Бывших рабынь научат жить заново

Зачем Иркутску центр для жертв торговли людьми?

Необычный реабилитационный центр под названием "Безопасный дом" открылся недавно в Иркутске. Он предназначен для женщин, ставших жертвами работорговли. Центр организован союзом женщин "Ангара" в рамках проекта международной коалиции противодействия торговли людьми "Ангел". По словам создателей центра, здесь жертвы смогут пройти психологическую и социальную адаптацию. Выяснить, насколько остро в нашем регионе стоит проблема помощи женщинам, ставшим жертвами рабства, попытался корреспондент "Пятницы".

Грязный бизнес на светлых мечтах
По словам Светланы Ураловой, директора проекта "Безопасный дом", в нашем обществе в отношении женщин, попавших в ситуацию работорговли, к сожалению, сложился неправильный стереотип, дескать, "она знала, на что шла", "сама виновата", "кто ее туда гнал", "так ей и надо".
— Только пять процентов девушек знают, на что идут, — подчеркивает Светлана Уралова, — остальные едут за рубеж в качестве танцовщиц, официанток, моделей. Чаще всего в сети вербовщиков попадают девушки из малых городов, неблагополучных семей, детских домов. Они руководствуются желанием увидеть мир, заработать деньги, выйти замуж. В реальности красивые мечты оборачиваются кошмаром.
По словам директора проекта, сегодня Россия занимает первое место в мире по числу женщин, ставших жертвами работорговли. Процветанию этого бизнеса способствуют отсутствие нормативной базы (соответствующий законопроект пока еще только рассматривается в Государственной думе), невозможность устроиться на работу за рубеж легальным путем, безработица. Вывозом девушек чаще всего занимаются модельные, туристические и брачные агентства. Часто оказывается так, что девушка едет к своему потенциальному мужу, а он оказывается сутенером.
Схема работы агентств такая: ничего не подозревающим девушкам в счет будущих фантастических заработков оплачивается проезд, оформление загранпаспорта и виза (причем чаще всего это туристическая виза, которая не дает права на трудоустройство). Девушки легкомысленно соглашаются. После того как они выезжают за рубеж, у них отбирают паспорт, грузят в автобус или в фургоны и увозят. Куда? Разумеется, в бордель, где они часто месяцами не выходят на улицу и даже не имеют элементарной одежды. Держат их впроголодь в ужасающих условиях. Немногим удается вырваться и вернуться домой.
Девушки пропадают бесследно
Светлана Уралова уверена в необходимости создания для таких женщин специальных реабилитационных центров.
— Сначала наши чиновники тоже говорили: "Да что вы! Это нас не касается, это где-то там, далеко". Но сейчас эта проблема пришла и в наш дом, и мы уже столкнулись с сорока подобными случаями. Через наш регион проходят коридоры переправки женщин в Китай, Корею, Японию. Люди звонят по телефону, рассказывают о том, что видели в таком-то агентстве все признаки торговли людьми.

Недавно, по словам директора проекта, в одном из городов области пропала группа девушек, уехавшая работать в Китай танцовщицами, и до сих пор об их судьбе ничего не известно. Подобные случаи были в Шелехове и в Усолье. Одна девушка, уехав в Японию, попала в ситуацию трафика и вернулась инвалидом, в душевном и физическом смысле.
Спрашиваю Светлану Уралову, довелось ли ей пообщаться с этой несчастной.
— Понимаете, общаться с ними трудно, жертвы не идут на контакт. Мы работаем опосредованно, общаемся с родителем, друзьями. Прежде всего, чтобы человек как-то раскрылся, надо ему что-то дать. Нужно представить, что пережила жертва. Ведь их держат в страхе, ломают волю, шантажируют. Девушки настолько запуганы, что даже родственникам не могут всего этого рассказать. А часто у них вообще потеряны социальные связи. Им нужна помощь, и мы сейчас в состоянии ее оказать.
В "Безопасном доме" жертвы получат не только пищу
"Безопасный дом", по словам директора проекта, будет представлять собой жилое помещение, где можно разместить до четырех человек. Нуждающиеся смогут найти его через телефон горячей линии, которая заработает в ближайшее время.
— Где он находится, никто вам не скажет, — поясняет Светлана Уралова, — иначе это никакое не убежище.
Как женщины будут попадать в "Безопасный дом"?
Оказывается, в мире действует целая сеть общественных организаций, объединенных в международную коалицию противодействия торговли людьми "Ангел". Сотрудники этих организаций помогают жертвам (депортированным или сбежавшим) добраться до России. На родине ее встретят и разместят в одном из реабилитационных центров, в зависимости от того, где ей легче всего будет адаптироваться. Всего таких центров в России шесть. В центре с жертвой будут работать юристы, психологи, социальные работники, врачи. Женщину обеспечат питанием, одеждой. Но главная задача — скорее вернуть ее к нормальной жизни. Предполагается, что на адаптацию уйдет около месяца.
— Мы заключаем с каждой женщиной договор, — объясняет Светлана Уралова, — они обязаны сами себя обслуживать, стирать, готовить. Они также не должны отказываться от услуг, которые мы им предлагаем, например получить образование.
Кроме того, проект призван заниматься профилактической деятельностью. С этой целью выпускаются листовки, проводятся тренинги, на которых потенциальных жертв предупреждают о рисках работы за рубежом.
Безусловно, проект стоит денег и, судя по всему, немалых. Однако, несмотря на то что проблема в первую очередь касается нашей страны, выяснилось, что финансируют "Безопасный дом" зарубежные организации. Впрочем, по словам Светлана Ураловой, только этого финансирования недостаточно. Сотрудники центра работают в партнерстве с Департаментом здравоохранения, с центром занятости, со службой миграции, милицией, с ОВИРом и другими организациями.
{Мнения оппонентов
А жертвы кто?
Иркутянка Ирэна Кочеткова с мужем и двумя детьми более восьми лет прожила в Японии. Мы спросили ее: доводилось ли ей там сталкиваться с нашими соотечественницами, жертвами рабства?
—Рабством это назвать трудно, — говорит Ирэна, — Я разговаривала с девушками, которые работали hostess (так называют сотрудниц, развлекающих беседой клиентов ресторана). В самой этой работе ничего стыдного нет. Девушкам разрешается брать чаевые — 400—500 долларов в месяц. По нашим меркам, это большие деньги. При этом их селят по 5—6 человек в комнату. Они мне сами жаловались, в каких ужасных условиях им приходиться жить. Питание за свой счет, а продукты в Японии очень дорогие. Поэтому приходится сидеть на одной лапше, чтобы скопить несколько тысяч долларов...
Ирэна пояснила, что работа в качестве танцовщиц или hostess предполагает ночной образ жизни. Кроме того, разводя клиентов на спиртные напитки, девушкам приходится пить самим. Конечно, это накладывает отпечаток на их внешность, здоровье. Но они идут на это добровольно. Это их личное желание, никто их не принуждает заниматься этим. "Более того, — задает встречный вопрос Ирэна, — если все так плохо, то почему многие, вернувшись домой, через некоторое время снова едут в Японию на заработки? Для некоторых это уже третья или четвертая поездка. Так что рабством это назвать невозможно".
Кроме того, по словам Ирэны, в Японии практически невозможно отобрать документы у приехавшего иностранца. Со всеми, приехавшими на работу, заключаются контракты. Никто не вправе принудить русских девушек оказывать интимные услуги, другое дело, что многие соглашаются на это в добровольном порядке. Конечно, напрямую никто не признается, чем подрабатывает в свободное от работы время. Однако всем и так понятно. Просто так, ни за что, новое платье или украшение задаром в Японии никто не подарит. "Так что некоторые девочки сами ведут себя не очень красиво и достойно", — заключает Ирэна.

Покажите мне жертву
А вот что думает по этому поводу Владимир Семенов, директор одного из иркутских брачных агентств.
— Вопрос очень интересный, — заявил директор, — ментальные тараканы у многих в голове. Вот они организовали убежище, но есть ли у них там люди? На основании каких фактов они утверждают, что эта проблема существует у нас? Каким образом брачные агентства могут способствовать развитию этого бизнеса? Каков механизм рабства? Я пытался задать организаторам эти вопросы, но ответа так и не получил.
По утверждению Владимира Семенова, у серьезных брачных агентств этой проблемы не может возникнуть в принципе.
— Мы работаем с партнерами, которых можно идентифицировать, — объясняет директор. — Знакомству с русской женщиной предшествует длительная переписка. Это стоит больших денег и времени. Потом нужно вывезти женщину, составить кучу документов, купить авиабилеты — целое дело. Какая при этом может быть выгода в плане работорговли? Мне это совершенно непонятно. }

Метки:
baikalpress_id:  6 407
Загрузка...