В компании с ревностью

— Ревность? Это клиника! Это не лечится, — убежден старший преподаватель кафедры психологии Иркутского государственного университета, практикующий психолог Сергей Анатольевич Бышляго

Кто в доме хозяин?
— Ревность — это диагноз?
— Известный питерский психотерапевт Владимир Леви сказал: "Ревность — заболевание неизлечимое".
— А как оно возникает — это заболевание?
— Ревность, по многим наблюдениям, личностная черта, предрасположенность к которой можно увидеть еще в ребенке. Можно рассмотреть некую ситуацию: семья, и кто-то из родителей — здесь нет связи с полом, мама ли, папа, неважно — инициирует спектакль — упреки, подозрения. А ребенок — как губка. И картинка, увиденная в детстве, закрепляется как форма (и как норма!) поведения. Посмотрите на малышей в детском саду. Уже по одному тому, как они общаются друг с другом в невинной игре, можно увидеть ситуацию, которая им понятна и близка. Это и переносится в отношения со сверстниками. Скопированный разговор в лицах родителей. Кто-то руководит, выговаривает строго, кто-то оправдывается — в представлении детей проигрывается ситуация "Кто в доме хозяин".
— И тогда с этим закрепленным в детстве представлением: сильная личность — значит, громкая, ребенок отправляется в жизнь...
— Ну да, дальше больше. Обыватель придумал чудовищное объяснение-оправдание: "бьет — значит, любит". Такой перекос сознания у жертвы. Важный механизм вхождения человека в общество — это подражание. Если мать нежна, заботлива — тогда появляется хоть крохотная надежда, что ребенок этому научится и со временем передаст это, как по эстафете, другим людям, то, чему он в младенческое-бессознательное время научился.
Никакой дружбы с детьми
— А я знаю семьи, где родители умные, тонкие, заботливые и мужественные люди, а дети у них — моральные уроды.
— Это общая и частая проблема — неумение воспитывать чувства. Семья, ее влияние заканчивается где-то в 6—7 лет, потом включается мощный механизм влияния — школа, далее человек вступает в подростковый возраст, и в одночасье все хорошее может быть перечеркнуто. Появляется некий авторитет извне или группа авторитетов.
— Так что, воспитание ребенка — это лотерея? Добрые всходы могут и не взойти?
— Абсолютная лотерея. И никто и никогда не даст никакого ответа-прогноза.
— А как быть родителям? Мне, к примеру, кажется сомнительным призыв некоторых, западных, как правило, специалистов дружить с детьми. Какая там дружба!
— Совершенно верно. Это, конечно, никакая не дружба, это игры в дружбу, а точнее, заигрывание. Нельзя быть другом. Здесь вообще нужно включать другие совершенно свойства.
Хитрить и предугадывать ход!
— Хитрость, например?
— В первую очередь. Ведь, чтобы контролировать, нужно владеть информацией. Поэтому надо разговаривать, слушать, выслушивать, диалоги с преобладанием детского монолога, пусть выговаривает всякую, как вам кажется, ерунду, не вставайте в позу гуру, не учите жить, а наматывайте на ус и делайте выводы. И хитрите! Видите слабые стороны — не давите на них, не унижайте, старайтесь предугадать ходы и думайте над следующим.
— Да, тяжелая работенка — быть родителем.
— А как же? Тем более что сейчас искушений побольше, чем десять-двадцать лет назад. Жизнь стала гораздо опаснее. Появилось новое сознание успешности, которое здорово ломает человека уже в детском возрасте, — раз у меня чего-то нет, все, я неудачник. Но если хочешь подстроиться под систему — плати! Очень по-американски. Все с сотовыми — а как же я?
— И ревность из этой же компании?
— Да, ревность как показатель психологической слабости. Если я чувствую какую-то пустоту — я лишний, раз понимаю свою никчемность. Ревность — как показатель, так и средство оправдать собственную никчемность.
— Словом, люди сами, добровольно отравляют себе жизнь?
— Есть некая аксиома в психиатрии — если вам хорошо, не думайте, почему хорошо, и наоборот, если плохо — подумайте о причинах. Может, вы сами делаете что-то не то. Именно думать, а не имитировать процесс размышления.
Подняться до высоты!
— Сергей Анатольевич, помогите разобраться с проблемой. История Марины. "У мужа роман с моей близкой подругой. Я узнала случайно, просто в шоке. Муж кается, но прекращать отношения с ней не собирается и из семьи не уходит".
— Здесь нужно определиться — что важнее. Остаться в ситуации — той, которая есть, — и остаться униженной и раздавленной унижением. Или подняться до высоты греческой трагедии. Если уважаешь себя — гони его, подонка. Если нет — тогда живи и не вякай, какие бы аргументы ни приводились.
— А дети?
— Марина уже исходно находится в ситуации мазохистской. И какой здесь может быть пример детям?
— Делай как я!
— Вот именно! Пуская ситуацию на самотек, ничего не предпринимая в ней, Марина свою жизненную драму усугубляет еще и психосоматически — рано или поздно начнет теряться здоровье. Проблема психологическая дополнится проблемами физиологическими — за все надо платить. У Марины большой риск заплатить за свою проблему здоровьем.
— Это трусость у нее?
— Конечно. Ситуация тупиковая, и решать надо быстро и жестко. Или — или.
Не придумывать страшилки!
— История Нины. "Пять лет назад муж изменил мне. И у меня с тех пор кошмар, подозреваю его, наверное, без причины. Стоит ему пойти провожать припозднившуюся гостью, я потом неделю хожу сама не своя. Понимаю, что веду себя глупо и своими подозрениями все только порчу".
— Вот здесь нужно побольше самоанализа, побольше вопросов к самой себе. Нина! Ну зачем вам все это? Вы ведь просто придумываете страшилки.
Биться головой о стену
— История Владимира. "Ревную жену к прошлому. Когда-то у нее была большая любовь и мучительный разрыв. Со мной жена безупречна — и хозяйка, и товарищ. Но я постоянно думаю, что она не разлюбила того человека".
— Что тут посоветовать? Биться головой о стенку. Ничего больше. Все уже случилось. Все в прошлом уже произошло. Владимиру бы зацепиться за что-нибудь другое. А здесь налицо — склонность к образованию сверхценных идей. А еще нелишне бы вспомнить немецкого психолога Фрица Перлза, который считал, что проекция является одной из ведущих психологических защит человека: "Мы сидим в доме, стенами которого являются зеркала, а нам кажется, что мы смотрим наружу". Исходя из этого механизма мы видим в других людях те негативные качества, которые есть в нас, но в себе мы их не видим, не признаем, даже если они очевидны.
— Это что же, если жена упрекает мужа в изменах, значит...
— Можно предположить, что ее упреки — это скрытое желание изменить самой.
— Вот это да!
Набраться решимости
— И все-таки, как можно утешить несчастных ревнивцев?
— Совет один — самому принять жесткое решение. А Владимиру можно рекомендовать провести сублимацию — чем-то занять себя, больше физической работы, сработает механизм перевода негативной энергии. Это помогает почти всегда. Поймите, Владимир, женщина, которую вы любите, она-то с вами, что бы вы ни сочиняли о ее прошлом. Жизни радоваться надо, а не отравлять ее.
— Вы с таким сочувствием говорите.
— Да потому что сам побывал в его шкуре. Отсюда и знание предмета доскональное.
— Какая из рассказанных ситуаций кажется вам самой безвыходной?
— Не безвыходной — трудной. Ситуация Марины. Когда о тебя цинично вытирают ноги. У Нины скорее игра в ревность, она просто морочит себе голову. У Владимира — упрямое нежелание примириться с уже существующим положением. А Марина... Да наберитесь вы решимости наконец!
— Сергей Анатольевич, вас ревновали женщины?
— Бог миловал!

Метки:
baikalpress_id:  1 756