Останется ли Иркутск заповедником

Охраняемые памятники архитектуры портят вид центра Иркутска

Над лицом Иркутска — центром города — нужно как следует поработать. Уже несколько лет еженедельник "Пятница" следит за всеми разговорами и работой властей в этом направлении. Самое настоящее яблоко раздора — это памятники архитектуры, которые, с одной стороны, историческая ценность и наследие иркутян, а с другой — существенная часть ветхого жилого и уже не совсем жилого фонда. Сейчас эта тема стала более чем актуальной, поскольку без наведения порядка хотя бы на бумагах в историко-архитектурной среде Иркутска невозможно утверждение генерального плана города — главного городского документа. Однако пока власти не могут решить: сносить или восстанавливать — в общем, разделились на два фронта.

{ Справка "Пятницы"
Первый проект охранных историко-архитектурных зон в Иркутске появился в 40-х годах. С тех пор в него периодически вносились изменения. Проект очень нуждается в изменениях и сейчас. В 2003 году планировалось завершить его разработку и отдать на утверждение в Министерство культуры РФ. Однако сделать это не удалось. В ЦСН затрудняются назвать новые сроки.}

Сносить или восстанавливать?
Несколько лет продолжается противостояние некоторых городских чиновников с Иркутским центром сохранения наследия. Первые считают, что число архитектурных памятников нужно значительно сократить — все равно на реконструкцию всех домов-памятников денег не хватит.
Например, заместитель председателя Управления архитектуры и градостроительства Николай Беляков считает:
— Реально Иркутск может отреставрировать и содержать не больше трехсот памятников архитектуры. А если пытаться сохранить все полторы тысячи (примерно столько сейчас в Иркутске старинных строений), то ничего из этого не выйдет — здания разрушатся, и тогда вообще нечего будет охранять. Проблему нехватки места для передвижения и парковки транспорта в центре Иркутска можно частично решить за счет сноса этих ветхих строений.
Такого же мнения мэр Иркутска Владимир Якубовский:
— Мое глубокое убеждение, что почти весь деревянный ветхий жилой фонд нужно сносить. Это боль наша. Но мы находим решение этой проблемы с Центром сохранения наследия, выводим многие деревянные дома из разряда памятников. Псевдопамятников очень много, там не жили великие люди, они не являются образцами архитектурного изящества, находятся в аварийном состоянии.
Начальник историко-культурной службы Центра сохранения наследия Александр Прокудин считает, что такого слова, как "псевдопамятники", просто не существует в природе:
— Я не знаю, что это такое. У меня в лексиконе такого слова нет. Мне кажется, что это просто случайное блудливое словечко. Я не знаю ни одного псевдопамятника. Да, есть объекты, которые не обладают достаточной ценностью для того, чтобы включать их в государственный реестр. Но обзывать их сразу псевдопамятниками...
— Но центр города действительно выглядит непрезентабельно...
— Какой-нибудь герой из администрации говорит: "Мне стыдно, когда ко мне приезжают гости, я их вожу по городу, сам проваливаюсь в полуразрушенный сортир. Мне стыдно, что наши памятники в таком состоянии. У меня есть средства, чтобы отремонтировать только 20 памятников архитектуры, значит, должно быть 20 памятников, остальные нужно исключить из их числа". Замечательная логика! Сейчас я не утрирую, неоднократно подобного рода высказывания звучали из уст чиновников.
Тем не менее памятников очень много. Многие из них в ужасном состоянии. Они не ремонтируются, гниют, разваливаются, горят. Не лучше ли действительно отремонтировать 20 из них, чем не ремонтировать вообще ничего?
— Отлично! — иронизирует Александр Прокудин. — А остальную часть центра города превратить в Ново-Ленино или Первомайский! Нам нужен исторический город Иркутск или не нужен? Ну так делайте же что-нибудь. Есть простое решение — назвать все псевдопамятниками и уничтожить. Так поступает только полуграмотный хозяйчик с базара.
Памятники — причины пробок на дорогах
Споры о реальном количестве памятников архитектуры идут до сих пор. Последняя их инвентаризация в Иркутске проводилась в конце 80-х — начале 90-х годов. Потом эти документы отправили в Москву. Однако теперь документы устарели — после этого всплыло еще несколько сот домов, которые, возможно, являются памятниками. Чтобы узнать, действительно ли они памятники, нужно проводить экспертизу.
— Сколько стоит разработка проекта историко-архитектурных заповедных зон? И кто за него должен платить?
— Так и не разобрались, кто должен платить — областной бюджет или городской. Документ дороговатый, конечно. Но не дороже, чем новый рояль в филармонии, — милиона три, четыре максимум. Денег жалко, конечно, безумно. Но этот документ необходимо постоянно обновлять с течением времени, чтобы были известны правила игры, чтобы никакой человек не трепался о псевдопамятниках. Нашим властям такие правила игры не нужны.
Ведь проект охранных зон втягивает всех в невероятные кабальные условия. У нас нет ни одного правителя, ни одного мэра, который бы с удовольствием шел на разработку проектов охранных зон. Это большая ответственность, ведь мгновенно наступают ограничения, которые могут не позволить проложить сети, откорректировать транспортную схему, построить широкую магистраль для избежания пробок. Потому что мы обязательно натолкнемся на какой-нибудь памятник архитектуры, который охраняется государством.
— То есть, по-вашему, памятники стоят всех пробок в Иркутске, разваливающихся деревянных домов, неисправных теплотрасс?
— Важнее, конечно, утром встать, ждать, когда пастух утром погонит тебя в поле, пощипать травку, вернуться, отдоить молоко и лечь спать. А потом снова. И так каждый день. Вот это, наверное, здорово! Тогда не нужна никакая история. История — это всегда обременение, если мы относимся к ней серьезно.

Метки:
baikalpress_id:  6 378