Мог ли вор Глымов воевать в штрафбате?

Мог. Если был сукой, а не вором

Попасть уголовнику в штрафбат можно было одним путем. Сначала — на фронт в обычные подразделения. Для этого надо было отсидеть срок. Никто из зоны на фронт не брал. Брали только тех, кто имел отсрочку исполнения приговора (условный срок). Попав в армию добровольно или по мобилизации, бывший зэк мог нарушить закон или проявить трусость. Тогда его и посылали в штрафбат (если офицер) или штрафроту (если солдат). А поскольку уголовники охотно нарушали закон, то и в штрафбате их было немало. Их вообще по стране было немало.
Собственно, попасть в штрафбат можно было, только совершив уголовное преступление на фронте. Поэтому все штрафники — уголовники. Но тонкость в том, что эти уголовники — вчерашние солдаты и офицеры, совершившие преступление не на гражданке, а на фронте или в тыловых частях, и набирали их не в тюрьмах, а посылали решением трибунала.
Ленивые историки не уловили эту тонкость. Видимо, подобные историки составляли бригаду консультантов фильма "Штрафбат". Но даже не историк, а просто служивший в армии мужчина подтвердит: "Никто никогда служивших в дисбате за воинские и уголовные преступления, совершенные в армии, не называл уголовниками".
Бывшие уголовники могли проявлять доблесть, получать награды и звания в обычных, не штрафных подразделениях. За это с них снимали судимость. В советские времена "чистый" паспорт без отметки о судимости значил очень многое — его владельца могли взять на хорошую работу, он мог жить в крупных городах, а не "сотым километром" от них. Поэтому пройти чистилище фронта хотелось многим уголовным преступникам. Но для этого, повторюсь, не надо было идти в штрафную роту.
Приведу любопытную выдержку из приказа заместителя наркома обороны N 0004/0073/006/23:
"В целях упорядочения практики передачи осужденных в действующую армию (а не в штрафные батальоны! — Ред.) приказываю:
1. Запретить судам и военным трибуналам применять примечание 2 к статье 28 УК РСФСР (отсрочка приговора с направлением в действующую армию) к осужденным за контрреволюционные преступления, бандитизм, разбой, грабежи, ворам-рецидивистам, лицам, имевшим уже в прошлом судимость за перечисленные выше преступления, а также неоднократно дезертировавших из Красной Армии".
Подписан приказ Лаврентием Берией. Как видим, перечень тех, кого нельзя было брать на фронт, исчерпывающ.
Отдельно хочется сказать о касте воров. Воровской кодекс запрещает ворам надевать военную форму и брать из рук государства оружие. Некоторые воры в войну решили внести изменения в кодекс. Но воровской мир их не поддержал, окрестив суками. После войны суки стали верно служить лагерной охране и вырезать честных воров. Впрочем, убить суку и для воров доблесть. Но это уже другая история.
Многие из блатных и уголовников, вернувшись с фронта, принимались за старое, с успехом применяя все, чему научились на фронте. Именно они во многом повинны в послевоенном взлете бандитизма. Война оказалась сродни бериевской амнистии 1953 года. Вскоре большинство из искупивших вину преступников вновь оказалось за решеткой.

Метки:
baikalpress_id:  43 888