Карманники воруют от скуки

В зарубежных справочниках, посвященных доходности различных видов бизнеса, есть разделы, в которых рассказывается о годовом доходе воров-карманников, скажем, в Лондоне или Буэнос-Айресе. В Иркутске таких справочников пока не выпускают, хотя наш город по-прежнему держит одно из первых мест по уровню распространенности этого промысла. В последнее время, правда, поговаривают о неких глобальных изменениях в структуре, методах и философии карманного бизнеса. Выяснить, правда это или нет, корреспондент "Пятницы" попытался с помощью Марины и Виктора, сотрудников оперативно-сыскного отделения по борьбе с карманными кражами ГУВД города Иркутска.

Транспорт в Иркутске держат улан-удэнские
Иркутские карманники подразделяются на "шанхайских", рыночных и транспортных. "Шанхайские" — это своеобразная элита. Держатся они обособленно, замкнуто. Чужих в свою вотчину стараются не пускать. Всего на территории "шанхайки" работают около 30 человек. Между собой у них конфликтов практически не возникает.
Что касается транспорта, здесь ситуация в последние годы сильно изменилась. Иркутские практически ушли из этой сферы. Наверное, просто невыгодно стало, ведь на трамваях-троллейбусах кто нынче ездит? Одни нищие пенсионеры, у которых только и богатства, что удостоверение. А может, причина в том, что местных с транспорта вытеснили гастролеры из других городов. Сейчас всю погоду в трамваях, автобусах и троллейбусах делают улан-удэнские бригады.
— У них другая ситуация, — говорит Виктор, — другие понятия. Они пытаются включить беспредел. Берут жертву грубо, "на рывок", то есть попросту грабят. Между ними часто вспыхивают стычки. На транспорте идет настоящая война.
"Шанхайские" держат марку
По словам сыщиков, больше половины иркутских карманников — наркоманы. И это несмотря на то, что их промысел требует виртуозности, а у наркомана, как известно, и координация плохая, и реакция замедленная. "Чисто они украсть не могут, — говорит Виктор, — поэтому на трудные кражи не идут, в основном по верхушкам хватают". Чистые карманники, "шанхайские" например, пьют в меру, не колются, берегут свое мастерство. Даже внешне они выглядят более преуспевающими в сравнении с "рыночниками". Девицы вообще одеты с иголочки.
Кстати, об одежде. Было время, когда у карманников был свой стиль. Три года назад практически все носили одинаковые черные кепки-шестиклинки. Мода, что ли, у них была такая. Бывало, едешь в трамвае и видишь группу парней в таких кепках. Сразу все ясно. Сейчас это поветрие ушло. Кармаши стали одеваться неброско и ни в коем случае не стильно. Есть у них и свои фетиши. Например, в качестве ширмы (средства прикрытия в момент кражи) наши карманники любят использовать пакеты бордового цвета. А раньше все ходили с серо-зелеными. Когда пакет рвется, они покупают точно такой же.
В карманники идут от скуки
Почему люди выбирают карманный промысел? Ведь эта воровская специализация одна из самых трудоемких и рискованных. Может быть, это сродни клептомании? Один раз попробовал и подсел, а дальше уже жить невозможно без этого куража, без адреналина в крови?
— Они так и говорят, — говорит Марина, — что не от бедности воруют, а для остроты ощущений. В моей практике была карманница с дипломом иняза. Очень интеллигентная женщина. Учительницей работала... и воровала — в свободное от работы время. Сейчас к нам регулярно наведывается одна гастролерша из Усолья. У нее там имеются павильоны, киоски, квартира 200 квадратных метров, семья, двое детей. Словом, живи и радуйся. Но нет. Спрашиваю: "Чего тебе не хватает?" "Скучно", — отвечает.
Поэтому, наверное, карманники очень редко прекращают это занятие. Если и пытаются завязать, то год-два выдерживают, а потом снова возвращаются. Без этого они жить не могут. Хотя есть и исключения.
— Один карманник у нас есть, — делится Марина. — Лет в 17 он с группой товарищей организовал бригаду, поставив условие выйти из дела после первого же залета. И залетел. После он решил свою криминальную бытность забыть. Дальше в его судьбе произошел поворот на 180 градусов. Он поступил на юрфак. Закончил. Сейчас работает адвокатом. Довольно успешным.
К ремеслу приобщают с младенчества
Карманный промысел затягивает, но не меньше затягивает процесс охоты за ворами. Вот и Марина пыталась уйти на более спокойную службу после окончания милицейской школы. Но не выдержала, вернулась.
— Особенно по молодости очень было интересно, — вспоминает она, — ходить, смотреть за человеком. А увидеть сам процесс кражи! Это такое волнение, адреналин! Так что у них свой кураж, а у нас свой.
Марина показывает оперативные дневники, в которых подробно описаны все истории поимок карманников. Вот один оперативник пишет: "Возле киоска с пирожками на рыночной площади стояла женщина без шапки. Вася встал сзади, расстегнул сумку в боковом кармане, похитил денежные купюры и бумаги. Задержали, изъяли".
Удивляет, что опер так ласково называет своего подопечного — Вася. Со слов Марины выяснилось, что полное имя этого гражданина Василий Сумкин. Цыган. Документов у него нет и никогда не было. Мать сидит в Бозое. Сколько ему лет никто не знает. Эксперты говорят, что не больше 16.
— Ловим этого Васю в году раз 20. Но посадить не можем, потому что личность неустановленная.
А вот другая история: "Малькова и Замазкина ходили за потерпевшей, подошли к кафетерию ближе к Торговому комплексу, подсмотрели, куда она положит кошелек. Замазкина для отвода глаз купила кофе и села справа от потерпевшей. Малькова, прикрывая свои действия левой рукой с цветным пакетом, правой рукой похитила маленький кошелек, положила его себе под мышку и быстро пошла на выход. Была задержана".
— Малькова потомственная карманница, — комментирует Марина, — ей 20 лет, и уже три судимости. Но то амнистия, то условно-досрочно. В общем, на свободе.
Оказалось, что Малькова не единственная, кому профессия была передана по наследству. Есть и другие, более "выдающиеся" в этом плане семейства. Карпухины, например. Карманничает сама мать, ее сожитель, три сына на пару с женами. Живут Карпухины очень даже обеспеченно. У них свои адвокаты. Чуть что, сразу налетают, мол, нарушение прав и свобод! У старшего сына родился ребенок, ему еще двух лет не исполнилось, а они уже активно приобщают его к делу. Такая вот ячейка общества.
Еще одна история задержания некоего гражданина Цыденова. Описывая его внешность, сыщик делает неожиданное и очень выразительное сравнение: "Рожа у него, как сковородка "Тефаль". И таких метких и забавных наблюдений в дневнике немало, что выдает в сыщиках наличие большого чувства юмора. Наверное, в их профессии без этого невозможно.
Известная карманница мирно торгует семечками
Чтобы сравнить, что отличает нынешних карманников от звезд карманного дела 20-летней давности, я открыла дневник за 1982 год. Вот страница, посвященная очень известной "цветной" карманнице Паськовой, 1930 года рождения. (Словом "цветные" называют воров экстра-класса).
На фотографии женщина с дебильным выражением лица, в старушечьем платке. Ни за что в жизни не подумаешь, что Паськова в воровском мире котировалась очень высоко, раз шесть сидела в тюрьме, теперь вот завязала. Образумилась? Или хватка уже ослабела? Теперь семечками торгует на рынке. Все ближе к местам трудовой славы.
А вот страница, посвященная описанию задержания известного карманника по кличке Пермяк. Оказался он в Иркутске сразу же после освобождения, по пути домой. Во время пересадки с поезда на поезд у него было два часа, и он решил посвятить их делу. Освежить память, так сказать. Но, видимо, годы, проведенные в неволе, ослабили бдительность. Пермяка взяли с первой же попытки. В итоге на свободе он пробыл всего восемь часов.
Еще одна из старых — Коновалова, 1921 года рождения. Похожа на состарившуюся мартышку. Очень искусная воровка. Восемь раз судимая, признана особо опасной. По карманам шарила до самой смерти. Женщин-карманниц в возрасте в советские годы было очень много. По словам Марины, все они умерли. Сейчас из пожилых женщин только цыганки продолжают промышлять.
Ворованные кошельки оказывались в трусах у возлюбленной
— И вообще мельчает уровень, — замечает Марина. — Раньше карманники были намного изобретательнее. Работали с фантазией. Пинцеты, крючки, различные приспособления использовали, даже деревянные щипцы от стиральных машинок. И вообще, считалось, что хороший карманник всегда один должен работать. А сейчас они в группы сбиваются. От неумения, видимо. Толпой легче работать. Кто-то толкнул. Кто-то чего-то вытащил. Примитив.
Хотя и сейчас есть исключения. Например, Замордин. Он к делу подходил очень вдохновенно, даже творчески. Сыщики долго за ними охотились, все не могли понять, куда пропадают кошельки. Оказалось, он в паре со своей сожительницей заходил в общественный транспорт, девица поднималась и расставляла ноги. Замордин оставался на нижней ступеньке, и, просунув руку между ее ног, спокойно шарил в сумках. Украденный кошелек он засовывал тут же напарнице под юбку в трусы. Очень удобно.
В заключение Марина предложила корреспонденту "Пятницы" поучаствовать вместе с сотрудниками отдела в операции по задержанию карманников. О том, как увлекательно выглядит этот процесс на практике, читайте в одном из следующих номеров нашего еженедельника в рубрике "Кухня профессии".

Метки:
baikalpress_id:  1 988