Американцы помогли иркутянам разобраться с коррупцией

Сенсационными можно назвать выводы, сделанные в результате социологического опроса, проведенного этим летом в Иркутске под руководством американской компании "Менеджмент системс интернешнл" (Вашингтон, округ Колумбия). Резюмировать выводы исследования можно одной фразой: мы живем в насквозь коррумпированном обществе. Cогласно данным исследования, большинство иркутян считают, что почти все чиновники — как местные, так и федеральные — коррумпированны.

13 октября представители компании MSI пригласили иркутскую общественность и журналистов в Дом дружбы для ознакомления с результатами опроса. Для этого в Иркутск прибыли ведущие специалисты компании Светлана Винборн, которая в течение долгих лет занимается разработкой и внедрением антикоррупционных программ в странах бывшего Советского Союза, Восточной Европы и Азии, и доктор политологии Бертрам Спектор.
Как сообщила Светлана Винборн, исследование проводилось среди 1200 респондентов избирательного возраста, постоянно проживающих в Иркутске, с целью раскрыть понимание населением проблемы коррупции и отношения к ней. Методики, использованные в ходе опроса, позволяют говорить о высокой степени достоверности полученных результатов. В некоторых случаях их можно назвать ожидаемыми, в других настораживающими, в третьих — шокирующими. Но обо всем по порядку.
Взятки — это неизбежность
Во-первых, опрос был призван выяснить, какие действия жители Иркутска понимают под словом "коррупция". Как следует из отчета, около 60% иркутян, говоря о коррупции, подразумевают незаконные денежные операции (взяточничество, мошенничество, казнокрадство с участием представителей власти). Еще 40% иркутян включают сюда то, что не измеряется деньгами (блат, протекционизм, кумовство, подношения, подарки и т.д.). Причем большинством населения мелкое взяточничество в повседневной жизни воспринимается как неизбежность.
Действительно, когда мы подносим воспитательнице детского садика конфеты или вазочку, нам и в голову не приходит считать это коррупцией. Какая такая коррупция? Лишь бы нашему ребеночку было хорошо. Мы уже свыклись с необходимостью задабривать врачей, учителей, сотрудников ЖЭУ и т.д.
В этом-то и заключается принципиальное отличие нашего менталитета от тех же европейцев или американцев, которые квалифицируют такие невинные подношения как несомненные проявления коррупции. А во многих случаях мы сами инициируем коррупцию. Чаще всего называются ситуации, связанные с поступлением в вуз, призыв в армию, получение работы в госорганах и даже получение социальной помощи.
Молодежь готова давать и брать взятки
Еще одна неприятная тенденция, выявленная в ходе опроса, связана с тем, что молодые иркутяне в возрасте 18—35 лет более терпимы к проявлениям коррупции и, соответственно, чаще вовлечены во взяточничество, чем старшее поколение. 40% молодых людей считают, что коррупция может быть оправдана в случаях, когда нужно что-то получить от чиновников. А ведь, казалось бы, все должно быть наоборот. Как раз старшее поколение, выросшее в условиях, когда все держалось на блате (от поступления в институт до приобретения лекарств), должно воспринимать это явление в порядке вещей. Так почему же молодежь, которая росла во время демократических преобразований, лояльно относится к взяткам и готовы их давать и брать?
Сколько чиновнику ни плати, все равно мало
И вот еще очень тревожный вывод опроса касается отношения населения к коррупции в органах власти. Более 60% населения убеждены, что все или почти все чиновники (федеральные, областные и городские) коррумпированны. Половина населения причину коррупции видит в стремлении чиновников к личной выгоде или корысти, а не в том, что у них маленькая зарплата. 77% иркутян считают, что коррупция власти — третья по важности проблема после наркомании и наркобизнеса и преступности. Причем если смотреть в корень проблемы, то и наркобизнес, и преступность могут процветать только в условиях коррумпированности органов правопорядка.
Наиболее распространена коррупция, по мнению жителей Иркутска, в органах ГАИ и ДПС, других подразделениях милиции, судебных и налоговых органах. Именно в этих органах, согласно опросу, иркутянам приходится сталкиваться с вымогательством.
Почти четверть опрошенных признались, что в течение последнего года они и сами давали взятки чиновникам. По общемировым меркам эта цифра считается очень высокой. Примечательно, что наши мужчины чаще дают взятки, чем женщины.
На вопрос: "К чему приводит коррупция?" — большинство иркутян ответили: "К замедлению экономического развития и падению уровня жизни". По мнению населения, изменить ситуацию помогло бы введение более жесткого исполнительского и финансового контроля в органах власти, упрощение административных процедур (уменьшение бюрократии), улучшение работы правоохранительных органов, совершенствование законодательства, улучшение работы судов, а также правовое просвещение населения. Как выяснили исследователи, у иркутян очень низкий уровень доверия органам власти всех уровней. А основным источником информации о коррупции для более чем 50% опрошенных являются СМИ, которым население доверяет значительно больше.
Не все иркутяне верят в коррупцию
После доклада г-жи Винборн завязалась небольшая дискуссия, поводом для которой послужило высказывание одного из приглашенных, заявившего, что подобные исследования призваны показать иркутянам, в каком враждебном окружении они живут. По его словам, если люди благодарят доктора или учителя, значит, им так нравится. Впрочем, остальные соотечественники не поддержали критического настроя выступавшего. Красноречивым ответом послужил пример с нашумевшей акцией протеста жителей дома по улице Урожайной в Иркутске. ("Пятница" об этом тоже писала.)
Люди, вынужденные соседствовать с наркоточкой, вышли на улицу, чтобы заставить наркоторговцев прекратить торговлю. Совершенно ясно, что они уже отчаялись получить защиту от органов правопорядка. Так какие еще нужны примеры для подтверждения наличия коррупции в нашем обществе? В заключение американские гости пояснили, что опрос проводился не с целью напугать и взбудоражить общественность, а для повышения эффективности программы "Партнерство в противодействии коррупции".
Как выяснилось, этот проект направлен на предупреждение коррупции в регионах России посредством внедрения систем эффективного государственного управления, повышения прозрачности органов власти, совершенствования законодательной базы, повышения просвещенности населения. Кроме Иркутской области проект реализуется в Самарской и Томской областях и на Дальнем Востоке при финансовой поддержке Агентства США по международному развитию и технической помощи компанией MSI. В Иркутске весной этого года была создана коалиция по противодействию коррупции, куда вошли представители некоммерческих организаций, предприниматели, СМИ. Работу коалиции координирует фонд "Возрождение земли сибирской".

Метки:
baikalpress_id:  27 020