, поднимали руку, и я принесу второе.
Я старался не спускать глаз с жующих. Как только поднималась очередная рука, тут же накладывал котлеты с макаронами, а грязную посуду относил в мойку. Но все равно случилась накладка. В кухне я немного замешкался.
— Сергей Геннадьевич, почему так долго? — потрясая рукой в воздухе, недовольно спросил Алеша...
За все про все — полтинник
Отобедав, дети отправились в спальню слушать на сон грядущий сказку про Незнайку. Я разобрался с посудой, протер столы, вымыл пол, починил не закрывающуюся после покраски оконную раму в туалете и отправился поговорить с заведующей.
— Я работаю здесь с сентября 2003 года, — рассказала Елена Григорова. — Ситуация в этом детсаду изменилась в лучшую сторону. Особенно в материально-техническом оснащении, да и коллектив увеличился, нянечек стало больше. Хотя с ними всегда была напряженная ситуация. Представляете, воспитателю без помощника приходится и за чистотой наблюдать, и с группой возиться. Из-за нехватки времени приходится либо затягивать занятие, либо сокращать прогулку.
По словам Елены Федоровны, воспитатели после обеда меняются, а нянечка трудится с утра до вечера. Теперь самое главное: оклад няни 740 рублей, четыре процента доплата за работу с хлоркой и белизной, тридцать процентов "за привитие культурно-гигиенических навыков". В итоге помощник воспитателя получает 1365 рублей в месяц, то есть 58 рублей за смену. И если раньше нянечки могли устроить своих детей в садик бесплатно, то сейчас с них берут по полной, 420 рублей ежемесячно.
А вот и кошмар!
— Сергей Геннадьевич, посмотрите немного за ними? — попросила Наталья Константиновна. — Мне нужно к начальству сходить.
Дети лежали смирно, половина дремала, поэтому я согласился сразу же. Лишь только я разместился за столом, спальня моментально ожила. Поначалу ребятишки шептались вполголоса, но вскоре заголосили на всю катушку.
— Смотрите, девочки, как я умею переворачиваться! — вопила одна из воспитанниц.
— Потому что ты курица! — закричала ее приятельница.
— А ты — слониха! — хохотала юная акробатка, ерзая на кроватке.
— Да тише вы, а то Валера проснется, — призвал Аркаша.
Валера, который, к слову сказать, проспит до 17 часов, совершенно не реагировал на гомон. Я, онемев, сидел на стуле, не зная что делать. Дети быстро разгадали мое замешательство и начали галдеть еще громче.
— Сергей Геннадьевич, а сколько вам лет? — поинтересовалась одна из воспитанниц.
— А мой папа намного вас старше! — еще громче крикнула девчонка, услышав мой ответ.
К счастью, вскоре на лестнице послышались шаги, дети шустро закрылись одеялами и придали лицам заспанный вид.
Далее был полдник, после которого дети вернулись к прежним заботам. Девчонки решали, кто из них будет дружить с Настей завтра, парни достраивали дом. Аркаша попросил меня помочь в сборке огромного робота. И все это в сопровождении дикого шума. Так прошел час, один из самых напряженных за всю мою журналистскую практику. Затем — ужин, снова мытье тарелок, чашек, стаканов. Дети засобирались, кто на танцевальный кружок при садике, кто по домам.
— Вот так и работаем, только сейчас детей не так много. Обычно их примерно двадцать. Тогда намного сложнее, — сказала Наталья Константиновна. — Вторая воспитатель на этой неделе взяла больничный, поэтому я и осталась после обеда. Хорошо, что вы сегодня так здорово мне помогали.
Из детсада я вышел в половине шестого вечера. Чувства были, признаться, двоякие. С одной стороны, окончательно вымотался и зарекся в подобные авантюры никогда больше не ввязываться. Но, вспомнив, как дети умоляли меня обязательно приходить еще, я понял, насколько им, привыкшим видеть воспитателями и нянечками только женщин, полезно такое веселое разнообразие.

Метки:
baikalpress_id:  26 937
Загрузка...