Подземные грабители Иркутска

Сегодня представители криминального мира используют множество способов для того, чтобы добраться до вожделенной добычи, спрятанной за толстыми стенами: отмычки, кувалды, фомки. Иногда, чтобы попасть в помещение, злоумышленники спиливают дверные петли, отгибают или подпиливают железные оконные решетки и даже устраивают проломы в стене. Наиболее дерзкие предпочитают разбойные налеты, вооружаясь огнестрельными, газовыми и пневматическими стволами, ножами или топорами. Все эти методы были известны еще много лет назад. Однако в дореволюционном Иркутске был популярен еще один вид преступного промысла, который сейчас практически забыт. Речь идет о подкопах, которые из-за своей трудоемкости и нерентабельности почти не применяют современные воры.

Воры с киркой и лопатой
В XIX веке в областном центре случаи, когда преступники осуществляли свои намерения с помощью кирки и лопаты, были нередки. Чаще всего объектами преступного внимания становились организации и учреждения, в которых хранились драгоценные камни и металлы, а также денежная наличность.
В 1886 году с помощью подкопа злоумышленникам удалось пробраться в кладовую золотосплавочной лаборатории, в хранилище которой всегда имелось достаточно ценностей, и похитить 13,5 килограмма золота. Это преступление, вызвавшее, как говорят сегодня, широкий общественный резонанс, было оперативно раскрыто местными полицейскими. Иркутские пинкертоны здраво рассудили, что к преступлению могут быть причастны те, кому хорошо знакома система охраны и план здания.
Под подозрение попали работники лаборатории и военнослужащие иркутского гарнизона, которым вменялось в обязанность дежурить на внешних и внутренних постах в учреждении. После недолгого разбирательства полиция выяснила, что именно солдаты и решились на кропотливый криминальный труд.
Выполнив задуманное, служивые, имевшие хорошие навыки работы шанцевым инструментом, но не обладавшие большим воровским опытом, повели себя как дилетанты. Вместо того чтобы укрыть похищенное понадежней, они разделили его на равные доли и спрятали в своей казарме. В ходе проведенного обыска все украденное золотишко, естественно, сразу же обнаружили, подозреваемым предъявили обвинения в краже и, быстро осудив, отправили на длительные каторжные работы.
Болтун — находка для полиции
Через 15 лет целью лиходеев стала почтовая контора, располагавшаяся, как и сейчас, на улице Почтамтской (ныне Степана Разина). Через нее проходили большие денежные суммы, которые временно хранились в кассе организации и притягивали преступников как магнит. Решив, что самое надежное — проникнуть в контору под землей, группа горожан в 1901 году начала копать подземный ход от угла улиц Троицкой (сейчас 5-й Армии) и Дегтевской (Российской). Им удалось перелопатить десятки кубометров грунта и продвинуться на несколько метров к своей цели, когда и это предприятие потерпело фиаско.
Дело в том, что усердные землекопатели забыли об одном из основных правил успешного подкопа — строжайшей конспирации и действовали чересчур открыто. Эта оплошность и неумение держать язык за зубами привели к тому, что среди местных жителей нашелся доносчик, который немедленно сообщил о подозрительных подземных работах в полицию. На место происшествия вместе с подчиненными направился сам иркутский полицмейстер, который обнаружил незавершенный подкоп. Его тотчас же забросали камнями, похоронив, таким образом, не только длительный и тяжкий труд несостоявшихся грабителей, но и их надежды на обогащение.
Китайцы тут ни при чем
Прошло еще около девяти лет, когда только что назначенному полицмейстеру Иркутска господину Ворушкину поступило агентурное сообщение от одного из осведомителей о новом подкопе под почту. На этот раз начинался он в непосредственной близости от почтовой конторы, а именно в двухэтажном доме напротив нее.
Для проверки этой информации были привлечены крупные силы полиции и жандармерии, которые обнаружили в верхнем этаже здания полсотни граждан Китая. Их арестовали, а на нижнем этаже, в одном из наглухо заколоченных помещений, на глубине 4 метров действительно обнаружили дыру в земле. Она имела диаметр около 70 сантиметров, а вход в туннель, общая протяженность которого составляла около восьми метров, был закреплен от обвала подставками из досок.
Первоначально подозрение в организации подкопа пало на китайцев, которые были немедленно допрошены. Однако рабочие из Поднебесной как один клялись в своей невиновности и заявляли, что ничего не знают о том, кто копался внизу. Следствию также не удалось добыть ни одной существенной улики, которая бы доказывала причастность китайских граждан к случившемуся, несмотря на то что допрос был "с пристрастием".
Тогда в поле зрения полиции попал еще один обитатель указанного дома — Константин Алексеевич Эвенбах. Личность эта была хорошо известна иркутским обывателям прежде всего неугомонным стремлением к обогащению, причем нечистоплотными способами. В молодости он служил на Забайкальской железной дороге и был замечен в многочисленных злоупотреблениях своим служебным положением. Проворовавшегося чиновника заставили "по-хорошему" отказаться от прибыльной должности агента по особым поручениям. Затем он был замечен в махинациях, пострадавшими от которых оказались члены общества коннозаводчиков. Были и другие истории, в которых Константин Алексеевич неизменно выступал в роли отрицательного персонажа.
Однако в зрелом возрасте Эвенбах, казалось, взялся за ум и даже стал издателем довольно популярной газеты "Сибирский торгово-промышленный вестник". Более того, он получил звание почетного гражданина Иркутска и завел хорошие связи во властных структурах.
Выпустив на волю китайцев, полиция попыталась предъявить обвинение в попытке подкопа почтенному издателю, но за него вступилась иркутская прокуратура, которая провела повторный осмотр в доме по улице Почтамтской. Результат его был весьма неожиданный — оказалось, что направление обнаруженного подземного хода было противоположным почтовой конторе! Куда же вел подкоп и кто его вырыл, так и осталось загадкой для полиции, которая была вынуждена выпустить единственного оставшегося подозреваемого и закрыть дело. Ход, как обычно, забросали камнями, и эта история со временем забылась.
Затем, также постепенно, канул в небытие и сам метод использования подкопов, требовавший изнурительной работы, которая частенько не оправдывала приложенных усилий. Новые поколения злоумышленников, выросшие во времена революционных потрясений и смут, предпочитали более доступные и эффективные методы "экспроприации" богатств у зажиточных сограждан. На смену кирке и лопате пришли маузер и револьвер, с помощью которых можно было без труда открыть любые двери.

Загрузка...