Мастер Кармадонов: Я никогда не рублю живое дерево

Даже в самом Аршане мало кто знает, что в их селе существует музей, где собраны сотни произведений искусства, созданные природой и человеком.

Красота от лени
Мы все знаем еще со школьной скамьи, что бывает "горе от ума", но чтобы "красота от лени"...
— Я ленивый, — хитро прищуривается мастер Кармадонов, поэтому выискиваю сучки и корешки для своих работ с таким расчетом, чтобы их как можно меньше обрабатывать.
В музее у Виталия Федосеевича сотни работ, сколько точно, он не считал. Да и зачем?
Обида
— Здесь живет Тарасов, — обратился я к хозяину дома, на который мне указали.
— А вы по какому делу к нему?
— Вот слышал от людей, что он большой мастер деревянных дел, хотел поговорить.
— Да не Тарасов я — Кармадонов, — чуть было не вспылил хозяин, — это жена моя Тарасова. При регистрации она оставила свою фамилию. У нее должность видная была — главная медсестра в санатории "Саяны", все ее знали. А я механиком в пароходстве работал, по нескольку месяцев на Лене пропадал, в Аршан заезжал редко и ненадолго. Вот и проходил как муж Тарасовой. А я Кар-ма-до-нов!!!
Случай
Резать по дереву Виталий Федосеевич начал лет десять назад, когда отошел от дел. Шел как-то по лесу, увидел корешок — зверушка не зверушка, пригляделся внимательней — точно она. Потом еще и еще, так и пристрастился.
— Главное, внимательно присмотреться, — считает Кармадонов. — Я ведь специально для этого в лес не хожу. Когда идем в лес, скажем, за грибами или за ягодой, пока все наберу, три-четыре корешка запримечу, это уж точно. Больше всего люблю березу, но если попадется что-нибудь интересное из лиственницы или багульника — тоже радость.
Музей
— Музей появился несколько лет назад, а до этого работы пылились в дальнем углу гаража. А работал на кухне, вот уж доставалось мне за мусор. Везде все подберу, подмету после себя, а все равно древесная пыль везде оседает. Получал от жены. Но зато потом, когда она поняла, что мои работы нравятся людям, она сама предложила сделать музей, сама его оформила. И в работе помогает — шлифует, лаком покрывает, а на мне только грубая работа, — улыбается мастер.
О своих деревяшках Виталий Федосеевич говорит как о живых существах.
— Вот две собачки разговаривают друг с другом; вот рыбак русалку поймал, а ее отец, морской царь, спешит ей на помощь; добрый волк зайца воспитывает, а у самого слюнки текут. А вот жирафчик, маленький...
Любимая работа
— Мои самые любимые работы те, где я почти ничего не делаю, почистишь немного, от коры освободишь, отшлифуешь... Лучше природы все равно не сделаешь, она лучше любого художника, искуснее любого мастера. Деревья у нас растут почти на камнях, за жизнь борются, и иногда эта борьба за жизнь выливается в совершенные формы.
Хай
— А это Хай, наш местный донжуан. Он имел обыкновение сидеть на заборе около остановки, когда подъезжал автобус, высматривал самых красивых девок и сразу же приглашал их на танцы. Вот таким, сидящим на заборе я его и сделал.
— И последний вопрос, почему у большинства ваших работ бурятские лица?
— А я где живу-то? На Аршане.

Метки:
baikalpress_id:  6 444
Загрузка...