Дело о несоблюдении врачебной тайны

Односельчане выжили парня из поселка, узнав, что он носитель ВИЧ-инфекции, от врача районной больницы

19 октября в суде Иркутского района прошло первое закрытое слушание по делу о разглашении врачебной тайны. Иск о возмещении морального ущерба подал на Центральную районную больницу ВИЧ-инфицированный житель одного из сел недалеко от Иркутска. Он считает, что причина его несчастий в разговорчивости врачей.

По секрету всему свету
Иван живет в поселке недалеко от Иркутска. Год назад он узнал, что является носителем ВИЧ. И это — результат одной совершенно случайной связи. На какого-нибудь исколотого наркомана Иван действительно не похож, равно как и на представителя других групп риска. У него, как и у большинства нормальных людей, были планы на жизнь.
Все началось, когда Иван, впервые после того как узнал о ВИЧ, пришел на прием к терапевту. Врач Анна Ивановна, к которой он обратился, пристально взглянула на него, когда увидела отметку в амбулаторной карте. Затем надела хирургические перчатки и приступила к осмотру больного. Буквально через несколько дней после этого визита жить 23-летнему парню в своем поселке стало невыносимо.
Первое подозрение об утечке информации о его здоровье возникло, когда приятели, крепко пожимавшие его руку при встрече, теперь ограничивались лишь короткими кивками и спешили поскорее проскочить мимо. Кое-кто ехидно хихикал при этом. Необычную реакцию на его появление Иван отметил и у продавца местного магазинчика — купюра, протянутая продавцу, была подхвачена на полпути двумя пальчиками, причем на руку была надета резиновая перчатка.
Шепот за спиной перерастал в сплетение различных домыслов. Обсуждения доходили до Ивана, теперь он знал все: и то, что какое, дескать, великое горе-то его матери, и что ни одной девке он не нужен. Злые языки уже отмеряли ему, как и полагается, оставшееся время жизни. Говорили: "Теперь ему лучше удавиться, чем с этим жить". Конечно, были и друзья, которые поддерживали его морально, но их становилось все меньше и меньше с каждым днем. Все попытки устроиться на работу оканчивались полным фиаско. Никто не хотел брать парня. Везде и всюду слышался полновесный отказ. Слово "нет" стало для Ивана привычным. Множество других оскорбительных фактов в поведении знакомых людей (вплоть до того, что кое-кто просто энергично плевал под ноги при встрече с Иваном) сделали свое дело. Он вынужден был покинуть враждебно настроенный против него поселок и переехал жить в другое место.
Последний форпост
Иван целый год собирал документы для суда, после того как понял причину негативного отношения к нему односельчан. Иван считает, что виной всему Анна Ивановна — терапевт, знавшая о его болезни. И именно от нее кто-то из односельчан узнал, что Иван ВИЧ-инфицирован. Дальше, как говорится, дело техники.
Являясь истцом, Иван искренне надеется на торжество Фемиды. Ответчик — Центральная больница Иркутского района. Руководство больницы не согласно с доводами истца и настаивает на проведении дополнительного расследования обстоятельств этого дела. Заседания суда решено проводить в закрытом режиме, и о результатах этого разбирательства будет известно только после официального объявления окончательного вердикта.
Имена героев изменены

{Комментарий одного из работников ЦРБ Иркутского района
— Конечно, это нонсенс, потому что этот человек первый, кто заявил в суд. И правильно сделал — я полностью на его стороне. Ничего удивительного нет, когда интересный с медицинской точки зрения факт становится предметом обсуждения между докторами. Но, простите, когда он становится достоянием соседа, который узнал от врача поликлиники, что живет через дорогу, скажем, с сумасшедшим? Вот был случай два или три года назад, не скажу точно. Обратилась сюда знакомая мне уважаемая женщина с каким-то нервным расстройством. Всякое бывает. Через неделю краем уха слышу на остановке, как одна врач говорит своей подруге о ней: дескать, работала, работала да и спилась, а теперь ей и до психушки недалеко. Спустя пару дней от соседки (!) узнаю, что, оказывается, моя знакомая — "тяжело больной в психическом плане человек". Я, конечно, после сказанного в шоке. Просто хочу напомнить, что наша цель — лечить людей, а не калечить. Духовная поддержка бывает для пациента важнее, нежели врачебная.}
Справка "Пятницы"
В России взаимоотношения врача и пациента регулируются Законом "Об охране здоровья граждан" и понятие врачебной тайны там тоже присутствует. В частности, в статье 61 указано, что "информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении, составляют врачебную тайну".
Это означает, что без согласия пациента или его законного представителя (например, родителей или опекунов для подростков до 15 лет) не может разглашаться никакая информация, полученная врачами об этом человеке.
Правила и исключения
Но как известно, не бывает правил без исключений. Законом предусмотрены 5 случаев, когда сведения, составляющие врачебную тайну, можно передать, не спрашивая согласия пациента:
— В целях обследования и лечения гражданина, не способного из-за своего состояния выразить свою волю.
— При угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений.
— По запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством.
— В случае оказания помощи несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет для информирования его родителей или законных представителей.
— При наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий (например, огнестрельное ранение, резаная рана и т.п.).
В законе указано, что сохранение врачебной тайны остается на совести тех людей, кому ее на законных основаниях передали. И ответственность они несут по полной.

Метки:
baikalpress_id:  26 994