Азотный наркоз: два бокала Байкала

Странно устроен человек — ему не сидится на месте в тепле и покое. Все время он куда-то рвется, что-то хочет открыть, что-то испытать, попробовать чего-то нового. Вроде бы Господь дал человеку все, что нужно для жизни, — способность работать на земле, способность верить, способность любить. Но человеку этого мало, потому что все время существования человечества точит его какая-то тоска. Может, он ищет потерянный рай? И успокоится, только когда найдет его? Так или иначе, но с каждым годом таких вот неспокойных людей в Иркутске становится все больше — они хотят от жизни чего-то большего, чем покой, сытость и благополучие. Они взлетают под облака, забираются на горные вершины и опускаются в глубину морей и озер. Вот об этих последних мы сегодня и поговорим.

Английское слово "дайвинг" означает "подводное плавание". Инструктор дайвинг-центра "Свал" Андрей Димитревич предоставил нашим читателям возможность узнать, что же такое дайвинг, и понять, стоит ли попробовать спуститься под воду или лучше раз и навсегда отказаться от этой затеи.
Кто эти люди?
— Андрей, кто сейчас занимается дайвингом?
— Заниматься дайвингом приходят люди, у которых есть тяга к воде и которые хотят испытать новые ощущения, например опуститься под воду или в пещеру, прыгнуть с парашютом и т.д. Возраст — от шестнадцати и до пятидесяти.
— Нужно иметь какие-то определенные навыки, предрасположенность?
— Дайверы — это в первую очередь те, у кого нет страха перед водой.
— И много таких, у кого есть страх?
— Немало. В принципе, есть даже такая болезнь — талассофобия, боязнь океана.
— Когда начинающий дайвер может начать самостоятельные погружения?
— Только после окончания первого курса. Он может погружаться в паре с таким же дайвером.
— А бывают такие безбашенные новички, которые пренебрегают инструкциями?
— Девяносто девять и девять десятых начинают всерьез задумываться о своей безопасности, когда узнают на лекциях много "интересного"! На практических занятиях они понимают, что дайвинг дело серьезное, и желание рисковать у них исчезает.
— Наверняка в дайвинге есть серьезные ограничения по здоровью. СМИ об этом как-то молчат.
— Не рекомендуется погружаться людям, у которых возможны приступы — сердечные, эпилептические. Нельзя нырять тем, кто страдает клаустрофобией (этот страх связан прежде всего с затруднением дыхания), а также астматикам. С большой осторожностью могут погружаться люди с заболеваниями сосудов, легких. Перед обучением студенты заполняют медицинский опросник, если существуют какие-то проблемы со здоровьем, им необходимо получить разрешение врача. Если кто-то принимает какие-то препараты, то от погружений тоже стоит воздержаться, потому что совершенно не изучено, как эти препараты действуют на человека под повышенным давлением.
Справиться со стрессом
— Где проходят погружения?
— Наши клуб проводит еженедельные погружения на Байкале в районе Листвянки, КБЖД, Больших Котов. Кроме этого, мы в течение года выезжаем за пределы России, это могут быть Мальдивы, Красное море, Мальта и т.д..
— Какие проблемы чаще всего возникают с новичками? Какие ошибки они делают?
— Основная проблема новичков — это неумение справиться со стрессом. Под водой страшна не какая-то ошибка, а ее последствия: стресс и паника. В человеке физиологически заложено, что наибольший выброс адреналина вызывает отсутствие воздуха, когда человек не может сделать вдох. Сразу же все навыки забываются, инстинкты опережают мозги.
— Чем отличается погружение в Байкал от погружения в другие водоемы?
— За годы занятия дайвингом я сделал для себя такой вывод: каждое место имеет свое очарование, свой характер, что ли. Если говорить о Красном море, о Мальдивах — то это обилие живности. Байкал же хорош своей прозрачной водой, своими эндемиками, которых можно увидеть только здесь. Но прежде всего Байкал интересен потрясающими ландшафтами. Со стороны Иркутска берег Байкала имеет определенный рельеф: метров сто от берега идет глубина 3—4 метра, а потом идет резкая свальная стена. Здесь очень красиво — каньоны, пещеры, небольшие гроты, навалы огромных камней. Когда ты двигаешься и видишь это сверху и сбоку, это впечатляет. К нам часто приезжают дайверы из других городов и стран, которые погружались в разных местах по всему миру: в Таиланде, на Галапогосах, на тех же Мальдивах, — и никто не уехал разочарованным после Байкала! Все уезжали в восторге.
— А омулевые косяки видели?
— Омулевые косяки ходят где-то там, где нас нет. Омуль и хариус — рыбы осторожные, чувствительные, быстрые. Их можно увидеть только ночью, но очень сложно заметить. Мы иногда замечаем только хвост косяка.
— Ныряли на затопленных мостах Иркутского водохранилища?
— Да, видели оставшиеся фермы и опоры. Посмотреть интересно, но не больше одного раза.
Лето у нас короткое
— Что дайверы делают зимой?
— Ныряют! Зимние погружения — это очень серьезно. Для этого требуется закончить вторую ступень обучения, пройти спецкурс и получить квалификацию и только после этого опускаться под лед.
— Ну и как там?
— Там по-другому... В это время вода Байкала достигает самой большой прозрачности. Там не темно, а словно начинающиеся сумерки — прозрачный лед рассеивает свет. От этих сумерек кажется, что вот-вот стемнеет. Ощущения приглушенные, словно находишься в плотно закрытой комнате. Даже звуки выдыхаемого воздуха звучат как-то мягче. Завораживает.
— А лично вам, Андрей, когда больше нравится нырять на Байкале?
— Когда прозрачность хорошая. Это бывает зимой, и сразу, как только сойдет лед: в мае — в начале июня. Вода в это время не выше четырех градусов. Это самое лучшее время для ныряния — на берегу уже не холодно, а вода еще сохранила прозрачность. С июля и практически до конца сентября вода мутнеет — то ли цветет, то ли пыльца виновата. И видимость падает с тридцати метров до пяти. Согласитесь, когда самое главное, что можно посмотреть под водой — это ландшафты, нырять при видимости в пять метров не интересно, впечатления теряются.
— На Севере нырять доводилось?
— Было желание съездить понырять в Баренцевом и Белом морях, но как-то не получилось. И потом, что касается подледного дайвинга — суровее условия, чем на Байкале, найти сложно.
— Как дайверы относятся к передаче "Русский экстрим"?
— Даже не профессионалы, а просто те, кто более-менее серьезно занимается дайвингом, скептически морщатся при упоминании сюжетов "Экстрима". И либо смеются, либо зубоскалят. Был казус: в одной серии дайверы ныряли на сто метров. К участию в передаче привлекли профессиональных, серьезно подготовленных дайверов. Нырнули, передачу отсняли. Все вроде нормально. Но, когда эти люди услышали озвучку уже готовой передачи, все были в шоке! Пришлось в спецжурналах оправдываться, что к озвучке они никакого отношения не имеют. То есть характерное для передачи нагнетание обстановки и истеричное повторение: "Это очень опасно! Каждую минуту они могут погибнуть! Никто до русских еще не делал этого!" — зачастую просто неоправданны. Показывают совершенно штатную ситуацию. Но когда журналистам начинаешь доказывать их неправоту, они просто отмахиваются — вас, знающих дайверов, мало, а домохозяек много, и мы снимаем для домохозяек!
— Опасные ситуации при погружениях бывали?
— Я бы погрешил против истины, если бы сказал, что нет, но стараюсь свести их количество к минимуму. Ведь чем опытнее дайвер, тем меньше опасных ситуаций может с ним возникнуть.
Погружение с опьянением
— Что такое азотный наркоз?
— Это воздействие азота на дайвера под высоким порциальным давлением. Практически все начинают его испытывать, начиная с глубины тридцать метров. Многое зависит от условий: от времени суток, от температуры воды, от эмоционального и физического состояния человека. По состоянию это можно сравнить с алкогольным опьянением. Иностранцы сравнивают степень азотного опьянения с количеством выпитого мартини. Если вы погрузитесь на такую-то глубину, то ваши ощущения будут, как будто вы выпили два бокала мартини. Если глубже — три бокала. Проблема в том, что сегодня наркоз можно не почувствовать, а на следующий день на этой же глубине опьянеть. У одних азотный наркоз вызывает приступ веселости, у других, наоборот, тревожные, беспокойные ощущения. Проблема возникновения азотного наркоза — это не ощущения, которые испытывает дайвер, а те поступки, которые он совершает под его воздействием.

Наверное, я немного завидую дайверам: в подводном мире нашего старика Байкала им открыто то, что мне увидеть не под силу. А так хочется...

{

  • Цена за обучение в группе в дайвинг-центрах Иркутска варьируется от 250 до 350 долларов. Индивидуальное обучение стоит около 500 долларов.
  • Приобрести снаряжение можно как в магазинах Иркутска, так и в дайвинг-центрах по каталогам. Дайвинг-центров в Иркутске только два — это "Свал" и "Аква-Эко". Полный комплект снаряжения, в который входят маска, трубка, ласты, гидрокостюм, регулятор и компенсатор плавучести, стоит примерно 2000—2500 долларов.

}

Метки:
baikalpress_id:  6 448
Загрузка...