Кто вы, рядовой Александр Матросов?

В прошлом номере еженедельника мы поместили подборку материалов об истории штрафных батальонов. В связи с большим интересом читателей к этой теме мы продолжаем исторические изыскания. Один из читателей "Пятницы" поинтересовался: "А откуда вы взяли, что Александр Матросов был штрафником?" Признаться, этот вопрос поставил меня тупик. Мне казалось, что это уже общеизвестный факт. Мне еще дедушка-фронтовик рассказывал, что Матросов был уголовником и штрафником. В перестроечное время в прессе было множество статей на эту тему (еще про Павлика Морозова). Обратившись к современным материалам о Матросове после обращения читателя, я был поражен обилием версий о жизни и подвиге Героя Советского Союза.

Справка из Большой Советской Энциклопедии
Александр Матвеевич Матросов — Герой Советского Союза (19.06.1943, посмертно). Член ВЛКСМ с 1942 г. Потерявший в детстве родителей, М. воспитывался в Ивановском детдоме Ульяновской области и в трудовой детской колонии в городе Уфе. В октябре 1942 г. призван в армию и направлен курсантом в пехотное училище. В ноябре 1942 г. добровольно отправился на фронт и был зачислен рядовым в 254-й гвардейский стрелковый полк 56-й гвардейской стрелковой дивизии (Калининский фронт). 23 февраля 1943 г. в бою за деревню Чернушки прорвался к вражескому дзоту и, закрыв своим телом амбразуру, пожертвовал собой, чтобы обеспечить успех своему подразделению".
Спецназовец. Версия русофилов
"Умираю", — понял он. Времени оставалось лишь на последний отчаянный бросок, который мог подарить его боевым братьям из разведроты шанс на жизнь и на победу в бою. А спецназу для победы только и нужен — один шанс!
— Вперед, братва!!! — собрав последние силы, крикнул разведчик так, чтобы товарищи услышали его сквозь трескотню боя.
Тренированное тело еще слушалось его, и он что оставалось сил бросил его головой вперед в брызжущую огнем амбразуру...
Теперь уже нет смысла скрывать, что будущий герой Отечественной войны происходил из семьи зажиточного крестьянина Ульяновской области Матвея Матросова, раскулаченной и высланной на поселение в казахские степи, где и сгинувшей безвестно. "Сын за отца не отвечает", — любили повторять в те годы фразу "вождя и учителя". И вот маленький Саша Матросов оказался в Ивановском детдоме, где не задержался.
Не по годам самостоятельный и гордый крестьянский мальчишка не пожелал оставаться под опекой тех, кто сгноил его родителей, — и сбежал. Ватаги бездомных детей наводняли в те годы периферийные районы России, нищенствуя и промышляя воровством. Духовное перерождение Александра Матросова произошло в Уфимской трудовой колонии. Саша с увлечением занимался спортом, был, как говорили тогда, "активным физкультурником и значкистом ГТО". В своей группе он был политинформатором (т.е. пропагандистом), с живым интересом следил по газетам за событиями в стране и в мире и посвятил борьбе республиканской Испании цикл неумелых, но искренних стихотворений.
В 16 лет он вступил в комсомол и стал помощником воспитателя в своей трудовой колонии. Юность есть юность, и нашему герою в свою очередь пришла пора оступиться. За пылкий роман с одной из старших воспитанниц (по тем временам для комсомольца-воспитателя проступок куда как серьезный!) Александр был исключен из ВЛКСМ и уволен с педагогической работы. Он пошел работать на завод, и начало Великой Отечественной войны застало его за станком.
Когда нашему герою исполнилось 18 лет, он добровольцем вступил в Красную армию. Дисциплинированного и толкового парня быстро отметили командиры и политруки учебного полка. Сначала он был восстановлен в комсомоле, а с октября 1942-го — направлен на обучение в Краснохолмское пехотное училище. В начале ноября 1942 г. маршевый батальон Краснохолмского училища влили в состав поредевшего в боях 254-го стрелкового полка 56-й гвардейской дивизии (Калининский фронт) — излишне напоминать, что во все времена русская гвардия была элитой пехоты!
"Русская цивилизация". М.Кожемякин www.rustrana.ru
На амбразуру не бросался. Версия правозащитников
На протяжении десятилетий никто не задумывался, что подвиг Александра Матросова противоречил законам природы. Ведь закрыть своим телом пулеметную амбразуру невозможно. Даже одна винтовочная пуля, попавшая в руку, неизбежно сбивает человека с ног. А пулеметная очередь в упор сбросит с амбразуры любое, даже самое грузное тело. Пропагандистский миф, разумеется, не в состоянии отменить законы физики, но он способен на некоторое время заставить народ забыть об этих законах.
На протяжении Великой Отечественной войны будто бы свыше 400 красноармейцев совершили тот же подвиг, что и Александр Матросов, причем некоторые — раньше его. Нескольким "матросовцам" повезло — они остались в живых. Будучи ранеными, эти бойцы забрасывали неприятельские дзоты гранатами. Можно сказать, проходило своеобразное соревнование частей и соединений, каждое из которых считало за честь иметь своего Матросова.
Благо, что записать человека в Матросовы было очень несложно. Для этого годился любой командир или красноармеец, погибший поблизости от неприятельского дзота. Как писала по горячим следам фронтовая газета, труп Матросова обнаружили не на амбразуре, а в снегу перед дзотом. Наиболее правдоподобно выглядит следующая версия. Матросов смог взобраться на дзот (очевидцы видели его на крыше дзота), и он попытался расстрелять немецкий пулеметный расчет через вентиляционное отверстие, но был убит. Сбрасывая труп, чтобы освободить отдушину, немцы вынуждены были прекратить огонь, и товарищи Матросова за это время преодолели простреливаемое пространство. Немецкие пулеметчики вынуждены были спасаться бегством. Подвиг Александр Матросов действительно совершил, ценой жизни обеспечив успех атаки своего подразделения. Но грудью на амбразуру Александр не бросался — такой способ борьбы с вражескими дзотами абсурден".
Борис Соколов. "Колокол"
Сын степей. Башкирская версия
Для башкирского народа и маленькой деревушки Кунакбаево, Учалинского района, официальное признание, что Александра Матросова звали Шакирьяном Мухамедьяновым, — равносильно найти сына. Цена его подвига от этого не уменьшится ни на йоту. Зато следом за Салаватом Юлаевым он станет вторым национальным батыром Башкортостана.
Юсупов Юнус, несмотря на свою инвалидность (он воевал еще в Гражданскую и вернулся оттуда без ноги), всегда отличался бойкостью, поэтому никого не удивил факт, что он женился на одной из кунакбаевских красавиц по имени Муслима, которая была гораздо его моложе. Жили они очень бедно. В 1923 году у них родился сын, которого нарекли Шакирьяном.
Шакирьян получился бойким и проворным малым. Мать частенько повторяла: "Вырастет молодцом либо, напротив, будет вором..." Несмотря на то что из-за крайней бедности их сын всегда хуже остальных был одет, он никогда не унывал. Плавал лучше всех, мастерски играл в бабки, бренчал на балалайке. Когда мать умерла, Шакирьяну было не больше 6—7 лет. Когда у Юнуса — в 1933—1934 годах — появилась третья жена, Шакирьян ушел из дома. Время было тяжелое, голодное, и мальчишка, скорее всего, сам решился на это.
Последний раз в родном Кунакбаеве Шакирьяна видели летом 1939 года. К тому времени он окончательно обрусел и всем представлялся Александром Матросовым. Сашка поправился, был аккуратно одет: на голове — бескозырка, под рубашкой виднелась тельняшка.
Как явствует из сохранившихся до наших дней документов, народный суд 3-го участка Фрунзенского района осудил его 8 октября по статье 192-й УК РСФСР к двум годам лишения свободы. Матросов был признан виновным в том, что, несмотря на данную им подписку о выезде из города Саратова в 24 часа, продолжал там проживать. Матросов сидел в трудовой колонии, что в старой Уфе. За свою шустрость был назначен старшим группы из 9—10 парней.
Сашка отбыл в колонии от звонка до звонка — об этом можно судить по тому, что в конце сентября 1942 года в группе других новобранцев он оказался в Краснохолмском военно-пехотном училище. В училище Матросова приняли в комсомол. Об этом факте можно было и не вспоминать, но впоследствии, примазываясь к его славе, как минимум два музея (не хочется говорить, какие) имели в качестве выставочного экспоната подлинник комсомольского билета Героя.
Виктор Сирык, "Учительская газета", 7 мая 2003 г.
Статья подготовлена по книге Райфа Насырова, материалам башкирских газет советского времени, а также на основании тех данных, которые были собраны юными следопытами

Неизвестный Матросов
Кем бы он ни был — Александром или Шакирьяном, сыном башкира Юнуса или русского крестьянина Матвея, основные моменты его биографии бесспорны. В жизни подлинного Матросова были и Ивановской детский дом, и Уфимская трудовая колония, и работа помощником воспитателя. Он не успел окончить Краснохолмское пехотное училище и погиб в 1942 году.
Подвиг безусловен — но о том, что именно сделал Матросов, не перестают спорить до сих пор. По официальной советской версии, Матросов бросился на пулемет. Первое сообщение о его смерти звучит так: "В бою за деревню Чернушки комсомолец Матросов, 1924 года рождения, совершил героический поступок — закрыл амбразуру дзота своим телом, чем и обеспечил продвижение наших стрелков вперед. Чернушки взяты. Наступление продолжается". В перестроечные времена стали говорить о явном несообразии этой истории — человека сбивает с ног даже попавшая в руку винтовочная пуля, очередь из мощного пулемета должна отшвырнуть его на несколько метров.
Писатель-фронтовик Вячеслав Кондратьев (он записал Матросова в штрафники) считал, что тот забрался на крышу дзота и пытался наклонить дуло пулемета к земле. С ним спорит историк Борис Соколов — дотянуться до скрывающегося в широкой амбразуре дула Матросов не мог, скорее всего, он пытался расстрелять расчет через вентиляционное отверстие. Отбиваться от него и вести огонь из пулемета немцы не могли: Матросова убили, но красноармейцы получили крохотную передышку, и ее хватило для того, чтобы пересечь простреливаемое пространство.
Алексей Филиппов, "Известия"

Метки:
baikalpress_id:  27 012